aif.ru counter
464

Мариуполь под прицелом: стал ли стратегический порт городом–крепостью

Мариуполь – одна из двух точек, остающихся горячими во время перемирия. Причем, в отличие от второй – Донецкого аэропорта, где тоже обстрелы каждый день – в Мариуполе нам есть что терять. Готова ли Украина защищать свой Мариуполь?

Мариуполь
Мариуполь © / АиФ в Украине

Об эскалации конфликта предупреждают эксперты. Одним из основных направлений возможного удара со стороны так называемой «ДНР» считают Мариуполь. Такое мнение, к примеру, высказывает Джеймс Клеппер, директор Национальной разведки США. Знают о таком варианте развития событий, разумеется, и в Киеве, и в секторе «М» – так в АТО называется мариупольское направление. О том же речь идет в разведданных, которые приводит Дмитрий Тымчук, нардеп и координатор группы «Информационное сопротивление».

«Приморская ударная тактическая группа – на Мариупольском направлении, в основном сосредоточена севернее и северо–западнее Новоазовска. Часть сил и средств даной группы участвует в боях на линии Павлополь – Широкино, еще часть сил и средств оперирует в районе Заиченко – Октябрь. В составе данной ударной группы всего до

2 500 чел., разбитых на несколько тактических групп смешанного состава (местные боевики и российские наемники). Насчитывает 25 танков и 18–20 ББМ, имеет большое количество транспортных средств (до 60 единиц армейского автотранспорта, более 20 МТ–ЛБ и других тягачей, разного рода переоборудованных автомобилей повышенной проходимости, прежде всего в составе мобильных минометных групп)», – сообщает Тымчук.

В общем, все в курсе, меры принимаются. Но у бойцов, вернувшихся как раз из буферной зоны вокруг Мариуполя, впечатление, что меры эти принимаются лишь на бумаге.

Наши в городе

Близость фронта сегодня на улицах Мариуполя ощущается, прежде всего, на слух. Несмотря на перемирие, канонада слышна постоянно. Бьют по Широкину и Саханке. Местные жители нервничают, вспоминают февраль, обстрел города «Градами». Тогда погибло 30 человек, все гражданские. Чуть позже ВСУ и Нацгвардия провели наступательную операцию – создали ту самую буферную зону к востоку от города. При этом сопротивления практически не было – все силы «ДНР» были брошены на Дебальцево. Но сейчас, когда Дебальцево взято, давление с востока на Мариуполь все время возрастает, регулярно происходят обстрелы, диверсионно–разведывательные группы рыщут по окрестностям.

Но в городе мирная жизнь продолжается. В начале марта – уже весна, которая пришла сюда раньше, чем в Киев. На праздники на улицу высыпало огромное количество людей – нарядных, веселых. В общем, жизнь идет своим чередом, как в любом другом украинском городе, Кривом Роге или Кременчуге. Только вот канонада…

«Везде пишут, что следующим под удар попадет наш город. Очень страшно за детей, прежде всего, – рассказал Виктор Веретенников, инженер, местный житель. – Уезжать будем в крайнем случае, если уже пойдут бои на Восточном (район на левом берегу Кальмиуса, разделяющего город на две неравные части. – Ред.). Вещи на всякий случай собраны у многих, кто вообще может позволить себе куда–то уехать хотя бы на время».

«До городских боев дело не дойдет. С той стороны воюют в том числе и мариупольцы, не будут они штурмовать и разрушать свой родной город, – считает Мария Коляденко, 64–летняя мариупольская пенсионерка. – А вот гремит постоянно, так что, может, и снова начнут стрелять из пушек, но я не верю в то, что наши хлопцы могут это делать. Это какие–то провокаторы пытаются людей еще больше озлобить. Не знаю, кто это делает, но доверия нет никому – ни этим – Нацгвардии, ни тем – ополченцам».

…На всех крупных перекрестках города – сводные патрули, состоящие из бойцов Нацгвардии, местной милиции и ГАИ. Большинство гвардейцев – бывшие внутренние войска (ВВ), их учили патрулировать улицы и охранять объекты. Воевать они не хотят, в чем охотно признаются.

«Мы с милицией и ГАИ патрулируем город. Батальон «Азов» расположен на двух своих базах, в аэропорту. Там, где штаб сектора «М», стоит резерв Нацгвардии (бывшие ВВ), за городом расположена наша артиллерия, а перед городом – передний край, где в окопах сидят… опять же бывшие ВВшники, – рассказывает корреспонденту «АиФ» Игорь, сержант одной из частей Национальной гвардии (ВВ), расположенных в Мариуполе. – Патрулирование – это то, что мы знаем и умеем, но зачем ВВ посылать на передовую, что они там делают?». 

Кроме того, по словам нашего собеседника, многие бойцы Нацгвардии не понимают, зачем нужно удерживать город, в котором половина жителей не питает теплых чувств к Украине.

«Знаю ребят с передовой, с Нового года сидят в окопах на восточной окраине Мариуполя – это патрульная часть бывших внутренних войск, – рассказывает Игорь. – Сейчас они уже едут домой на ротацию, так там у парней крыша едет – 40 дней под «Градами» провели. Так вот, они рассказывают, что когда едут по четвергам в баню, местные на левом берегу от них морды воротят. Мол, валили бы вы домой, защитнички, из–за вас нас и обстреливают доблестные освободители Донбасса… Представьте, каково пацанам такую службу нести? Они, кстати, год назад на Майдане в Киеве все три месяца простояли – у них и убитые были и раненых куча. И все ради чего? Чтобы выслушивать о себе такое?»

…Впрочем, складывается впечатление, что мнения мариупольцев разделились 50:50. Очень многие поддерживают Украину. Эти люди вопросом «зачем нужно защищать город?» не задаются. Причем, сегодня сепаратистские настроения в городе уже значительно ниже тех, что были в прошлом году, считает В. Веретенников. Во–первых, местные насмотрелись на беженцев из «ДНР» и послушали их рассказы о том, как там жить. Во–вторых, считает Виктор, больше не транслируются российские каналы. «Да, много тех, кто не понимает, что будет, когда к нам заглянут те, из Новоазовска, – говорит местный житель В. Веретенников. – Что поделаешь, народ безграмотный, думать сам не умеет».

Фронт и мобилка

Те самые бывшие бойцы внутренних войск, о которых нам рассказал нацгвардеец Игорь, действительно занимают сектор обороны города на его восточной окраине. Линия обороны тянется от моря на северо–восток, до Талаковки и Гнутово. Попасть на передовую практически невозможно из–за непрекращающихся артиллерийских обстрелов. Говорят, что огонь ведут от Новоазовска. Количество обстрелов снизилось после расширения буферной зоны в феврале, а также через неделю после объявления очередного перемирия, в 20–х числах. Об этом «АиФ» рассказали бойцы одной из в/ч Нацгвардии, вернувшиеся на днях с фронта на ротацию.

«Это уже наша вторая командировка под Мариуполь. Первая была осенью, тогда поспокойнее вроде было, мы окопы и блиндажи рыли – это несколько километров, – рассказывает прапорщик Юрий Романов*. – В этот раз прибыли 3 января. Думали, будем укреплять фортификацию, а нас как накрыли артиллерией с 10–го числа, так до 20 февраля и долбили беспрестанно. Вернулись домой, и оказывается, что каждому второму нужен психотерапевт – мозги просто набекрень. Провести столько дней под «Градами» – это что–то невероятное просто. Двоих ребят, к сожалению, мы потеряли в тот же день, когда и Мариуполь бомбили».

Юрий подтверждает, что местные жители в микрорайоне Восточный не жалуют своих защитников. «Мы едем – все отворачиваются. В других городах машут, что–то кричат вслед, водители сигналят, а тут словно мы враги. После бани всегда в один и тот же магазин заходили, раз 10 были, не меньше – так продавщицы ни разу даже не улыбнулись. А однажды даже рассказали, где и в чем они нас видели… В гробу, значит, в белых тапочках».

Но со временем научились не обращать внимания на холодный прием, рассказывает прапорщик. Да и не это, по его мнению, главная проблема.

«Подробностей о нашей обороне я, конечно, рассказать не могу. Скажу вот что: сплошной линии обороны у нас нет – несколько блокпостов, потом линия окопов, перед которыми вырыты противотанковые рвы, минные поля. При этом вся территория перед нами – а у нас около 700 метров до ближайшей «зеленки» – простреливается и пристреляна. Но за нами – уже Мариуполь. Никаких директив о возможных путях отхода в случае штурма Мариуполя в лоб (то есть прямо на нас) и невозможности удерживать рубежи, у нас нет. Запасных подготовленных рубежей нет. Но главное: мы никогда не знаем, что происходит у соседей – только на слух. Например, бабахает слева: кто стреляет, кого обстреливают, что происходит вообще? Если далеко – рация не добивает, наш комбат звонит по мобильному (притом, что все расписывались о том, что не будут пользоваться мобильными на передовой!) своему другу из другой части и пытается выяснить – к чему же готовиться нам».

Еще одна проблема – вражеские беспилотники, рассказывает боец. Иногда приходит приказ – сбивать без запроса, а иногда необходимо докладывать в штаб сектора. Понятное дело, что он улетит к тому времени, как придет ответ. А если беспилотник пролетел – это верный знак, что сейчас накроют артиллерией. «Выходит, мы часто смотрим на этих «птичек», ждем приказа, и сразу же начинаем молиться, – грустно улыбается прапорщик. – Но самая большая проблема на фронте – это никакая коммуникация между ВСУ и Нацгвардией. В штабе сектора в аэропорту сидит командующий сектора от Нацгвардии, командующий сектора от ВСУ и

командующий от СБУ. Складывается впечатление, что договориться между собой они не могут в принципе, и чем они там занимаются, непонятно. Так и напишите: во взаимодействии между Нацгвардией и армией царит полный хаос».

Стоять до конца

А вот кто работает на фронте на отлично, так это наша разведка, считает нацгвардеец. Если противник пойдет на Мариуполь танками, об этом будет известно заранее. Правда, наш собеседник затруднился ответить, сколько времени они смогут удерживаться на позициях.

«У нас есть противотанковое оружие, на позициях врыты танки, поэтому весь вопрос в том, какому количеству солдат нам придется противостоять, – рассуждает Юрий. – Если это будет полномасштабное наступление, то у нас надежда только на артиллерию. Пару дней, возможно, продержимся и мы. И то, если не прорвут оборону слева или справа. Но стоять будем до конца – отходить нам некуда, да и приказ именно такой».

…Интересно, что канонада, которая слышна по всему городу, видимо, не беспокоит наблюдателей от ОБСЕ, к которым у представителей Вооруженных сил Украины и волонтеров – море вопросов. Вот и сейчас, по словам Ярослава Матюшина, известного мариупольского волонтера, представителей организации в районе боевых действий днем с огнем не сыщешь. 

«Широкино системно освобождают от бытия. Как говорят хлопцы с передовой, пока сотрудники ОБСЕ трутся на фронте, видимость перемирия работает. Как только европейские функционеры уезжают пить водку в ресторан гостиницы «Спартак», войска противника активизируются и щедро сыплют фугасами системы «За перемирие».

…И хоть пока линия фронта проходит в 15 км от Мариуполя, местные жители практически ежедневно тренируются прятаться в бомбоубежища под звук жутко заунывной сирены гражданской обороны.