aif.ru counter
145

Венесуэльский кошмар

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Аргументы и факты в Украине 19/05/2010 Сюжет Права человека

О судьбе украинцев, три года находящихся под арестом в Венесуэле, «АиФ» уже рассказывал (№ 14, 2010). Тогда мы поднимали проблему бесправного положения, в котором все чаще оказываются наши моряки за рубежом. За прошедшее время положение наших соотечественников только ухудшилось - теперь их держат до суда в чудовищных условиях в федеральной тюрьме.

«Я бы квартиру продала»

В апреле нам удалось выйти на связь с секьюрити-офицером судна «Би Атлантик» Юрием Датченко. Он рассказал о злоключениях своей команды. 13 августа 2007 года балкер «Би Атлантик», груженный углем, должен был сняться с якоря в порту Маракайбо в Венесуэле и отправиться в Италию. Однако вместо лоцмана на борт поднялись таможенники и объявили о досмотре судна. В Венесуэле, граничащей с Колумбией, такая процедура привычна - власти ведут бескомпромиссную войну с наркобизнесом. Визитеры внезапно сообщили команде, что она задержана: возле винта водолазы обнаружили мешок со 128 кг вещества, напоминающего наркотик. Экспертиза подтвердила: кокаин.

Экипаж продержали на корабле под арестом больше месяца, пока венесуэльский суд не постановил: все свободны, кроме капитана и человека, отвечающего за безопасность судна. Так украинцы - капитан Владимир Устименко и второй помощник капитана Юрий Датченко - оказались в заточении. Их вину до сих пор доказать не удалось, судебные заседания с завидным постоянством откладываются. Между тем, жизнь моряков, похоже, висит на волоске.

- Я бы продала или заложила квартиру, чтобы только найти деньги. Осталось несколько дней до внесения очередного платежа. Говорят, если тюремщикам в Венесуэле не передать денег, они могут убить заключенного - просто так, без суда и следствия, - Галина Датченко, жена Юрия, беззвучно плачет. - Там каждый месяц нужно вносить по 3 тысячи долларов за человека. Иначе... Сначала нам помогал судовладелец. Теперь сказал: не может больше. А я не могу продать квартиру - все документы оформлены на мужа.

Ради этой квартиры Юрий все никак не мог «бросить якорь» на берегу. Жилье было кредитным - моряк годами зарабатывал, чтобы у семьи была крыша над головой. А ведь когда-то, 25 лет назад, устраиваясь на флот на далекой Камчатке, херсонец Юрий был уверен: поработает всего несколько лет, накопит на новенькие «Жигули» - и на большую землю. Жизнь распорядилась иначе.

«Наша судьба - ничто»

- Сколько раз мы с Наташей (дочерью заключенного капитана Владимира Устименко. - Ред.) хотели поехать в эту Венесуэлу, вызволить их. Сердце туда рвется. Но нас отговаривают: это страшная страна. Узнают, что мы родственницы заключенных, подбросят наркотики, сфабрикуют дело, как нашим мальчикам, - и все, не вернемся. Дети и вовсе сиротами останутся… Яна, дочка, переживает сильно, боюсь за нее. Все носит в себе. Правда, перед телекамерами, когда мы приехали в Киев помощи просить, расплакалась: «Виктор Федорович, пожалуйста, верните мне папочку!» Нас может спасти только письмо президента - нашего, украинского, к их президенту - Чавесу, - уверенно говорит Галя и сглатывает слезы. - Конечно, сейчас ему, президенту нашему, некогда. У него дела государственные. Наша судьба - это капля в море, это что? Но ведь мы тоже жители этой страны, Украины. Почему же нас оставили один на один с этим венесуэльским кошмаром, предали?

Один из владельцев судна - швейцарец Стефано Магнелли - долгое время боролся за «Би Атлантик». Игра стоила свеч: по оценкам специалистов, стоимость корабля превышает 40 млн долларов. Еще несколько миллионов долларов - стоимость груза. Судовладелец сразу был уверен: наркотики подбросили. Кстати, по данным экспертов из «Морского бюллетеня», это в Венесуэле практикуется. За последние годы наркотики «нашли» на нескольких иностранных судах и самолетах, прибывших в страну. По тамошнему закону, транспортные средства могут быть конфискованы в пользу государства. Таким образом Венесуэла ловко укомплектовывает собственный транспортный парк, считают эксперты.

Судовладелец организовал проживание заключенных моряков не в тюрьме, а под домашним арестом, сняв для них квартиру, не скупился на адвокатов. По словам г-на Магнелли, эта судебная тяжба обошлась ему в 4 млн долларов.

У Юрия и Владимира, ожидавших решения суда, долгое время был доступ к Интернету. Используя ниточку, связующую с миром, моряки - а вместе с ними и их родные - «бомбили» письмами и обращениями все государственные инстанции в Украине, Венесуэле, Беларуси. Президент последней даже вызвался было помочь в освобождении узников, используя свои дружеские отношения с коллегой из Венесуэлы.

Не проявил живого интереса к судьбе соотечественников лишь украинский МИД, сославшись на отсутствие дипотношений между Украиной и Венесуэлой.

«Там мой муж умирает»

- Я приехала в Киев - в первый раз приехала в этот город - и страшно стало, - рассказывает Галина. - В МИДе меня даже на порог не пустили - общались на улице. Выгуляли, как собачонку, вокруг здания МИДа. Красивое такое здание, величественное, большое. Сказали, что Юра сам себе проблемы создал, стал рассказывать в прессе, что с ними происходит, чем очень разозлил венесуэльцев. Что мы вот бегаем, суетимся, а нужно-де положиться на судьбу. На какую судьбу? Там мой муж умирает! Сказали: не уверены, что моряки не виноваты. И ждать надо, пока суд не состоится. Какой суд? Говорят, в этой Венесуэле подследственные могут и 5, и 10 лет ожидать вердикта. Была я в Администрации президента. Там пообещали передать мое письмо-просьбу Виктору Федоровичу лично. Нам бы только его подпись под этим письмом - и наши мальчики были бы свободны.

В конце прошлого года, когда закончилась страховка на судно, судовладельцу необходимо было обновлять документацию. Судебный процесс не давал это сделать. Тогда С. Магнелли отказался от «Би Атлантик». После очередного судебного заседания Устименко и Датченко перевели в федеральную тюрьму. Переписка прекратилась.

- Их там сейчас мучают страшно. Им в тюрьму тайком передали мобильный телефон - я несколько раз общалась с Юрой. У него голос изменился. Он сейчас в лихорадке, с температурой высокой. Сидят в камере, где еще 80 заключенных: наркоторговцы, убийцы. Раз в день кормят. Раз в день - в туалет. Наручники надевают - говорит, какие-то особенные, скользящие. Чуть пошевелишь рукой, они впиваются еще больше. Кажется, ему выбили зубы. Он мне, знаете, что сказал? «Не надо ничего делать. Оставь». Боюсь, не верит он, что вернется. Хочет, чтоб я его забыла, не мучилась. Плохо он меня знает...

Под чертой

Правозащитник Эдуард Багиров уверяет, что человека нельзя держать в заключении, пока не доказана его вина. Однако венесуэльская Фемида, как видим, рассуждает по-своему. В то же время на сайте украинского МИДа мы нашли интересную информацию о Центре защиты прав моряков. Оказывается, таковой существует - правда, в Нью-Йорке. Подписан даже меморандум о сотрудниче-

стве между этой организацией и Генконсульством Украины в Нью-Йорке - почти шесть лет назад. Вроде бы наших граждан должны опекать даже в том случае, если они попали в беду на судне под флагом третьей страны или в чужих водах. Только почему-то на практике меморандум не действует. Редакция «АиФ» очень надеется, что после публикации этого материала в судьбе заключенных украинских моряков и их семей примут наконец активное участие государственные органы. Главное - не опоздать.



 КСТАТИ 


Даже выстраданное возвращение домой не всегда может вернуть человеку, испытавшему унижение плена, душевное спокой-ствие. На днях добровольно ушел из жизни один из моряков судна «Фаина», которое четыре месяца находилось в пиратском плену. По словам близких, 42-летний одессит Юрий Лисютин наложил на себя руки после того, как долгое время тщетно пытался добиться правды и получить заработанные деньги от судовладельца. Семья моряка живет небогато, и средства срочно нужны были ему на лечение больного ребенка. Как считает Нина Карпачева, Уполномоченный Верховной Рады по правам человека, ответственность за смерть моряка обязан понести судовладелец.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых