362

Почему у нас не рожают, а «заводят» детей?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Аргументы и Факты в Украине 25/05/2016

Киев, 25 мая - АиФ-Украина.

«Мы вполне здоровая нация. С момента обретения независимости прошло четверть века, и на этом пути мы, украинцы, пытались понять, кто мы такие и как нам развиваться дальше. Можно ли это назвать расстройством психики? Нет, это движение массового сознания, поиск самоидентификации», - убежден нейропсихиатр заслуженный деятель науки Украины, профессор, д. м. н. Анатолий Чуприков.

КАК бороться с пропагандой?

- Хотя политики считают, что Украина сплотилась в результате конфликта на востоке, на самом деле это пока не так. Общественное политическое сознание украинцев стало более дифференцированным, более регионализированным. Наши политики в это время пытаются привить некую общую национальную идею, но у них пока не получается.

- Какая национальная идея нам бы подошла?

- Меньше всего я хотел бы быть на месте человека, который попытался бы предложить какую-то национальную идею для всех. Как врач я всегда нацелен на работу с конкретным человеком. И вообще считаю, что забота о коллективе, а не о конкретном человеке – это возврат в советское прошлое. Как украинцу мне хотелось бы, чтобы кто-то из политиков предложил национальную идею, учитывающую известное во всем мире трудолюбие украинцев и идею, нацеленную на процветание украинцев. Признаюсь, меня, как ученого, очень беспокоит тот факт, что никто из власть имущих не беспокоится о том, что популяция украинцев исчезает. Об этом говорю не только я, об этом кричат демографы. Но политики не советуются с учеными.

- Но уже ни для кого не секрет, что политтехнологии разрабатывают в том числе и психиатры. Например, ту же Оранжевую революцию якобы разработал психиатр…

- Я так не думаю. Скорее, этим занимаются социальные психологи. Что же до Оранжевой революции, думаю, что над проектом работал не один человек. Управление толпой – это не так сложно, как кажется. Нужно внушить людям определенное направление – с помощью СМИ сейчас это не составляет проблемы. Люди начинают двигаться по заданному курсу.

- И как называется процесс, когда внушением указывают правильный путь?

- Это не помешательство и не «зомбирование». К украинцам это не относится. Скорее, здесь уместны слова «психологическое управление». Украинцы всегда будут недовольны собственным правительством – потому что мы хотим жить так, как нам хочется, а государство всегда придумывает что-то свое – какие-то налоги, не ремонтирует нам дома, дороги и прочее. Для государства это нормально, а мы не довольны. Поэтому мы протестуем или присоединяемся к тем, кто протестует.

- Замечаете ли вы пропаганду в СМИ? Как с точки зрения психиатра ей можно противостоять?

- Замечаю. Нужно отключаться, игнорировать ее. Можно выключить телевизор, отложить в сторону газету и жить своей жизнью. Я врач, для меня здоровье каждого человека святое, поэтому я пацифист. Меня огорчает то, что мы так энергично воюем друг с другом, так война не закончится еще многие годы. Идут военные действия, они подкрепляются пропагандой, и невольно война вовлекает в свои жернова множество людей. Сегодня нужно распространять доброту, жизнестойкость, толерантность, думать о себе и своей семье.

- Как на ваш взгляд будут развиваться события?

- С одной стороны ухудшились демографические показатели, мы потеряли серьезную часть Украины, часть экономики, культуры. Поэтому, думаю, примирение будет очень сложным. Есть мнение о том, что после Майдана люди на востоке испугались и вооружились. Нам нужно научиться понимать эту часть своего народа. Видимо, нужны выборы, Украина должна с Донбассом объединиться – пусть даже там будет автономия. Даже в нынешней ситуации со стороны правительства было бы наилучшим шагом успокоить всех, попытаться объединиться на любых условиях и начать работать.

- Некоторые украинцы, такое впечатление, лишены инстинкта самосохранения…

- Нет, если вы о добровольцах, то как правило - это это мужчины 30-45 лет, а то и старше, которые говорят: вместо сына пойду я. И идут. Эти люди ранее были не нужны своей стране, они лишние в бизнесе. Но когда они одевают форму, вооружаются, то оказываются нужны. И они справедливо гордятся этим. Однако это такая сиюминутная полезность и пренебрежение своей жизнью. Жизнь человеческая коротка, и он радуется, что сейчас нужен.

А вот вернуть в общество такого человека очень сложно - мирная жизнь ему просто кажется пресной. Одно дело жить по приказу, тебе указывают где враг, тебя кормят, ты дружишь с побратимами, происходит такой себе возврат к подростковому возрасту. Мирная жизнь более сложная, чем участие в сражениях, но с войны очень сложно уйти, даже после демобилизации.

КТО такой «рядовой» украинец?

- Как вы оцениваете «окно Овертона» (процесс, во время которого то, что не воспринималось ранее обществом, становится порядком вещей – авт.)?

- Так было всегда. Вот, например, сейчас и украинцы, и беларусы, и россияне с удовольствием слушают и напевают песенку группы «Ленинград» про лабутены. Причем, ее, не стесняясь, крутят по радио, телевизору. Разве еще 20 или 30 лет назад было возможным запускать такую песню с матами в эфир? Я где-то читал, что на ютубе этот клип набрал 50 млн просмотров. Но меня порадовало другое – много просмотров набрал клип на нашу песню «Лисапет мой, лисапет».

- И что в такой ситуации делать рядовому украинцу?

- Самое первое – любить друг друга и своих детей.

- Как это – любить своих детей? А разве украинцы их не любят?

- У нас понятие любви вывернуто наизнанку. В моей научной группе исповедуется ближневосточный, в частности израильский принцип отношения к детям. Там дети - святое. А у нас со дня рождения и до университета ребенок и его мама все время с чем-то борются: со страшным роддомом, подъездом без пандусов, необорудованным для колясок транспортом, опасными детскими площадками, недружелюбными учреждениями и т.д.

Поэтому у нас детей не рожают, а «заводят». Чтобы он не плакал – в руки ему с младенчества дают телефон или планшет, который тормозит развитие – и все. Такую же аналогию, как с ребенком, можно провести со нашими стариками, инвалидами, множеством категорий людей. Получается, что я всегда советую: несмотря ни на что, любите друг друга, поддерживайте, получайте радость от общения с родными, с детьми, с родителями. 

И никогда не считайте себя «рядовым» украинцем! Вы это не только вы, это еще и ваши дети, ваша работа, ваши связи. Вы – часть Украины и без вас она не была бы такой, какой она есть. Если бы каждый украинец не считал себя рядовым, от которого ничего не зависит, а понимал, что он часть страны, относился ответственно к своим гражданским обязанностям – страна изменилась бы.

ЗАЧЕМ столько перемен?

- Как думаете, почему люди не выходят на третий Майдан?

- От безысходности и безверия не выходят. Думаю, что третьего Майдана не будет – возможно будет федерализация, когда каждый регион будет самостоятельно бороться за существование.

- В Украине создали министерство информации и пропаганды. Можно таким образом лечить сепаратистов, «ватников», «укропов»? Или создать министерство психиатрии?

- От психиатров это зависит меньше всего. Психическое здоровье населения зависит от руководства. Помните грызунов из сказки, которые идут за дудочником и способны под его нехитрую музыку утопиться в море. Руководство ответственно за все, что происходит с народом.  К тому же в каждом министерстве должны учитывать социальную психологию населения. Вот резко подняли цены на газ, выросли тарифы – кто-то думал в министерстве, как отреагирует на это народ?

- У нас очень много резких перемен – то же 9 мая раньше было праздником, а сейчас как-то уже не очень. Не слишком ли быстро все меняется?

- Согласен, перемен и правда слишком много. Это чревато отторжением населения навязываемых стандартов. Чем больше навязывают, тем большим будет игнорирование – нужно это учитывать.

- Наши политики нанимают пачками политтехнологов – неужели никто из этих специалистов не может дать дельный совет или обратится за консультацией к ученым?

- У нас политическая культура – это дела завтрашнего дня. И политтехнологи такие же.  Если сравнить нашу политику и развитие человечества, то наши политики находятся где-то на ранней стадии развития политической культуры. Партия борется за голоса избирателей, у каждой партии есть команда депутатов, ушел депутат на пост министра – выдвигается следующий. Проголосовали за партию, но партия это что-то безликое…

Как-то я читал очерк одного из преподавателей Острожской академии, где он изучал тот факт, и в прошлые века нам, украинцам, было очень трудно объединяться – мы попадали то под поляков, то под Литву, то под Россию, не могли выработать свою идею, свою линию. О таком поведении «южнороссов» в середине девятнадцатого века сокрушался Костомаров. Прошло более чем полтора века, и в конечном итоге мы имеем тоже самое. Сейчас мы не можем выслушать другую точку зрения и живем по принципу: «Я готов вас побить, но не понять».

Елена Гордеева

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых