aif.ru counter
1089

Грязный бизнес. Ради меха в Украине ежегодно жестоко убивают миллион зверей

В Украине набирает обороты акция за запрет звероферм по производству меха – ХутроOFF. Ее цель – привлечь украинцев к подписанию соответствующей петиции, размещенной 2 июля на сайте Верховной Рады. Для того, чтобы депутаты рассмотрели вопрос о запрете звероферм, в течение трех месяцев, до 2 октября, петицию должны подписать 25 тыс. человек. Под этим онлайн-документом уже стоит 3 610 подписей. Что представляет собою меховой бизнес в Украине, почему именно сейчас появилась инициатива о запрете его и стоит ли подписывать эту петицию?

Пять причин задуматься

Из-за жестокости мехового бизнеса и катастрофического загрязнения им окружающей среды, против него протестуют «зеленые» во всем мире. От натурального меха массово отказываются знаменитости - Кэт Мидлтон, Пол Маккартни, Шарлиз Терон, Памела Андерсон, Хлое Кардашьян, Кристина Агилера, Кристина Ричи, Пенелопа Круус, Леди Гага, Лайма Вайкуле. С ними в унисон пообещали больше не использовать натуральный мех бренды Hugo Boss, Calvin Klein, Zara, Prada, Versace, Gucci, Givenchy, Armani.

В странах Европы идет процесс законодательного запрета производства меха. А это грозит перемещением оттуда опасных пушных ферм в Украину из-за законодательной лояльности к этому бизнесу и отсутствия у нас системы эко-контроля. И первые звоночки есть. Уже 2 года в с. Сингуры Житомирской обл., несмотря на протесты местного населения, функционирует ферма по выращиванию норок. Учредители ее – бизнесмены из Нидерландов. А полтора месяца назад председатель Житомирской обладминистрации Игорь Гундич поддержал идею проекта бизнесмена из Дании Ханса Олесена по строительству зверофермы в с. Квитневое Коростышевского р-на.

«У каждого украинца есть пять причин подписать петицию о запрете звероферм, размещенную на сайте Верховной Рады, - говорит один из организаторов акции ХутроOFF, основатель общественной организации «Единая Планета», посланник доброй воли ПРООН в Украине Павел Вышебаба. – Первая – потому что запрет негуманного пушного звероводства – это прогрессивно. Вторая – потому что этот бизнес наносит сокрушительный удар по экологии. Третья – чтобы защитить здоровье людей, живущих недалеко от звероферм. Четвертая -  проявить милосердие к животным. Пятая – пещерные времена прошли, когда люди вынуждены были согреваться шкурами убитых животных, сегодня уже есть цивилизованная альтернативы натуральному меху».

Сейчас в Украине, по его словам, функционирует около 70 звероферм. Это только те фермы, на которых содержится больше 1 тыс. зверей. А на самой большой из них насчитывается 120 тыс. животных. По данным Госстата, в 2017 году на этих фермах были убиты 630 тыс. пушных зверей, из них 622 тыс. – норки. Но часть этого бизнеса находится в тени, поэтому Павел уверен, что если учесть всех неучтенных убитых зверушек, и плюс данные мелкого пушного бизнеса, то, можно предположить, что в Украине в прошлом году убили около 1 млн животных ради меха.

Как это влияет на окружающую среду и на людей? Всемирный банк относит зверофермы к пятерке худших и самых опасных производств с точки зрения загрязнения окружающей среды токсичными тяжелыми металлами. Ведь содранную шкурку обрабатывают коктейлем из токсичных химикатов, что позволяет замедлить естественный процесс трупного разложения ее. Самая распространенная химия, используемая для этой цели, - формальдегид, вызывающий лейкемию, и хром, действие которого связывают с возникновением различных форм рака. Несмотря на то, что украинские законы очень лояльны к загрязнению окружающей среды, но даже наш Кабмин отнес пушные фермы, на которых содержится более 3 тыс. голов, к группе объектов повышенной экологической опасности. К слову, к этой же группе отнесена и Чернобыльская зона. Как правило, уточняет Вышебаба, на пушных фермах в Украине держат от 5 до 15 тыс. животных, поэтому большинство из них представляет повышенную опасность для экологии.

В среднем каждая меховая ферма в Украине «выдает» около 300 тонн различных отходов ежегодно. Навоз и моча попадают в почву и водоемы, а оттуда проникают и в подземные воды. А вирусы и бактерии зверей, устойчивые к антибиотикам, представляют опасность и для людей.

За гранью добра и зла

Зоозащитники в один голос твердят: если есть на земле ад, то он находится на зверофермах. Содержание обитателей звероферм у нас регулируется законом о гуманном отношении к животным. Но что этот документ подразумевает под гуманным отношением к сельхозживотным?

 

«К сожалению, наш закон считает гуманным убой зверей электрическим током (когда один провод вводят в пасть, а второй в анальное отверстие), отравления и газовые камеры, - возмущается Павел. - Это подмена понятий. Нельзя называть гуманными пытки, при которых бедное животное около 5 мин мучается в судорогах перед смертью».

Вот как описали этот процесс активисты-зоозащитники Харьковского Центра этичного отношения к животным им. Льва Толстого «Жизнь»: «Привычный скрип открываемой двери, но вместо того, чтобы дать еду, на этот раз зверька хватают и тащат куда-то. Зачем? Ему страшно и больно, так как держат очень крепко. Наконец-то свет! Неужели отпускают на волю?! Нет... В задний проход ему помещают железный штырь, в рот вставляют железную пластину и сдавливают челюсти так, что он прикусывает язык. По телу пробегает ужасная дрожь и вдруг неописуемая боль пронзает грудь. Мышцы деревенеют, зверек не может пошевелиться, боль в сердце усиливается; по всему телу лопаются сосуды. Боль не прекращается и становится невыносимой... Свет меркнет... А кто-то произносит: «Давай следующего!»  Так обычно убивают лисиц. Не всегда разряд тока оказывается смертельным – тогда варварскую процедуру повторяют. А бывает, что шкуру снимают с оглушенного, но все еще живого животного. Иногда они приходят в сознание уже освежеванными».

Норкам и хорькам, оказывается, уготована другая участь. Зная, что эти зверушки в случае опасности стараются скрыться в норе, изобретательные звероводы использовали это в своих целях. Испуганное после поимки животное кладут на стол, в котором есть отверстие размером с нору. Пытаясь убежать, зверек бросается к спасительной «норке» и застревает в ней. В этот момент снизу подают отравляющий газ. В разных странах пушнину «производят» по-разному. Где-то вводят через иглу смертельный яд прямо в сердце или в легкие, а где-то раздавливают грудную клетку деревянными катками - «чтобы не испортить мех». Ради пошива одной шубы убивают по 20 лисиц и песцов, по 50-70 норок и хорьков, по 120 шиншилл.

«Меховое производство считается безотходным, - говорит Вышебаба. – Тушки убитых зверей перемалывают и скармливают их же сородичам. Но никто не контролирует этот процесс, поэтому ходят слухи, что на зверофермах исподтишка продают излишки этого фарша населению и фермерам – на корм собакам, может быть, еще каким-то животным. А иногда нелегально создаются могильники, в которые захоранивают «излишки перепроизводства». А настоящего контроля за работой таких ферм нет. Контролирующие органы могут проверять факты нарушений, если поступят соответствующие сигналы, только после предупреждения хозяев фермы за два месяца. То есть, есть время все привести в порядок. Так было и с фермой в Сингурах – там местное население постоянно жалуется на запах, нечистоты, загрязнение экологии зверофермой. Но проверяющие, которые прибыли через два месяца после уведомления руководства фермы, существенных нарушений не выявили».

Отсутствие надлежащего контроля создает, по мнению сооснователя кампании ХутроOFF, райские условия для бизнесменов-звероводов. Поэтому многие из тех, кто сейчас все еще ведет этот бизнес в странах Европы, могут уже в ближайшие годы перевезти его в Украину. Ведь на территории ЕС зверофермы запрещают. В частности, в Нидерландах в 2012 году принят закон о закрытии всех ферм до 2024 года, в Дании в 2009 году сильно ограничили производство меха, и идет обсуждение вопроса о полном запрете звероферм.

«Боюсь, что в течение ближайших 5-6 лет, до 2024 года, очень многие зверофермы оттуда «переедут» к нам, - предполагает Павел. – Если у нас ради меха убивают около 1 млн животных, то только в одной Дании – 22 млн в год. Это будет экологическая катастрофа. Мы должны защитить от нее свою землю, своих детей-внуков. Думаю, что полумеры не помогут. Необходимо добиваться полного запрета мехового бизнеса».

Это будет непросто, поскольку производство меха в Украине дает 1 млрд долл. прибыли в год. Те, кто зарабатывает его, за свой миллиард будут бороться. Но, наверное, пришло время каждому из нас высказать свое мнение. Иначе наша страна останется на задворках цивилизации.

«Часто в центре столицы в веганском кафе встречаю иностранцев, - говорит Вышебаба. – Говорят, что мода на мех осталась только в некоторых славянских странах. В Японии, Сингапуре, в США и Германии считается, что носить на себе шкуры убитых животных - стыдно. А в Америке есть такие города, в которых запретили не только зверофермы, но даже ввоз и продажу мехов. Уверен, что со временем и мы к этому придем. Будущее не наступает везде в один момент. Этот процесс растянут в пространстве и во времени. Но у многих украинцев уже есть понимание того, что натуральный мех – это жестокость и убийство не только зверей, но и экологии, а вместе с ней и себя самих. Это понимание очень важно».

 

Алла Рыбалко

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukrainе