35

Пещеры Бату - «преддверие рая»

Сюжет Путешествия

«В центре глубокой полутёмной пещеры в круге света стояли монахи и мерно били в барабаны, ускоряя ритм. Над ними сквозь огромную дыру в «потолке» виднелось небо. От завораживающего барабанного боя я будто бы впал в состояние транса, казалось: ещё чуть-чуть - и душа воспарит в рай.

Но в кульминационный момент барабаны вдруг смолкли и наступила тишина. Чувство такое: только что рай был на расстоянии вытянутой руки. Ты уже почти коснулся его, постиг какую-то неземную мудрость - и вдруг это куда-то делось, рассыпалось, исчезло, как мираж…»

Такие ощущения испытал в Малайзии известный путешественник и писатель, руководитель движения «Космопоиск» Вадим Чернобров. Во время индуистского праздника Тайпусам он оказался в знаменитых сталактитовых пещерах Бату - одном из самых мистических и загадочных мест планеты.

Проколотая карма

- Наслышанный о том, что во время религиозных празднеств в пещерах творятся невероятные вещи, я намеренно приехал туда один и оказался единственным европейцем в толпе экзальтированных паломников. И был поражён.

Живых людей прямо на моих глазах буквально нашпиговывали железом. Духовные служители - свами помогали пилигримам протыкать грудь, живот, щеки и другие части своего тела чуть ли не насквозь - естественно, по их желанию.

И всё это без видимого вреда и почти без крови…

Глубокие и обширные пещеры Бату расположены под известняковыми холмами в 13 км к северу от столицы Малайзии Куала-Лумпур, среди труднодоступного тропического леса. Исследователи-географы обнаружили их только в 1878 г.

Вскоре эта природная достопримечательность стала одной из важнейших святынь индуизма. А кроме того, местом массовых самоистязаний.

Раз в год (в январе или начале февраля) в этих громадных подземных пустотах проходит «очищающая» церемония. Сюда съезжаются сотни тысяч верующих со всего полуострова. Процессия, которая медленно движется из пещеры в пещеру, сопровождается боем барабанов и экзальтированными действиями идущих. Наиболее фанатичные из них наносят себе раны стальными спицами и подвешиваются на крюках, вонзают в свою плоть похожие на трезубцы копья. Они проходят весь путь, неся на теле металлические каркасы - кавади, прикреплённые крючьями к голому телу. Многие прокалывают язык.

Вся эта сцена кажется фантастической, почти нереальной. Одурманивающий дух благовоний смешивается с резкими запахами пота и горячего металла, громкие выкрики и песнопения будоражат слух. На каркасах-кавади звенят побрякушки и колокольчики. Фанатики старательно пришивают эти каркасы к своему телу, стоя у подножия лестницы.

Нести их нелегко: кавади тяжелы и весят не один десяток килограммов.

Причина же для самоистязания у каждого своя. Кто-то стремится преодолеть свою плохую карму, кто-то искупает грехи, кто-то исполняет обет или клятву. Пилигримы просят богов о рождении ребёнка, выздоровлении близкого человека или просто закаляют свою веру.

Барабаны и птицы

Пещеры, по которым, как гусеница, ползёт процессия, поражают размерами - в таком пространстве мог бы свободно поместиться христианский собор или вокзал. Самая большая из них называется Тёмной и имеет в длину около 400 м, высота её свода - 122 (!) м. Лестница из 272 ступеней ведёт в другую пещеру - Светлую. Внутри подземелий находятся индуистские храмы, росписи на стенах и статуи богов.

Паломники, не останавливаясь ни на шаг, взбираются по лестнице нескончаемой вереницей. Их цель - Светлая пещера, где они смогут снять вериги... Температура тут редко опускается ниже +31 градуса. Судя по их шатающейся походке, кажется, что паломники бредут из последних сил. Промежуточные площадки между ступенями такие узкие, что на них не присесть, тем более что напирают задние ряды. Поэтому, несмотря на то что лестница широка и явно рассчитана на большую толпу, во время пика празднеств там бывает настоящая давка с увечьями… Наверху паломники освобождаются от кавади и других железных «украшений». Свами посыпают пеплом незначительные порезы на их коже. Раны не кровоточат - можно убедиться своими глазами. Я тоже снимаю с плеч рюкзак, выпрямляю спину… и в этот момент слышу звук барабанов.

Поначалу это просто барабанный бой, ритм которого медленно учащается. Звуки становятся громче. Нарастая как прибой, рокот идёт откуда-то из глубины огромной пещеры с невероятной акустикой. Вся она буквально изрезана мириадами сталактитов и сталагмитов. Спустя некоторое время бой уже завораживает - без преувеличения. Даже меня, закоренелого атеиста, он пленил и заставил забыть обо всём, в том числе и об усталости. Эта «музыка» казалась очень приятной и влекла к себе какой-то странной тягой.

Передать это состояние нелегко. Паломники стоят спина к спине, неподвижно и молча, повернув головы к источнику звука. Такое чувство, что говорить нельзя - слова бесполезны. То, что ты сейчас ощутил, не передать никакими образами. У многих блуждающий взгляд и отсутствующая улыбка. На всех лицах - выражение безграничного счастья, не похожее, впрочем, на обычный религиозный экстаз… И вдруг, как бандерлоги из сказки о Маугли, оцепеневшие при виде удава, все одновременно трогаются с места и, будто сомнамбулы, делают шаг вглубь пещеры. Потом ещё и ещё. Растекаясь по подземелью, толпа огибает статуи раскрашенных божеств. И я тоже, подчинившись порыву, почти бегу навстречу рокочущим звукам. Хочется только одного - приблизиться к ним и слушать бесконечно...

Но вскоре в полумраке открылся освещённый круг - сквозь провал наверху проникало солнце. Я увидел, что в барабаны бьют люди в монашеских одеждах. Рокот достиг пика и стих. Барабанщики опустили руки. В наступившей тишине слышались только учащённое дыхание сотен людей и стук капель, падающих со сталагмитов. И в это мгновение подали голоса пернатые жители пещер - птицы. Словно проснувшись, они щебетали, пели, кричали всё громче. Спустя 10 минут уже казалось, что от их шума, как и от барабанного боя, резонируют стены. Когда этот концерт также достиг пика, снова начали бить барабаны. Птицы умолкли. Так повторялось несколько раз: барабаны сменяли птиц, и наоборот. Наконец я с удивлением увидел, что пещера почти опустела…

Крысы и бандерлоги

Световой день в Малайзии длится с 6 утра до 6 вечера. Близился вечер. Околдованный «небесной» пещерной музыкой, я задержался под землёй ещё на пару часов. Паломники ушли. Монахи-барабанщики подхватили свои инструменты и скрылись в одном из святилищ. Я начал пробираться к выходу, по пути фотографируя сталактиты. И вдруг вижу - к камере, установленной на треноге, тянется стая обезьян, обычно выпрашивающих у паломников бананы и орехи. Привыкшие к подачкам, они приняли её за подношение и посчитали своей. Я успел выхватить камеру у них из-под носа. Но тут же увидел звериный оскал обезьян. Несколько десятков макак окружили меня и стали атаковать. С их точки зрения, я повёл себя не по правилам - забрал приношение, которое минуту назад им преподнёс. Спасаясь, я перевесил рюкзак себе на грудь и краем глаза заметил пакеты, прислонённые к сталактиту. Один из них оказался с едой - это и были те самые подношения для животных. Я стал кидать им продукты из пакета.

Когда я оказался на свету, уже смеркалось. На выходе из пещеры пришлось бросить обезьянам остатки провизии. Но они всё равно не отставали. Тут меня спасли… громадные крысы. На закате их полчища вылезли из всех углов и яростно сцепились с макаками из-за объедков. А я, спотыкаясь на бегу, покинул «преддверие рая». 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых