aif.ru counter
206

Почему сленг перестал быть молодежным, а беспредел – воровским

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и Факты в Украине 22/04/2015
Язык
Язык © / Bigmir.net

Лингвисты утверждают, что существенные изменения в языке происходят каждые 25 лет. По мнению некоторых из них, метаморфозы, изменившие нашу лексику за последние 2,5 десятилетия, практически довели русский язык до психоза.

Гремучая смесь

Двигатель языковых метаморфоз – развитие политической и общественной  жизни, науки и техники и других сфер бытия. Наглядный пример – лексика Северной и Южной Кореи, где один и тот же язык в силу различного к нему отношения (с одной стороны – всевозможных запретов, тормозящих развитие, с другой – открытости к новшествам) – как бы раздвоился. Теперь жителям Северной Кореи, которые сбегают в Южную, приходится фактически учить язык с нуля. Как на северокорейском будет «менеджмент», «рента», «социальная сеть», «веб–серфинг», «загуглить»? Да никак! С русским языком, на котором говорят россияне и украинцы, все не так просто. И тем не менее… Филологи подозревают – один и тот же язык в Украине и России развивается по различным законам. Впрочем, пока это еще не слишком заметно. Особенно если учесть, как сильно изменился наш общий русский язык всего за 24 года, начиная с развала СССР.

«Наша жизнь в последние два с половиной десятилетия была очень насыщенной, – говорит Валентина Мусиенко, доктор филологических наук, профессор, завкафедрой русского и украинского языка Киевского национального лингвистического университета. – Повеяло свободой, не стало запретов, практически все разрешено, если даже в телеэфире ругают первых лиц страны, а эмоции иногда выражают неформальной лексикой. Разрушение прежних социальных стереотипов повлекло стирание возрастных граней. Плюс – активное внедрение IT–технологий. Плюс – идеологемы или новые слова, рожденные на политической почве. Кроме того, говорят, что в 1990–е годы каждый пятый сидел. И по мере освобождения бывшие заключенные «обогащают» нашу лексику воровским жаргоном – так называемой феней. Все вместе и дало нам ту гремучую смесь изменений, которые происходят с языком».

Итак, полное отсутствие табу привело к тому, что мы чаще стали употреблять ненормативную лексику. Она звучит уже не только в «исполнении» подвыпивших мужичков, но и из уст тех, чей образ вроде бы трудно связать с нецензурными словами. Ее употребляет интеллигенция, милые дамы, подростки из хороших семей. Кстати, о подростках. Если раньше сленг считался прерогативой молодого поколения, то сейчас он пополняет речь практически всех возрастных категорий. Дело в том, что те поколения, которые раньше считали зрелыми, сейчас позиционируют себя как молодежь – в одежде, поведении и в речи. И щедро «сдабривают» ее неформальными словечками. Теми, которые в былые годы называли молодежным сленгом. Сейчас он утратил четкую возрастную принадлежность.

Свою лепту в языковой вопрос внесли и компьютерные технологии. Мы перестали писать бумажные письма, заменив их краткими рублеными фразами электронных посланий. Информативно, быстро и экономно. Из этих же соображений мы перестали склонять сложные числительные. И, как утверждает В. Мусиенко, подсознательно строим речевые конструкции так, чтобы они были в начальной форме. Правил склонения чисел никто не отменял, но удобство произношения создает свои, неписаные правила. И все реже услышишь трехзначное число, к примеру, в родительном или творительном падеже – триста двадцати пяти или трехстами двадцатью пятью.

Майданно интересно

По мнению Нины Озеровой, доктора филологических наук, профессора, ведущего научного сотрудника отдела русского языка Института языкознания им. А. Потебни НАН Украины, краткость мыслей и выражений постепенно начали вытеснять и газетную публицистику с философскими размышлениями и яркими метафорами. На смену ей в СМИ «прописалось» новое явление нашего времени – инфографика, насыщенная цифрами, картинками и короткими описаниями их. Но если перевернуть несколько страниц истории, то истоки этой краткости можно найти в середине ХІХ века, когда литераторы начали дробить огромные глыбы текстов на части и разделы.

Немаловажную роль в развитии нашего языка сыграл и Интернет – всемирная паутина привнесла  массу новых иностранных слов – сисадмин, блогер, браузер, интерфейс, сайт. Самой яркой идеологемой наших дней филологи называют слово «майдан». В русский литературный язык оно ворвалось революционным вихрем из украинского. И прописалось в нем не только как имя существительное. Уже стали нормой русского языка такие слова, как глагол майданить, прилагательное майданный и даже наречие майданно интересный. И «продвинутые» исследователи уже строчат диссертации об идеологеме «майдан».

Другой пример – не так давно ставшее литературным слово «беспредел». Раньше оно было исключительно воровским, и означало грубое нарушение воровских законов. Но в конце 1990–х просочилось сначала в устную речь, а потом получило и официальный статус литературного. Вслед за «криминальными талантами» мы постепенно слово «садитесь» заменили на «присядьте». В русской грамматике «живы» оба эти глагола, и имеют несколько разные оттенки в значении. Но, отдавая дань веянию времени, мы, как и бывшие зэки, отдаем предпочтение слову «присаживайтесь» (по логике из соображений «сесть ты всегда успеешь»).

В начале ХХ века, после революции, русский язык уже переживал ломку. В частности, тогда была мода у тех, кто считал себя элитой, произносить некоторые слова на заграничный манер – «газЭта», «пионЭр», «шинЭль», «музЭй». Но сама жизнь выбраковала из нашей речи такое произношение. В то же время, мы и сейчас говорим «антЭнна» и «кафЭ». Наше время подбросило нам слово «мЭнЭджер», за которым уже тоже прочно закрепилось твердое произношение. Вообще–то филологи уверены, что многие спорные вопросы относительно произношения или ударения в словах может урегулировать только время. И сейчас есть такие пока неразрешимые вопросы:

как правильно произно–сить, «маркетинг» или «маркетинг»?  Языковеды считают, что приемлемы оба варианта: если рассматривать это слово как кальку с английского языка, то ударение должно быть на первом слоге, а с точки зрения русского языка – на втором. Подобная ситуация и со словами «жалюзи», «договор», «средства», «звонить». Вроде бы понятно, какое ударение правильное, но многие упорно его игнорируют. Филологи – в растерянности. А окончательный вердикт сможет вынести время. 

Грядет расслоение?

Говоря о будущем, филологи уверены, что ни развитие компьютерных технологий, ни робототехника и прочие новинки науки не смогут вытеснить из нашей жизни язык. «Возможно, со временем появятся упрощенные, с помощью знаков или просто кликов на компьютере способы передачи информации, – рассуждает  профессор Мусиенко. – Но ничто не заменит нам язык как средство выражения эмоций. Кстати, есть мнение, что одна из причин, почему сейчас так популярен мат, грубые и неформальные слова, – это стремление отдельных индивидуумов к экспрессии. А в целом это получается тенденция, которой следуют многие, желая выделиться в наше унифицированное время из безликой толпы».

Что касается перспектив русского языка в Украине, то филологи уверены, что украинцы вряд ли когда–то от него откажутся. «Не верю, что язык, на котором писали свои  произведения великие украинцы Гоголь, Шевченко, автор слов известного романса «Очи черные» Евгений Гребинка, Марко Вовчок, когда–нибудь станет в Украине чужим, – говорит Валентина Мусиенко. – Хотя, честно говоря, подрастающие поколения мало внимания уделяют изучению русского. Ребята разговаривают  неплохо, а пишут с ошибками. А в перспективе, возможно, у нас введут требование обязательного знания английского при поступлении в вуз. Тогда не исключено языковое расслоение общества, как это было в России в ХVIII веке: элита общалась на родном языке и по–французски, а простой народ – на материнском языке. Только как это практически выразится в Украине – прогнозировать сложно». 

Машины-призраки – фото заброшенных автомобилей на территории Киева | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых