2229

Закрыть нельзя оставить: что происходит с интернатами в Украине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Аргументы и Факты в Украине 28/01/2021
Закрыть нельзя оставить: что происходит с интернатами в Украине
Закрыть нельзя оставить: что происходит с интернатами в Украине © / Валерий Христофоров / АиФ

В чьи колеса палки?

С момента старта реформы, рассчитанной на 10 лет, прошло 2,5 года – четверть отведенного для изменений времени. Наверное, общественность не особо вникала бы в то, какие изменения в этой сфере происходят и происходят ли они вообще. Но вдруг 18 января информационное пространство взорвал пост в Facebook Уполномоченного президента по правам ребенка Николая Кулебы.

«В мой офис на согласование поступил проект распоряжения Кабинета министров Украины, принятие которого фактически прекратит реформу интернатов. Для меня это означает желание правительства оставить все как было раньше вместо того, чтобы направить усилия на развитие доступных образовательных, медицинских и социальных услуг, укрепление и сохранение семьи для ребенка. То есть, проблема в семье с ребенком (нет доступной услуги, бедность, нежелание воспитывать ребенка и т.п.) - вези ребенка в интернат! – сообщает он. - Что же предлагает Минсоцполитики? Прежде всего, «отсрочить» до 2026 года прекращение устройства в интернаты детей в возрасте до 3-х лет, хотя это было предусмотрено стратегией до 2020-го как один из ключевых приоритетов. Именно на детей этого возраста институциональный уход влияет наиболее травматично, о чем говорят многочисленные исследования! В Украине в 2019 году 1639 детей в возрасте до 3-х лет были устроены в интернаты. Я абсолютно уверен, что государство имеет достаточно ресурсов, чтобы создать надлежащие условия для этих детей и не допустить попадания их в учреждения».

Кроме того, продолжает Н. Кулеба, этим распоряжением исключается реформа 70% интернатных учреждений системы образования - это специальные и специализированные учреждения, в которых есть пансион. Что это значит? Фактически, продолжает омбудсмен, реформа сужается только к домам ребенка, в которых она откладывается до 2026 года, детским домам-интернатам системы социальной защиты (для детей с тяжелыми формами инвалидности) и детским домам системы образования (в которых на 01.01.2020 осталось 1057 детей, что менее 1% от общей численности детей в интернатах).

«К сожалению, отдельные депутаты, вопреки рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка, в которых институциональное размещение детей допускается только в качестве крайней меры и только если это соответствует интересам ребенка, борются за систему интернатов с круглосуточным пребыванием в них детей, считая приемлемым разделение ребенка с родителями, - резюмирует он. - Мне было бы понятно, если бы эти депутаты, действуя в наилучших интересах ребенка вместе с Министерством социальной политики Украины, Министерством образования и науки Украины, направили свои усилия на укрепление системы защиты детей, чтобы специальное образование стало доступным для ребенка не путем помещения его в интернат/пансион на проживание, а путем подвоза ребенка в учреждение, развитием инклюзивного образования, финансированием услуг ассистента ребенка, питанием детей, реабилитационными услугами, введением субвенции из государственного бюджета на специалистов по социальной работе в общинах».

В завершение Н. Кулеба констатирует, что, по состоянию на 1.01.2020 года, в 286 специальных учебных заведениях находилось 34 947 детей, из которых 20 837 там не только учились, но и жили. А в 79 учреждениях специализированного образования находилось 22 273 ребенка, 13 611 из них там и проживали.

Детского омбудсмена поддержали 60 международных и украинских общественных организаций, которые в течение многих лет работают в нашей стране в интересах детей. Они направили письма президенту, премьер-министру и спикеру Верховной Рады с просьбой не останавливать реформу интернатов и провести широкое профессиональное обсуждение «Национальной стратегии реформирования системы институционального ухода и воспитания детей на 2017─2026 годы».

Ответный ход

Министерство социальной политики отреагировало на обвинения. Пресс-служба его заявила, что реформа продолжается, но в «Национальную стратегию реформирования системы институционального ухода и воспитания детей на 2017-2026 годы» внесено изменение, в соответствии с которым из положения о прекращении деятельности всех типов учреждений институционального ухода и воспитания детей, в которых проживает более 15 воспитанников, исключаются специальные школы для детей со слепотой или глухотой и учебно-реабилитационные центры для детей со сложными комбинированными нарушениями. Это изменение инициировал Комитет по вопросам образования, науки и инноваций Кабмина в апреле 2020 года. Его же потребовало внести и Межфракционное депутатское объединение в Верховной Раде «За права детей с особыми образовательными потребностями».

Минсоцполитики, сообщается далее, в 2020 году ввело принципиально новый подход к устройству детей в учреждения на круглосуточное пребывание, который уже дал возможность на 19% уменьшить количество тех юных украинцев, которые устроены в эти учреждения. Важным результатом стало и то, что местные власти, наконец-то, увидели каждого ребенка, находящегося в таких учреждениях, и каждого ребенка, которому нужна поддержка для того, чтобы он проживал в семье.

Кроме того, сказано в сообщении, правительством одобрен разработанный Минсоцполитики проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно реформирования системы институционального ухода и воспитания детей», принятие которого обеспечит:

- сужение оснований к устройству и пребыванию детей в учреждениях институционального ухода;

- увеличение ответственности каждого субъекта за принятие решения об устройстве ребенка в учреждение институционального ухода;

- изменение подходов к финансированию, которые будут способствовать реализации права детей на воспитание и проживание в семье, соблюдение принципов социальной справедливости для того, чтобы изменить ситуацию, при которой стоимость содержания детей в учреждениях выше любого вида государственной помощи семье.

«Для того, чтобы реформа продвигалась, нужен диалог и объединение усилий, а не «перетягивание одеяла» и огульные заявления», - говорит министр социальной политики Марина ЛАЗЕБНАЯ.

Поскольку сегодня реформирование проходит в новых условиях, связанных с децентрализацией, когда строится новая модель управления системой защиты прав детей, Минсоцполитики инициирует всестороннее общественное обсуждение ее.

Крик души

Межфракционное депутатское объединение «За права детей с особыми образовательными потребностями», о котором упоминает пресс-служба Минсоцполитики, создано в Верховной Раде в сентябре 2020 года. Его сопредседателями избраны народные депутаты Павел Сушко, Юлия Гришина, Александр Качура (фракция «Слуга народа») и Юрий Павленко («Оппозиционная платформа - за жизнь»). Почему эти депутаты потребовали внести изменения в реформирование интернатов?

«Мы добились этого. Это первая победа над чиновниками, которые умеют только разрушать, отчитываясь перед западными партнерами о деинституализации, успешно освоив деньги, но ничего не построив взамен, забрав у детей с инвалидностью с тяжелыми нозологиям (проблемами со здоровьем. – Ред.) последний шанс на достойное образование в специальных школах, - заявил народный депутат, замглавы комитета гуманитарной и информационной политики Павел СУШКО. – Мы надеемся, что специальные и специализированные школы, учебно-реабилитационные центры и лицеи будут исключены из списка учреждений, которые должны прекратить свою деятельность до 2026 года.  Соответствующие изменения в Национальную стратегию, которая предусматривала ликвидацию учреждений с пансионом, вносит проект долгожданного распоряжения Кабинета министров Украины».

По его словам, сегодня в Украине функционирует 286 специальных учебных заведений для детей с особенными образовательным потребностями. Из них 200 учебно-реабилитационных центров и 86 специальных школ. В них учатся 34 тыс. детей. Еще 16 тыс. детей получают образование и лечение в санаторных школах. За каждым таким ребенком стоят целые семьи. Им эти изменения в стратегии оставляют право свободно выбирать форму обучения для своих детей. Для самих детей с нозологиями - это возможность продолжать учиться вместе со сверстниками в специальных учебных заведениях. Далеко не все дети могут адаптироваться к инклюзивному обучению. Образовательный процесс детей с инвалидностью имеет свои особенности, к которым не готова обычная школа.

«К сожалению, борцы за реформу деинституализации, в том числе, и детский омбудсмен, продолжают манипулировать на теме специальных учебных заведений, приравнивая их к интернатам, а родителей детей с особыми образовательными потребностями - к неблагополучным. Якобы они устраивают своих детей с инвалидностью в специальные учебные заведения из-за нежелания воспитывать и должным образом обеспечивать своих детей. Очень обидно! Крик души! Недопустимо сравнивать родителей, для которых их дети - это целый Мир, с «проблемой в семье с ребенком». Стыдно мерить всех одной меркой, - считает депутат. - Подчеркиваю, мы не тормоза реформы системы содержания детей-сирот и детей в сложных жизненных обстоятельствах, мы выступаем против разрушения системы специального и специализированного образования, последствия которого могут быть катастрофическими. Для более системной защиты прав детей с особыми образовательными потребностями инициировано создание временной следственной комиссии. Основная задача - расследование случаев и причин нарушения прав детей с особыми образовательными потребностями, реформирование системы учреждений институционального ухода и воспитания, реализация права ребенка на семейное воспитание и усыновление, развитие (модернизация) социальных услуг».

Нужны факты, а не слоганы

Как и в любом деле, в реформе интернатов наверняка есть свои плюсы и минусы.

«Сама программа реформирования учреждений институционального ухода и воспитания – это большой мыльный пузырь, - говорит эксперт по защите прав ребенка Людмила ВОЛЫНЕЦ. - Она построена, на мой взгляд, на неправильной концепции, которая сводится к тому, что в Украине не должно быть интернатов. С моей точки зрения, должно быть продолжение: у нас не должно быть интернатов в результате того, что у детей не будет потребности в них, а не просто так. Из-за того, что эта концепция построена через призму «а давайте ликвидируем интернаты», и появилось сопротивление. Оно исходит не просто от тех людей, которые люббируют финансирование интернатов и имеют от этого какую-то выгоду, а от тех, у кого есть дети с разными нозологиями инвалидности. Эти люди категорически против такого реформирования.

По мнению нашей собеседницы, получается, что под ликвидацию попадают все интернаты, без исключения. А надо бы разобраться, что они собою представляют. Действительно, у нас есть определенное количество специальных школ-интернатов, которые не то что не нужны, а даже не имеют права на существование в принципе. Например, в Херсонской обл. есть школа-интернат для детей с очень тяжелой умственной отсталостью. Оказывается, что 90% из всех воспитанников, которые там находятся, - из того района, в котором и расположено это учреждение. А оно – всего одно в области. Возникает вопрос: а что, у нас дети с такими проблемами живут только в одном районе, и только в том, где есть специализированный интернат для таких детей? Естественно, этого не может быть. Поэтому есть подозрение, что бывшие психолого-медико-педагогические комиссии, а сейчас это инклюзивно-ресурсные центры, - сознательно «устанавливают» детям нужные диагнозы только для того, чтобы наполнить эти учреждения.

«А есть и другие учреждения, - продолжает эксперт. - Недавно общалась с одной мамой из одного из районов Полтавской обл. Ее ребенок абсолютно незрячий и учится в областном центре на расстоянии 80 км от дома. Мама его отвозит в воскресенье вечером, забирает в пятницу вечером. В том населенном пункте, где они живут, подобных услуг для ребенка нет. И маму абсолютно устраивает то, что ее ребенок имеет возможность учиться жить в этом мире, будучи незрячим. Она очень переживает, что этот интернат могут закрыть. Сейчас много говорят об инклюзии. Хотя, на самом деле, ее нет, но действительно есть намерение ее создать. Это правда. Если бы у нас была инклюзия на местах, мы могли бы сказать маме незрячей девочки, чтобы она не отдавала своего ребенка за 80 км от дома, а отвела бы его в обычную школу в своем городе, где ребенок получил бы возможность учиться по учебникам и пособиям с азбукой Брайля, и школа была бы адаптирована под эту девочку, с табличками на азбуке Брайля, которые указывали бы ей даже как пройти в буфет или туалет. Но этого нет. Есть статистика о том, сколько у нас создано инклюзивных классов. А это такое количество, при котором очень рано говорить о реформировании интернатных учреждений, поскольку реальной альтернативы для детей они пока не создают. Надо было бы запустить развитие инклюзии, и только потом – закрывать интернаты. При этом я – категорически против интернатов. Но и против того, чтобы дети, которые нуждаются в них в силу своих особенных образовательных потребностей, лишились даже интернатов, не получив ничего взамен».

По ее мнению, забирать ребенка из интерната надо не потому, что интернат – это позор для нас и поэтому он закрывается, а по той причине, что в его родном городе или селе, там, где живут его родители, созданы для него все нужные и комфортные условия и услуги. Тогда не будет у ребенка потребности ездить за 50-100 км в интернат. Только после того, как в интернатах останется 50% от тех детей, которые там есть сейчас, можно делать то, что предлагается в нынешних планах реформирования: закрывать все интернатные учреждения, активизировать местные власти, активизировать мам, чтобы они подключались к тому, чтобы создать детям условия жить дома и учиться в местной школе. Для этого надо проанализировать, что сейчас есть на местах и на что можно рассчитывать после закрытия интернатов. А там, к сожалению, сегодня нет альтернативы. После закрытия всех интернатных заведений большинство детей вынуждены будут уйти в никуда, они будут лишены шансов на будущее. Поэтому сначала нужно создать альтернативу, нужно развивать семейные формы воспитания для детей-сирот и лишенных родительской опеки.

Что касается домов ребенка для малышей до трех лет, то, по словам Л. Волынец, если мы все их закроем – это не значит, что сразу не станет тех детей, которым нужны такие дома, а альтернативы им на местах пока нет. Детки до трех лет – особенно уязвимая категория, для которой надлежащий уход может оказаться равноценным жизни. Просто взять и закрыть детские дома, без создания альтернативы им – дело рискованное.

«Иногда мне говорят: до тех пор, пока есть интернаты, они будут наполняться,- резюмирует эксперт. - Но это всего лишь слоган. Звучит правильно, концептуально. Думаю, что именно эти правильные слова вдохновили представителей общественных организаций обратиться к органам власти с призывом не останавливать реформирование интернатов. Но что стоит за этими словами? Давайте общаться не слоганами, а фактами. Берем, например, конкретную школу-интернат и разбираемся: этот ребенок из такого-то райцентра, этот из такого села или поселка. Что там создано для них, чтобы их из интерната отправлять домой? А нет там ничего. Я убеждена, что очень правильная мысль о том, что у нас не должно быть интернатов – это не начало реформы, а ее итог, результат огромной и тяжелой работы, которая нам еще предстоит».

Этапы реформирования

Национальная стратегия реформирования системы институционального ухода и воспитания детей на 2017-2026 годы утверждена распоряжением Кабинета министров Украины от 9 августа 2017 года № 526р. Ее еще называют деинституциализацией. Она подразумевает полный процесс реорганизации с сокращением и/или закрытием учреждений интернатного типа, создание различных других услуг ухода за ребенком, которые регулируются законом и стандартами, ориентированными на результат. Реформа базируется на таких принципах: семья является самой лучшей средой для воспитания и развития ребенка; сохранение семьи для ребенка - главное условие обеспечения его благополучия и интересов, ни один ребенок не должен остаться без внимания, потребности, мнение и интересы каждого ребенка должны быть учтены.

Рассчитана реформа на 10 лет и предусматривает, что за это время количество детей в интернатах уменьшится на 90%, а в каждой общине появятся доступные и качественные услуги для поддержки семей с детьми, в соответствии с их индивидуальными потребностями.

Нечужие дети

Пока между взрослыми ради поисков истины разворачиваются словесные баталии, 20 января в Житомирской обл. открыли два детских дома семейного типа - в Коростене и в Олевске.

В Коростене, по словам старшего инспектора управления региональной деятельности Коростенской райгосадминистрации Натальи Коленовой, материнскую любовь и новый современный дом получили шестеро детей, лишенных родительской опеки. Создала его учитель начальных классов Нина Антонюк. В сентябре 2020 года она прошла курсы подготовки родителей-воспитателей в Житомирском областном центре социальных служб. На приобретение жилья для функционирования детского дома из госбюджета выделена субвенция в сумме 1,8 млн грн. Это новый двухэтажный жилой дом общей площадью 174,6 кв. м. Для создания комфортных условий проживания детей дом был оснащен современной мебелью и коммуникациями.

Алина Ветрова, Ирина Ванда, Александр Будовой

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых