aif.ru counter
358

Том 19. Эдуард Тополь, «Красный газ»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. Аргументы и факты в Украине 29/06/2011 Сюжет Книжная коллекция «АиФ»

Предположим, что все фильмы, снятые в СССР по сценариям Эдуарда Владимировича, были бы благосклонно приняты партийным начальством и рекомендованы к показу во всех кинотеатрах страны, а его немалые журналистские заслуги принесли ему если не престижные премии, то хотя бы право постоянно проживать в Москве. Ну, имели бы мы сейчас в меру маститого, в меру успешного столичного литератора, а вот выделялся бы этот литератор «лица необщим выраженьем», этакой неповторимой авторской «фишкой», обрел бы благодаря этому мировую известность - весьма сомнительно... А так - судьба, не без деятельного участия наших «генералов философских наук», выдавила Тополя за пределы родины.

Ох уж эти отъезды 70-х! «Не желаю плодить рабов!» - говорила Анна, красавица и умница. «Мы вернемся на броне наших танков!» - заявлял философ-троцкист Миша и делался в эти мгновения как никогда похожим на доктора Геббельса. «Там «Роллинги», там Маккартни!» - рычал музыкант Саша, тряся немытыми патлами. «А ты знаешь, сколько в Нью-Йорке получает адвокат?» - допытывался Эмиль, юрисконсульт парфюмерной фабрики. «Там в любой забегаловке - 64 сорта пива, а не эта ослиная моча», - бурчал электротехник Фима, сдувая пену с очередной кружки. А мы, остающиеся казалось бы навек в царстве «развитого маразма», провожали их в иной мир... как провожают в мир иной.

Тополь не был ни звездой балета, ни знаменитым диссидентом, ни богатым наследником, и выбор, поставленный перед ним, оригинальностью не отличался - либо до скончания дней перебиваться на социальное пособие, время от ремени подрабатывая «на кэш» грузчиком или зазывалой при лавочке на Брайтон-Бич, либо заново, с нуля, строить жизнь, в соответствии с законами новой среды обитания и исходя из собственных возможностей. И бывший сценарист взялся за роман...

В эпоху холодной войны «русская тема», особенно в формате политического боевика/детектива/триллера, на Западе была весьма популярна. Процентов на девяносто произведения этого жанра были откровенной макулатурой, где советская Россия представала этаким гибридом из оруэлловской Океании («1984») и базарного лубка с красными балалайками, водкой из самовара и т.п. Но и во вполне качественных произведениях («Русский дом» Джона Ле Карре, «Парк Горького» Мартина Смита) доля «развесистой клюквы» была непомерно высока, что, в общем, ощущалось и читателями, и издателями. Поэтому первые романы Эдуарда Тополя («Красная площадь», «Журналист для Брежнева») оказались очень, что называется, в тему. Эти романы, хоть и писались по-русски, предназначались в первую очередь для западного читателя, который открывал для себя много нового: оказалось, что неведомая и страшная «Империя Зла» населена не мрачными роботообразными монстрами, а нормальными, в чем-то даже симпатичными людьми, поставленными в ненормальные об-стоятельства. Читатель смог по достоинству оценить и небывалое по существовавшим меркам владение фактурой, и виртуозное следование всем канонам жанра, за исключением почти обязательного, по крайней мере для американских образцов, хеппи-энда. У Тополя все обычно заканчивается плохо - и в этом он, несомненно, ближе европейской традиции. Уж не поэтому ли международный успех Тополя начался не в США, стране проживания писателя, а в Англии?

Признаюсь честно - я не являюсь поклонником «политических» произведений Тополя; моей любимой книгой этого уважаемого автора была и остается «Игра в кино». Однако роман «Красный газ», выбранный для публикации в нашей «Книжной коллекции», в этом смысле является исключением из правила. Меня впечатлил не столько мастерски, как всегда у Тополя, закрученный сюжет, сколько описанная с сердечным сочувствием и с большим знанием дела судьба малого северного народа ненцев, оказавшегося на грани вымирания из-за размашистых, как всегда, действий Советской власти по освоению обнаруженных на их земле колоссальных запасов нефти и газа.

Власть ушла - а проблема осталась...

 

В чем и расписываюсь,

Искренне ваш,

Дмитрий Вересов

 ЭТО ИНТЕРЕСНО

  • Книги Эдуарда Тополя были переведены на 150 языков.
  • За лучший сценарий для детского и юношеского фильма («Юнга Северного флота») получил приз «Алая гвоздика» от ЦК ВЛКСМ в 1974 году. За фильм «На краю стою» получил призы международных кинофестивалей «Золотой Феникс» и «Волоколамский рубеж».
  • В 2007 году создал собственный продюсерский центр на киностудии «Мосфильм».

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых