aif.ru counter
249

Amnesty International: Убийство взятых в плен - это военное преступление

Amnesty International - о том, куда пропадают люди из зоны АТО и почему начались бои в Мукачеве

Пленные
Пленные © / Bigmir.net

«Каждый третий украинец напрямую или косвенно сталкивался с пытками и жестоким обращением в силовых структурах. По-этому свыше 70% украинцев выступают против пыток и жестокого поведения силовиков. Но только 48% респондентов против того, чтобы пытали сторонников отделения Донбасса. К сожалению, в обществе существует определенный уровень терпимости к пыткам», - говорит Богдан Овчарук, эксперт авторитетной международной правозащитной организации Amnesty International, которая следит за нарушением прав Человека в зоне боевых действий на Донбассе.

Война по законам

- Богдан, сейчас у всех на слуху последние события в Мукачеве. Там взяли в заложники ребенка, пострадали мирные жители. Что, по-вашему, привело к трагедии?

 - Нам сложно судить. Из имеющейся информации можно сделать вывод, что «Правый сектор» - достаточно неоднородная организация, участником которой, по-видимому, может стать практически любой желающий и имеющий возможность воевать. Но очевидно, что события в Мукачеве отчасти произошли и потому, что власть вовремя не интегрировала воюющий в АТО «Правый сектор» в систему контроля и подотчетности.

Ко всему прочему, членам ПС удавалось избегать ответственности за нарушения прав человека на востоке. Таким образом, преступники, оказываясь безнаказанными и оставаясь в рядах группы, подают пример остальным. 

- Вы упомянули, что «Правый сектор» нарушал права человека на востоке? Есть об этом данные у Amnesty International?

- С их стороны было незаконное содержание людей под стражей и пытки. Например, используя заброшенный пионерский лагерь близ села Великомихайловка, недалеко от Днепропетровска, в качестве импровизированной тюрьмы, «Правый сектор» захватывал в заложники десятки гражданских лиц, вымогая крупные суммы денег у них самих и их родственников - это зафиксировано в наших отчетах. Также захваченные «Правым сектором» в плен узники рассказали нашим исследователям об издевательствах, симуляции казней, захвате заложников, вымогательствах, избиениях с особой жестокостью, угрозах смерти и отказах в неотложной медицинской помощи.

- Вам в «Правом секторе», да и вообще в любом подразделении в зоне АТО скажут на этот счет: у войны свои законы, точнее, нет никаких законов…

 - Что на войне нет законов - это миф. Даже к военным действиям применяется международное гуманитарное право. Оно закреплено, в частности, в Женевских конвенциях, иначе они называются «законами войны». Главная цель - защита гражданского населения. Но не только. Даже на участников боевых действий или, как принято говорить, на комбатантов распространяются определенные правила. Запрещены пытки, жестокое обращение с задержанными, взятие заложников. Запрещены казни - внесудебные убийства. Проще говоря, на поле боя комбатанты могут стрелять, в остальное время и в остальных местах жестокое насилие запрещено. В своих отчетах, которые мы публикуем с начала конфликта на востоке, мы документировали факты нарушений международных норм как со стороны сил «ЛДНР», так и со стороны украинских сил.

О Пытках и казнях

- Какая сторона больше похищает, берет в плен и пытает? Есть ли на этот счет статистика?

- Ввиду ограниченности ресурсов у нас нет возможности собирать статистику. Наша роль как правозащитной организации - фиксировать тенденции в нарушении прав человека, международного гуманитарного права, если есть всплеск таких нарушений, и привлекать к этому внимание государства. А вот обязанность государства - тщательно расследовать и по результатам предоставлять, в том числе, статистику. Мы всегда подчеркиваем, что результаты наших исследований являются предварительными, но созданы для того, чтобы обратить внимания уполномоченных следственных органов. Исследователи нашей организации документируют случаи похищений и пыток с обеих сторон конфликта на востоке Украины - как со стороны украинских сил, так и представителей «ЛДНР».

С уверенностью можно сказать, что за большинство нарушений с украинской стороны отвечают группы, которые не входят (либо на тот момент не входили) в официальные структуры власти. Например, когда батальон «Айдар» освободил север Луганской области, он стал заниматься пытками и похищениями. До освобождения там пытали и похищали людей с проукраинской позицией, а после освобождения - с пророссийской. 

- Ирина Геращенко, глава комитета ВР по вопросам евроинтеграции, назвала шокирующую цифру - 1200 пропавших без вести за время конфликта на Донбассе. Это ведь огромная проблема…

- Ввиду отсутствия ощутимого прогресса в расследовании властями военных преступлений на Донбассе, эти цифры стоит рассматривать как предварительные, а количество пропавших в реальности может быть даже больше. Когда идут интенсивные боевые действия, количество похищений снижается. У комбатантов на это просто нет времени. Но гражданское население в период обострения страдает от других нарушений. Например, для «ЛДНР» характерно нарушать международное право, размещая вооружение в густонаселенных районах и совершая атаки с гражданских объектов. В то же время украинские силы разделяют ответственность за гибель гражданских, возвращая атаки по этим местам.

Как только боевые действия затихают, вступают в силу Минские договоренности, беспредел возобновляется, в особенности по отношению к захваченным в плен в результате боевых действий. В нашем недавнем отчете мы задокументировали случаи пыток, жестокого обращения по отношению к пленным с обеих сторон конфликта.

- Насколько казни часто случаются в зоне АТО?

- Убийство сдавшихся либо взятых в плен - это военное преступление. У нас есть сведения о применении внесудебных казней комбатантов с обеих сторон. Но нужно признать, что со стороны «ЛДНР» таких случаев гораздо больше. Чего только стоит леденящее кровь хвастовство боевика Моторолы, который открыто признался в убийстве украинских пленных. В нашем последнем отчете мы приводим по меньшей мере три недавних случая, когда суммарной казни подверглись не менее восьми украинских бойцов.

Позиция: без компромисов

- Есть ли выход из этой ситуации в условиях войны?

- Что касается украинской стороны, то необходимо обеспечить, чтобы все добровольческие батальоны были эффективно интегрированы в систему контроля и подотчетности государственных органов. По факту единственным батальоном, который не интегрирован в систему, является «Правый сектор» - и вот последствия налицо. Вызывает вопросы и то, каким образом проходит интеграция батальонов. Взять тот же батальон «Торнадо» - на бумаге ребята милиционеры, бойцы. А сейчас военная прокуратура раскрывает факты их зверств. Это только указывает на то, что интеграция проходит неэффективно. Все бойцы должны быть осведомлены о положениях международного гуманитарного права, а также об индивидуальной ответственности за нарушения законов войны.

Очень важно бороться с безнаказанностью. Украинские власти должны расследовать все заявления о военных преступлениях и других видах произвола, возбудить дела и собрать доказательства нарушений, совершенных не только сторонниками «ЛДНР», но и украинскими силами, и привлечь к ответственности всех виновников тяжких преступлений.

Украина должна наконец-то ратифицировать Римский устав Международного уголовного суда. Если бы бойцы знали, что на территории Украины имеет юрисдикцию Международный уголовный суд - это бы оказывало свой превентивный эффект. То есть боец, перед совершением преступления дважды бы подумал - возможно, в Украине он и сможет избежать ответственности, но в Международном суде, по международному законодательству уже придется отвечать. Кроме того, наличие юрисдикции МУС простимулировало бы работу правоохранительной и судебной системы. 

- А насколько наше общество готово к нормам международного права?

- Согласно нашим исследованиям, каждый третий украинец напрямую или косвенно сталкивался с пытками и жестоким обращением в силовых структурах. Поэтому, свыше 70% украинцев выступают против пыток и жестокого поведения силовиков. Но  только 48% респондентов против того, чтобы пытали сторонников отделения Донбасса. 27% готовы оправдать пытки, в том числе из соображений национальной безопасности. Таким образом, к сожалению, в обществе существует определенный уровень терпимости к пыткам.

26 июня весь мир отмечал Всемирный день солидарности с жертвами пыток. Никто из первых лиц государства не высказался по этому поводу.  Это должно измениться. Украина охотно подписала множество международных документов, среди которых Конвенция против пыток и Европейская конвенция прав человека. Поэтому власть должна продемонстрировать бескомпромиссную позицию относительно абсолютного запрета пыток. 

                                                                                                                                                                              Елена Гордеева