aif.ru counter
194

Скульптура украинца впервые попала на престижный арт-фестиваль в США

Одессит Александр Милов стал первым украинцем, чью работу отобрали для участия в фестивале независимых искусств Burning Man, ежегодно, с 1986 г., проходящем в США

В пустыне Блэк-Рок, недалеко от Сан-Франциско, была выставлена его скульптура «Любовь» - почти 8 м в высоту и 5,5 м в ширину. Но потрясли жюри не размеры инсталляции, а ее содержание. Простое и гениальное: рассорившиеся мужчина и женщина отвернулись друг от друга, но маленькие пупсы - дети, «живущие» в них, тянутся друг к другу ручками. Такова жизнь: взрослые перешагивают через свои истинные чувства ради условностей.

Порыв на 100 тыс. долл.

Этот украинский арт-прорыв произошел, скорее всего, не благодаря, а – вопреки, поскольку создание частей скульптуры, транспортировка их из Одессы в Сан-Франциско и монтировка на месте стоили огромных денег – примерно 100 тыс. долл. И Александр потратил все свои личные сбережения, даже влез в долги. Причем, все происходило спонтанно. «Давно следил за этим фестивалем, и очень хотелось поехать туда, посмотреть, как все происходит, - рассказал А. Милов «АиФ». – Но не как участник, а как зритель. Где-то после Нового года мы с друзьями узнали, что все билеты туда раскупили буквально за несколько часов.

Отступать не хотелось. И единственной возможностью попасть на фестиваль осталось. участие в конкурсе. Ведь правила таковы, что если жюри отбирает работу, то всей команде предоставляют билеты. И я отправил эскизы инсталляции, идея которой родилась лет 10 назад… Мало верил в успех. До того момента, пока не услышал в трубке голос:  «Молодцы, вы победили!».

 

Детки в клетке и одесса-мама

Александр – не скульптор и не художник, а просто очень талантливый человек во многих сферах. «Моя работа – это не современное концептуальное искусство, требующее дополнительных пояснений – говорит он. - Если бы пришлось что-то объяснять, я бы даже не начинал ее создавать. Но тут идея понятна без слов: с возрастом даже самые близкие люди становятся скованными обидами и разочарованиями, но внутри каждого существует ребенок, хранящий остатки света. Особенность «малышей» – это специальная подсветка: они горят только ночью, но настолько ярко, что «прорезают» клетки, из которых сделаны взрослые фигуры, которые просто растворяется в темноте. В итоге где-то с 50-метрового расстояния видны только дети, стоящие друг напротив друга. В этом и есть «фишка»: днем скульптура одна, а ночью – совсем другая. Как и мы сами».

Над технической стороной проекта в Одессе работали около 20 человек, а в США - еще 13. В основном, это люди технических профессий, которые создали детали конструкции около 4 мес. – работа довольно-таки хлопотная. Поначалу Александр и его единомышленники надеялись, что после фестиваля скульптуру привезут  обратно на родину. Но сейчас ясно, что это – слишком дорогое удовольствие. Скульптуру решили оставить в США – ребята ведут переговоры с американскими музеями, мэриями городов, надеясь, что кто-то из украинской диаспоры проявит интерес к скульптуре и купит ее. Тогда, говорит Александр, можно будет компенсировать все потраченные средства и заплатить за работу людям, участвовавшим в создании инсталляции. Но для этого необходимо продать скульптуру где-то за 200 тыс. долл. А для  своих соотечественников Милов решил создать ее копию.

Прибыв в Украину, смертельно уставшие и потратившие все деньги Александр и его команда, все равно чувствуют себя счастливыми. Сбылось то, о чем мечтали.  Причем, уверены, что это – лишь начало. Ведь у Милова в голове всегда крутится с десяток интересных идей, которые, как оказалось, можно с успехом реализовывать. Одна из них – создание Одессы-мамы, беременной женщины чисто одесской внешности, стоящей у самого Черного моря. Она будет высокой, чтобы видели ее издалека.