aif.ru counter
62

Царское дело Радзинского

Все материалы сюжета Книжная коллекция «АиФ»

Пару лет назад в РФ проходил общенациональный «мультимедийный» конкурс «Имя Россия». Сам по себе конкурс представляется мне достаточно нелепым - Россия принципиально несводима к какому-то одному имени, хотя дискуссии были небезынтересны, а...

Характерно, что в течение довольно долгого времени в дюжине, а то и в тройке фаворитов оказывался последний российский император Николай Александрович Романов. Как странно...

Нам (тем, кому «за тридцать») с детства прививали крайне отрицательное отношение к этой персоне, вкратце сводимое к бессмертной формулировке двоечника Сыромятникова из известного фильма: «Политика царя была трусливая и велоромная». В более подробном изложении упоминались поражение в японской войне, Кровавое воскресенье, распутинщина... Надо заметить, что в данном случае советской пропаганде не приходилось особенно врать - все то же самое и еще многое другое, ныне подзабытое, вменяли государю в вину его современники. Даже самые стойкие и убежденные монархисты отстаивали скорее сам принцип самодержавия, нежели конкретного самодерж-ца в лице Николая Алексан-дровича. Выражаясь современным языком, рейтинг последнего царя, и изначально-то не очень высокий (тут и свадьба во время траура по отцу, и Ходынская катастрофа в дни коронации, и крайне неудачное «дебютное выступление»), под конец был ощутимо ниже порога статистической погрешности. И это при том, что именно на царствование Николая пришелся небывалый взлет Российской империи, расцвет промышленности, наук, искусств.

Из книги Эдварда Радзинского, замечательного драматурга, ныне более известного своими популярно-историче-скими произведениями, вполне определенно следует, что Николай стал заложником и жертвой российской политической системы - абсолютной мо-нархии. Этот глубоко порядочный, скромный и деликатный человек, любящий муж и отец, был, несмотря на все свои достоинства, патологически непригоден к выполнению миссии самодержца и, к несчастью для себя и для страны, не имел механизма передачи единоличной власти кому-либо более профпригодному - да и едва ли в клане Романовых таковые на тот момент сущест-вовали, тогда как всем прочим путь на Олимп (помимо как через государственный переворот) был заказан.

Действительно ли последний российский император был настолько светлой личностью, как на том настаивает Радзинский, и насколько его выдающиеся душевные каче-ства оправдывают полную, как ни крути, бездарность в деле управления страной - вопрос, конечно, дискуссионный. Однако трагический финал жизненного пути Николая бесспорно доказывает одно - полное моральное превосходство побежденного над победителями. И если бессудную казнь самого Николая еще можно было бы если не оправдать, то объяснить жестокой исторической необходимостью, то зверское убийство семьи - ни объяснено, ни прощено быть не может! Кстати, это прекрасно понимали сами большевики и, желая «сохранить лицо», с неподражаемым цинизмом официально известили народонаселение о том, что бывший царь казнен, а семья всего лишь «эвакуирована в надежное место»... Между прочим, есть серьезные основания полагать, что в решении, подставившем четырех девочек и мальчика под пули убийц (и не только под пули - добивали тупыми штыками!), главным мотивом была не столько «классовая борьба», сколько элементарная борьба за власть - очень уж не хотелось фракции Ленина -Свердлова - Зиновьева давать лишние козыри в руки «политической проститутки» Троцкого, затевавшего открытый судебный процесс над царской семьей. А ведь в открытом процессе уж дети-то были бы однозначно оправданы!

Но... над волей личностей и групп, над внеморальной политической логикой существуют еще и нравственные законы мироздания. И стоит ли удивляться тому, что древо большевистской «всеобщей гармонии», с нечеловеческими муками взращенное на крови невинных, оказалось на редкость кривым, корявым и недолговечным.

Искренне Ваш,

Дмитрий Вересов

Читать отрывок из книги «Николай Второй» >>>

АФОРИЗМЫ РАДЗИНСКОГО

  • У нас в России кто не служит, тот еще не родился, а кто службу оставил, тот, считай, помер.
  • Злыми имеют право быть только умные.
  • У нас в России все секрет, и ничего не тайна.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

  • Впервые произведение «Николай Второй» вышло в США, а редактором была Жаклин Кеннеди-Онассис. Радзинский признается, что книги об истории специально сначала выпускает за рубежом, а потом тщательно готовит их к выходу в России.
  • Работать над биографией последнего императора автор начал еще в 1976 г.
  • «Николай Второй» - один из международных бестселлеров Радзинского, который переведен более чем на 12 языков.

 

Смотрите также: