aif.ru counter
125

Как на самом деле проходил Харьковский Собор 25 лет назад (часть 2)

Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий © / УПЦ

– Владыка, расскажите,пожалуйста,зачем нужно было собирать епископов в 1992 году в Харькове? Что этому предшествовало?И почему именно в Харькове?

Предшествовало этому событию церковной жизни, которое коснулось Церкви, влияние греха. Внешние события влияли и на жизнь Церкви. К сожалению, было мнение некоторых сильных и власть имущих, чтобы Церковь принимала какие-то изменения, решения. И то, что предлагалось извне, не всегда соответствовало духу и значению Церкви. Были желания разъединения, желания обособленности, конечно, они появились в нашей Церкви.

В принципе, Церковь не возражала против такого положения дел, и, если было бы Богу угодно, приняли решение – возможно, стать на путь самостоятельной жизни в Украине. Но жизнь верующих людей, духовенства, епископата говорит о том, чтобы не принимать такое мнение. Но были попытки ослабить Церковь, и собирались соборы – Собор епископский в Украине и Собор всей полноты Русской Церкви. И было, к сожалению, стремление со стороны Предстоятеля, митрополита Филарета – обособиться резко от Матери-Церкви.

Естественно, это вызвало сопротивление и со стороны епископата, и верующих; и на Соборе всех епископов Русской Церкви был указ на то, что не подобало влиять на жизнь Церкви и епископов. Это давалось тяжело и больно, но он согласился и дал совет, чтобы последующие его решения в служении совершились в Украине, чтобы не было каких-то желаний спекулировать,что чья-то рука влияла.

Он пообещал созвать собор епископов в Украине и уйти с поста Предстоятеля, практически без условий. Мы были все поражены такому мужественному и правильному решению, но события показали другое. Вернувшись домой, он не смог устоять перед внешним давлением и отказался от своих слов, и была неопределенность. Естественно, все переживали, епископы собирали совещания в Житомире, за некоторое время перед Собором, а потом решили, что нужно соборно решать, и было поручено все-таки провести Собор. Его решение должно исполняться, так как это высшая инстанция Церкви. Но, к сожалению, тогдашний митрополит Филарет отказался созывать Собор в Киеве. Были даже угрозы.

Тогда было благословение старейшего митрополита Харьковского собрать собор. Было намерение провести его в Киеве, но невозможно было это сделать, так как это надо было совершить в спокойной обстановке, поэтому решили провести у себя в Харькове. Вот поэтому и собрались, чтобы решить, как дальше должна жить Церковь, как должно совершаться спасение, как должно совершаться послушание. Поэтому это очень непросто решать, но это было нужно сделать.

– Представители УПЦ КП утверждают, что Харьковский собор –неканоничен, так как созывался без благословения Предстоятеля, которым на то время был митрополит Филарет. Прокомментируете это.

Как довел до сведения Собора митрополит Никодим, трижды обращались с просьбой (к Филарету, - ред.). В Церкви есть положение, что мы должны слушаться Предстоятеля, но Предстоятель без Собора епископов тоже не может принимать каких-то особых, своих личных решений. Тем более, здесь было прямое благословение и тем более, здесь было само обещание самого митрополита. То есть он не послушался Собора епископов, он нарушил клятву и сам себя обманул. А мы поступали, так как можно было поступить в этом случае. Если Предстоятель споткнулся – Церковь должна жить. Поэтому мы решили созвать Собор.

– Некоторые историки утверждают, что Харьковский собор возродил сам принцип соборности в украинской Церкви. Получается, что при Филарете никакой соборности не было. Так ли это?

Да, так. Можно сказать, что это был первый такой Собор. Мы послушные, но, когда дело коснулось Церкви, ее жизни и будущего, – мы не смогли молчать и были вынуждены идти таким путем.

Когда в его действиях, скажем так, замечалось даже другое обращение к людям, поведение, даже сам стиль проповеди. Он лично заявлял, что никакого разделения не может быть. Но потом у него появились недобрые, неприязненные черты, несовместимые с тем, что он раньше говорил, и почувствовалось на него какое-то давление. Мы в этом видим и проявление соборного разума Церкви, и мы чувствуем, что мы ответственны. А как поступать? Мы тоже не знаем. Каждый день нас учил, и мы просили молитвы народа. И народ поддерживал и молился, чтобы мы поступили правильно.

И то, что на Харьковском соборе были все епископы, кроме покойного Якова и Андрея – это очень серьезное свидетельство. И с Божьей помощью мы провели Собор, приняв такое решение.

– Почему на соборе было принято решение о смещении митрополита с поста Предстоятеля Церкви?

Фактически он сам себя отстранил, а мы только констатировали этот факт. Покойный митрополит Никодим тогда сказал, что складывается впечатление, будто солдаты идут в ногу, а один не идет и говорит, что все неправильно идут, а он - правильно. Он обособил себя от нас, и мы вынуждены были принять такое решение и избрать новым главой покойного, Блаженнейшего митрополита Владимира.

– Расскажите о той роли, какую сыграл в созыве Собора теперешний Предстоятель УПЦ Блаженнейший Митрополит Онуфрий?

Он был с другими старшими архиереями в начале основания этого Собора. Насколько я помню, давалось это очень непросто. Были какие-то разговоры, обращения, осуждения, которые делались с чувством сострадания, желания помочь, но они не воспринимались. Он проявил рассудительность, советовал, как поступить в том или ином случае на Соборе, старшие митрополиты принимали во внимание его слово, потому что он был в авторитете как духовный человек. Поэтому многие решения были озвучены по совету Блаженнейшего митрополита Онуфрия. Он активно участвовал, и благодаря ему было решено, что Церковь должна продолжать свое спасительное служение, и Церковь имеет право принимать решения и изменения.

Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий
Митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий Фото: УПЦ

– Кто и почему оказывал давление на епископов?

Самый яркий пример – митрополит Никодим. Во время заседания Собора он часто выходил, шли звонки, и возвращался бледный, взволнованный. Ему предлагали не проводить, ему предлагали все прекратить – это мягко говоря, предлагали, но он остался на своем. Некоторые говорили людям на местах. Может и можно сказать, что это проявилось потом в решении тогдашних властей, которые приняли решение, что Собор неканоничен. Но светское решение не влияет на церковную жизнь. В этом мы почувствовали проявление недоброжелательности, которое имело место в отношении к нашему Собору.

– Можно ли говорить, что Харьковский Собор сохранил Церковь в Украине? И если да, то почему?

Все Церкви признали законность наших решений и признали законного главу нашей Церкви – покойного митрополита Владимира. К сожалению, как раз те, которые уклонились от Церкви, шли путем раскола и непризнания во всем мире. Поэтому то, что мы принимали, есть правда, потому что нас поддержал народ, духовенство, все монастыри. Господь показал, что Церковь жива, а мы благодарим Бога, что он до сих пор ведет Церковь.

– Какой сегодня статус УПЦ, и как УПЦ связана с Московской Патриархией?

У нас широкая автономия. То есть прав больше фактических, чем юридических. Поэтому УПЦ принимает все решения, как любая самостоятельная Церковь. Полнота жизни, благодаря Богу, совершается. Удивительно, но Господь нам дал такое церковное состояние. Отношение с РПЦ – у нас Божье, благодатное единение. Поэтому мы самостоятельны во всем. Это подтверждалось не раз. Единственное, что мы духовно едины и в таком духовном единении через РПЦ мы стоим со всеми Церквями. На Афоне мы служим, в Иерусалиме служим.

Вообще самое главное – это литургическое общение. Если есть это общение, это самое сильное единение, которое может быть. И поэтому этот статус нашей Церкви есть достаточным. Народ живет, спасение совершается, покаяние принимается, а что еще нужно? Только должно быть желание жить этой полнотой Церкви и беречь себя.

– В Украине принято прибавлять к названию Украинской Православной Церкви приставку «МП». Насколько это оправдано?

Это неуважение к закону Украины, ведь у нас есть юридическое название Украинская Православная Церковь, и без всяких приставок. Но некоторые решили дать эту приставку, чтобы нас как-то ограничить, унизить, навесить ярлык.

– Владыка, можно ли говорить о том, что Церковь не меняется на протяжении тысяч лет и остается той же, что и была при Христе? Есть ли разница, как Ее называть – Украинской, Русской, Грузинской, Сербской еще какой то?

Господь говорил, что вчера, сегодня и во веки Церковь Христова та же. У нас был один священник, отец Петр, который десять лет провел в лагерях, но вера в нем нисколько не пошатнулось. Он был примером в том, что свои взгляды, человеческие и политические, нельзя смешивать с верой. Он пострадал за свои политические убеждения, а вера его не ослабела. И он говорил, что неверно так называть Церковь, а правильнее всего говорить - Православная церковь в Украине, в Сербии, в России. Церковь живет полнотой жизни во Христе.

Церковь в мире одна, Христова. Если обратить внимание, то мы молимся за церковь Христову, и в ней мы стараемся беречь себя. Поэтому наша задача – сохранить нас во Христовой Церкви. Нам в Ней жить, потому что только во Христе спасение.

Например, последний случай в нашей епархии. Село. Все ходят в один храм,  живут более-менее мирно, но вдруг инициируют переход в другую конфессию. Естественно, людей искушают и спрашивают вы, за какую церковь? Украинскую? Московскую? Естественно все скажут, что они за украинскую. Но ведь московской церкви нет, есть - украинская. Это вносит смущение. Люди смущаются, люди искушаются. Это их разделяет и получается раскол. Это трагедия! Разве разделился Христос?! Вот сейчас есть две Церкви и та православная, и та православная, но какая правильная? Вот до чего доходит человечество. Христос один и создал одну Церковь. И наша задача придерживаться Ее.

Что главное в миссии Церкви на той или иной территории?

Главная миссия – это откровение Христовой истины о нашем спасении. Что Христос - наш Спаситель, который воплотился на Земле, воскрес, вознесся и готовит нам Царство Божье. Такова задача Церкви. Как спастись – путь один, и это Христос, и Он так сказал, и никто другой не может говорить в этом отношении. Если мы верим Христу, то мы на этом пути спасаемся.

– Сегодня раскольники и те, кто им симпатизирует, обвиняют УПЦ в отсутствии патриотизма. Владыка, что есть истинный патриотизм, кого можно назвать патриотом Родины?

Тот, кто любит свой народ, и любит свою Церковь, и живет этой любовью, при этом веруя. Продолжая то, что я сказал, хочу заметить, что раскол в Церкви случается, и люди разъединяются, и они уже не примирятся. Кто посеял раскол? Кто своих же единокровных, единоверных разделил? Разве это забота государства, разве это забота о единстве нации, разве это патриотизм? Это страшная вещь! А наша Церковь хранит единство и молится за всех. И особенно молится за мир в нашей стране и молится о единстве.

Иначе и быть не может, потому что мы любим свою землю и свой народ, ведь мы плоть от плоти. Но у нас любовь, которая основана на любви Божьей. Если мы не будем любить Господа – мы не сможем любить никого. Поэтому мы любим свой народ и желаем, чтобы наш народ жил в любви, и, если наш народ живет полнотой веры – он спокоен и не боится, что может кто-то что-то сделать, потому что мы живет Христовой жизнью. А если мы нарушаем ее – тогда вражда появляется и прикасается дух ненависти. И то, что существуют разделения – это не Божий признак.

Наша Церковь молится о мире, и единстве народа. Но получается, что расколы и провокации не дают помолиться. Забирают храмы, лишают нас прав. Дай Бог, чтобы мы подтверждали свои слова делом простого верующего человека, который во Христе любит всех. Во Христе все едины.

– УПЦ является часть Московского Патриахата – Русской Церкви – это по ее же уставу: «Пункт 5. Украинская Православная Церковь есть самоуправляющая часть Русской Православной Церкви». Лично вы за создание в Украине независимой от Москвы Церкви? Так, чтобы самоуправление было вообще без Москвы. Только если вы честный человек, дайте ответ да или нет, как Христос заповедал в Евангелии: «Но да будет слово ваше: да, да, нет, нет, а что сверх этого, то от лукавого», Вы за украинскую, независимую от Москвы, Православную Церковь?

Я думаю, что наша жизнь подтверждает, что мы живем в единстве Церкви. Я говорю, что у нас в Церкви есть все для спасения, а разъединение должно быть на твердом основании, для чего это делается. Возможность для разъединения может быть одна – чтобы нам лучше спасаться, а тут кроется другое, - желание нас разъединить.

Вот этот момент является неприемлемым для Церкви, и именно этот момент, на котором Филарет споткнулся, на котором раскольники споткнулись. Поэтому мы за единство Церкви, и мы видим, что автокефалия или еще что-то, в нынешнее время нас не приблизит к Богу, но разделить может. Поэтому наша Церковь хранит единство, и я с Божьей помощью стараюсь быть в единой Церкви.

– Бывает, что люди уходят из Церкви и даже принимают ереси, попадают в расколы, секты. Как современный верующий может укреплять в себе веру, страх Божий, чтобы этого с ним не случилось?

Нужно жить верой. Нужно жить молитвами и благочестием, покаянной жизнью. Ни слова, ни заявления, а простота жизни. Мы видим народ, который тяжело трудится, но нужно соблюдать заповеди и каяться в грехах, хранить чистоту веры и это нужно делать более усердно. Чаще молиться, глубже вникать в Священные Писания, жить жизнью церковной.

Например, живем в пост – постимся, Пасха – торжествуем. Время покаяния – каемся, время радости – благодарим Бога. Находясь среди общества – ведем себя как православные христиане, перекреститься перед храмом – не стесняемся, учить детей вере – не забываем. То есть все должно быть пронизано верой. И если она будет воцерковлена и пронизана духом святым – Господь сохранит от ереси. В ереси мало веры. Чаще всего люди желают найти себе что-то попроще. Но нужно понуждать себя уклонятся от греха и понуждать себя творить хоть малое, но добро, и соблюдать заповеди Господни.

Так что – усердствовать, чтобы нам не споткнуться и не ошибиться. Кстати, у нас есть печальный пример Филарета, который допустил какой-то грех, не покаялся и не устоял. Поэтому путь к сохранению Церкви – это путь к усмирению, путь к покаянию, путь осознания себя грешником и осознания, что Господь прощает. Господу пришлось спасти не праведников, а грешников. Грешникам нужно каяться и надеяться на милость Божью и хранить свое житие в Церкви.

– Владыка Сергий, стойте в истине до конца! Вы - нам пример. Спаси вас Христос! Как создание нового государства влияет на личное спасение?

Во все времена, все обстоятельства влияют на наше спасение. Поэтому будем заботиться о спасении, невзирая ни на что и не ища какое-то оправдание, мол, сейчас трудно. Ведь всегда было трудно и будет трудно, но в этом и есть подвиг христианина, - в любое время, невзирая на сложность, мы должны жить христианской жизнью. Мы должны хранить себя от греха. Мы должны очищаться в таинствах Церкви. Жизнь в Церкви поможет нам и в нынешнее время. Главное, чтобы мы жили полнотой церковной жизни. Чего всем и желаю!

– Ваши пожелания православным?

Хранить чистоту веры, видеть свою греховную немощь и помнить обетование Христа бороться с самим собой. Чтобы Господь имел место в нашей жизни, и чтобы наша жизнь была в терпении, в любви ко всем и в усердии. Как сказал апостол Павел: «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов».

Замки, церкви и озера: топ-15 мест, которые стоит посетить в Украине | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых