aif.ru counter
46

Футболист А. Шевченко: надо всегда смотреть к себе в карман.

Окончание. Начало в «АиФ» № 23КУМИР европейского футбола хочет учить сына русскому языку, не считает свою игру бизнесом и полагает, что российских спортсменов ждет успех.

«Не знаю, останусь ли в спорте»

- КАК вы относитесь к нынешней политической ситуации в Украине?

- Я переживаю, конечно. Меня меньше всего волнуют политические баталии, а беспокоит, как живут обыкновенные, простые люди. Я часто звоню родителям, узнаю, какой уровень жизни, какие зарплаты. Улучшений пока нет.

- У вас земляки часто просят денег на что-то?

- Да, писем приходит множество. Честно скажу - к сожалению, нет возможности помочь всем без исключения. У меня есть благотворительный фонд, который в данный момент реализует два больших проекта помощи детским домам: вот на это денег не жалко, потому что святое дело.

- Вам не обидно как украинцу, что отношения между нашими странами переживают, так сказать, не лучшие времена?

- Я не думаю, что они настолько плохие между людьми, и это главное. А политики - это ерунда: сегодня они одни, завтра - другие. Отношения у нас семейные, они сложились за столетия, и их невозможно будет изменить, потому что в Киеве или в Москве кто-то из министров этого захочет. Я вот так к этому и отношусь, а не высчитываю ночами: дала Россия газ или не дала.

- Так чем вас все-таки пугает участие в политике?

- Тем, что как спортсмен я не готов в борьбе без правил - в политике их нет.

- Ну, Кличко тоже спортсмен - и рискнул попытаться стать мэром Киева...

- Он боксер, у него есть навыки защищаться и атаковать, а для меня это будет тяжелее.

- Как вы себя представляете после футбола? Впрочем, сейчас вы скажете: да мне рано, да я об этом не думаю... Но все-таки? Ведь очевидный факт, что почти не найдешь действующих футболистов после 35 лет.

- Мне до тридцати пяти еще долго, так что вы правильно сказали - я об этом не думаю. Хотя нет, все-таки думаю... иногда такие мысли появляются. Но говорить об их содержании я пока не вижу смысла, так как конкретных действий нет. Думать - это одно, а что-то сделать - совсем другое.

- Но вы останетесь в спорте или как?

- Я не знаю. Существуют направления, в которых бы мне хотелось впоследствии работать, возможно, среди них будет и спорт. Я хочу сначала закончить футбольную жизнь, а потом разобраться, что я могу делать, а что не могу.

- Еще один вопрос... Скажем так, вы - звезда... Я, правда, не знаю, как вы относитесь к этому слову...

- Мне оно не особенно нравится.

- Отлично, тогда переформулируем: вы - популярный человек.

- О, это подходит.

«Дом за 25 миллионов - ерунда»

- В ТАКОМ случае: как вы рассматриваете роль популярного человека в современном обществе? Все думают по-разному. Например, кто-то полагает, что быть популярным - это значит раз в неделю покупать дома за 25 миллионов и Майкла Джексона вызывать петь на день рождения.

- Существует несколько типов популярности. Одна - такая, как вы сказали: купи дом за 25 миллионов, и все про тебя напишут. А другая - то, что ты делаешь что-то хорошее или классно работаешь, и это отделяет тебя от других. Все зависит от того, какую жизнь ты ведешь, какие высказывания делаешь, какую семью имеешь, - короче, в какую корзину ты попал. С домами - это все полная ерунда.

- Ну, от популярных персон, может быть, этого и ждут. Кто-то думает: вот странно, а что ж это Шевченко себе дом из слоновой кости не купит?

- Напрасно ждут. Я не отношусь к людям, которые их покупают.

- А хочется?

- Нет. Надо всегда смотреть себе в карман, сколько ты зарабатываешь. Я трачу свои деньги на семью и на родителей, чтобы обеспечить им достойную жизнь, а не на то, чтобы кого-то удивлять экстравагантным поведением.

- В клубе «Милан» играет еще один уроженец СССР - грузин Каха Каладзе. Получается странно - вроде у нас есть игроки на просторах бывшего Союза, которых западные клубы готовы покупать за десятки миллионов: но несмотря на это свой футбол поставить на ноги мы не можем. Сейчас и хорошие гонорары стали платить, а все равно ни черта не получается.

- Потому что у нас не было структуры для этого - она начинает строиться лишь сейчас. Тот строй, который был, позволял делать хорошие команды, но, так как он поменялся, все разрушилось, и систему приходится строить заново. Да, у нас есть хорошие футболисты, но структура коммерческого футбола только-только налаживается, лишь недавно стали появляться чемпионаты, которые хотят видеть люди. Пройдут годы, и тогда из этого вырастет что-то нормальное.

- Верится с трудом - уже 15 лет ничего вырасти не может. Только хуже и хуже.

- Ну, вы же знаете, как эти пятнадцать лет прошли в нашей жизни...

- Да никак.

- Вот именно. И в футболе то же самое. Может быть, там находились личности, которые пытались что-то сделать, но всякий раз упирались в стену проблем, окружавших всех остальных. Сегодня по кирпичику дробят эти стены, они начинают разрушаться, менталитет у людей меняется - и это помогает.

- Но ведь на Олимпиадах мы еще держимся: получаем понемногу золотые медали. А вот футбол в полумертвом состоянии - и давно.

- Индивидуальный спорт всегда меньше страдает, чем коллективный. Одному спортсмену легче добиться золотой медали, чем целой бригаде. Футбольная команда - это огромный организм, который надо медленно выращивать. Скажем, сейчас есть только три хороших футболиста, через пять лет к ним добавятся еще два, но команду не построишь из пяти человек. Надо ждать.

- Если я вас правильно понял, то такими плавными темпами нормальную футбольную сборную Россия получит примерно лет через сто.

- (Смеется.) Да, согласен - это пугающая перспектива. Но, имея возможность перенимать опыт других стран - то, чего они достигли в футболе, а также наши возможности и желания, - сто лет можно попробовать пройти и за пять.

- ЕСТЬ много людей, которые вам завидуют: Шевченко такой популярный, богатый и у него жена - американская фотомодель, вот повезло человеку, эх, мне бы так! Существуют ли такие личности, которым завидуете вы сами?

- Конечно. Кто-то обладает такими качествами, которых у меня нет, и хотелось бы взять, а вот не могу. Скажем, я играю себе в футбол, а между тем, возможно, мне хотелось бы попробовать и другие виды спорта или стать актером, певцом...

- Многие футболисты запели. Иг-лесиас вообще такую карьеру сделал...

- Нет-нет-нет, это я исключительно как пример. Я, безусловно, люблю приятную, легкую музыку, хиты всякие, но певцом бы мне не хотелось сделаться - это сто процентов. А вот что касается спорта, то кроме собственно футбола мне очень нравится гольф. Очень помогает отвлечься, скажу я вам.

- Еще бы. Так всегда - как разбогатеешь, сразу гольф начинает нравиться.

- Нет, гольф как раз игра и для богатых, и для простых смертных - да мне в принципе и не важно, кто что говорит. Вот люблю я гольф, и все тут, типа как пробую себя в другом виде спорта. Между прочим, из профессиональных видов спорта гольф -самый тяжелый, и у меня есть сильное желание заняться им кардинально. Я часто провожу время в Америке и езжу на турниры по гольфу - общался с игроками, видел их жизнь. Не позавидуешь, но мне нравится.

- У вас растет маленький сын, которого вы назвали Джорданом - в честь известного американского баскетболиста. Как вы думаете, получится ли у вас научить его русскому и украинскому языкам?

- Сейчас он по-английски говорит -к сожалению, жена с ним больше общается, я постоянно в разъездах и на тренировках. Сам я разговариваю лучше на русском, потому что учился в русской школе. Представляете, здесь у меня существует проблема беседы на украинском - я его постоянно путаю с итальянским. Могу сказать две фразы украинских - и тут же вставляю третью итальянскую. А сына я обязательно буду учить русскому и украинскому тоже.

Георгий ЗОТОВ, Милан - Москва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых