aif.ru counter
08.08.2007 14:46
43

Анна Курникова: «Дурочку из себя делать не хочу»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ в Украине 08/08/2007

О россиянке Анне КУРНИКОВОЙ, хотя она профессионально не играет в теннис более четырех лет, по-прежнему пишет вся мировая пресса. И слухи о ней ходят самые противоречивые.

ЧТОБЫ выяснить, чем же сейчас дышит звезда, мы связались с самой Анной.

Вожатая всея Америки...

- В РОССИЙСКОЙ и зарубежной прессе пишут, что вы якобы катастрофически похудели и весите чуть ли не 45 кг. Другие издания утверждают, что вы беременны и скоро родите. Где правда?

- Это происходит из-за того, что я даю очень мало информации о себе. Вот журналисты и придумывают: то я толстая, то я худая и немощная. То развожусь, то опять выхожу замуж - стоит мне только надеть новое колечко, которых у меня предостаточно. И смех и грех! Если я буду каждый появляющийся слух опровергать, у меня времени не останется ни на личную жизнь, ни на что другое.

Я живу активной жизнью, каждый день у меня насыщен. Чувствую себя шикарно, а если и бывают проблемы, то стараюсь не подавать виду. Работаю каждый день, учусь, иду вперед. Я усвоила: если человек не развивается, то он деградирует.

- Аня, а чем конкретно вы сейчас занимаетесь?

- В Америке есть самая большая благотворительная организация - клуб «Мальчики и девочки». Программа рассчитана на то, чтобы подростки не болтались по улицам. Для них по всей стране открываются клубы, в которых школьники после уроков занимаются кто спортом, кто музыкой, кто танцами. У меня там есть свой курс: я читаю лекции, езжу по всей Америке, провожу мастер-классы.

- Как вам удается, не играя четыре года, входить в Америке в десятку самых именитых спортсменов?

- Что есть в моем багаже, того у меня уже не отобрать. Просто обыкновенные американцы знают, что я серьезно занимаюсь популяризацией тенниса, видят меня на показательных выступлениях и, возможно, считают, что я до сих пор действующий игрок. Меня и записывают в десятку популярных спортсменов, потому что я остаюсь «на глазах» и «на ушах» болельщиков.

- А у Энрике Иглесиаса как жизнь складывается?

- Он очень цельный человек, и это его основная характеристика. У нас с ним все замечательно. И если он на несколько дней уезжает на гастроли или представляет свой новый диск, то не надо делать скоропалительные выводы, что мы с Энрике расстались...

Всегда русская...

- НЕ ХОЧЕТСЯ вам пожить спокойно?

- Вообще у русских людей достаточно беспокойные сердца. Спокойно пожить нам всем удается очень редко. А когда такие минуты абсолютного покоя наступают, то кажется, что ты и не живешь. Поэтому у меня все время какие-то «неспокойст-вия»...

- В России стало очень модно, когда звезды меняют профессию: начинают кататься на фигурных коньках, боксировать, петь... А вы с Энрике не пытались выступить дуэтом?

- Боже упаси! У Энрике профессионалов хватает и без меня, и они поют по-настоящему. А дурочку из себя я делать не хочу... Максимум, что могу, - это помурлыкать под душем (смеется).

- Вы живете в Майами, где 300 дней в году светит солнце... А вы любите загорать, купаться?

- Когда живешь в таком месте, к роскошеству тепла быстро привыкаешь. Ведь москвичи на Красную площадь каждый день не ходят. Людям, приезжающим в Май-ами на отдых, интересно поплавать, покупаться. Я же здесь живу постоянно, и мне каждодневных купаний не нужно.

- Обид или претензий к Шараповой у вас нет? Ведь ваша слава немного померкла в Машиных лучах...

- У нас с Машей разные лужайки, на которых мы играем. По достоинству оцениваю спортивный талант Шараповой и радуюсь, что в туре появилась новая звезда, привлекающая к теннису миллионы поклонников.

- Можете ли вы объяснить отказ Маши выступать за Россию в Кубке Федерации?

- По себе знаю, что такое спортивная травма и как она влияет на результат. Самое маленькое растяжение не позволяет выкладываться на все сто. Против США Маше, возможно, было не совсем удобно играть. Но думаю, что она еще сыграет за Россию.

- Вы стали совсем западным человеком. А в Россию не тянет? Ностальгии нет?

- Везде и всегда я остаюсь русской. А ностальгией не страдаю. Думаю, это чувство было присуще эмигрантам первых волн, которые уезжали на-всегда и понимали, что уже никогда не попадут на родину. В наш век все решается просто: недавно у меня гостила бабушка, сейчас - папа. Со всеми своими русскими друзьями могу со-звониться. А если очень скучаю по Москве, сажусь в самолет и лечу туда.

Дмитрий ГРАНЦЕВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых