1239

Небесная сотня год спустя: Близкие по-прежнему оплакивают героев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Аргументы и факты в Украине 20/02/2015
Небесная сотня
Небесная сотня gigamir.net

Мы поинтересовались, как живут родственники героев Небесной сотни. КонеЧно, описать каждую историю физически невозможно – получился бы не один том. Расскажем о нескольких неординарных, запомнившихся еще во времена Майдана.

Мама Нигояна болеет

Сережа Нигоян, 21-летний парень из Днепропетровской области, ушел одним из первых. В 1992 году его родители переехали в Украину, спасаясь от войны в Нагорном Карабахе, и поселились в небольшой деревеньке Березноватка Солонянского района. Сергей родился уже в Украине, и всегда считал себя украинцем. Он свободно говорил на украинском языке и читал Тараса Шевченко наизусть, чем на Майдане покорил многих активистов.

Сергей был единственным сыном у Гагика и Венеры Нигоян, – рассказали нам в сельсовете села Березноватка. – Они очень добрые и порядочные люди, жили всегда небогато, но гостеприимно. Здесь никто не скажет об этой семье дурного слова.

Сергей еще со школьных лет отличался импульсивностью. Когда узнал о Майдане – сразу же отправился туда. Попросился в охрану. Родители уговаривали сына вернуться домой, но он был против. Погиб Сергей на Майдане  22 января в 6 часов утра – в это время пока еще продолжалось перемирие между протестующими и «Буркутом».

Родители очень тяжело переживают до сих пор потерю, и ни с кем о своем горе говорить не хотят, даже с ближайшими соседями, – рассказывают в сельсовете. – Отец себя обвинял в смерти сына, а мама сильно заболела после этой трагедии.

Сын не приехал на похороны

Иван Наконечный – самый старый член Небесной сотни. Когда Иван Максимович вышел на Майдан, ему было 83 года.

Дядя служил в ВМС еще при Советском Союзе, – рассказал Евгений Чебан, племянник погибшего героя. – А с 1982 года поселился в Киеве, затем овдовел.

Наконечный был на Майдане в тот момент, когда там, еще в ноябре, разгоняли студентов. Увиденное его настолько впечатлило, что он не смог сидеть дома – начал активно поддерживать революцию.

Родственники его очень просили не ходить, – говорит Евгений. – Не потому, что мы имели что-то против, просто дяде уже 83 года было, возраст все-таки. Но он был старой закалки и только всем отвечал, что давал присягу защищать свой народ.

Умер Иван Максимович от полученных 19 февраля на Институтской травм в больнице.

Трагедия героя усугубилась еще и тем, что его единственный сын Сергей на тот момент жил и до сих пор живет в Санкт-Петербурге. Даже на похороны отца сын Ивана Максимовича не приехал.

Из России на похороны дяди приехала его внучка, – рассказал Е. Чебан. – И то только по поводу наследства, как оказалось потом.

Но простых украинцев эта история очень тронула – Иван Максимович теперь не только герой Украины, в его честь композитор Алла Мигай написала песню «Судьба».

Хотел строить дом с отцом

Самый юный участник Небесной сотни – 17-летний Назар Войтович. Назар был студентом Тернопольского кооперативного колледжа, родился в селе Травневое  Збаражского района.

Назар был нашим единственным ребенком, – говорит отец героя Юрий. Супруга Оксана до сих пор не может прийти в себя, ходит в церковь. Односельчане и друзья пытаются нас как-то утешить, но, признаться, нет таких слов, которые нас бы утешили.

Юрий Войтович вспоминает, что Назар отправился на Майдан 19 февраля.

Сел и поехал, хотя мы просили его остаться дома, – говорит папа. – Но Назар твердил, что нам нечего бояться, он не пойдет на передовую. А 20 февраля его убили – пуля прошла навылет. Парни с Майдана рассказывали, что он только приехал туда. Даже чая не успел попить, как начали стрелять….

В справедливость родители Назара уже не верят – успели за год разочароваться.

- Пытались сами через Интернет найти тех, кто был с сыном в последние минуты его жизни, – рассказал Юрий. – Удалось найти свидетелей, но они рассказали немного. Даже пули, которой убили сына, у следствия нет. Никого до сих пор не посадили за расстрел людей…

В родном селе в честь Назара назвали школу, в которой он учился. Но родительское горе от этого не уменьшилось.

Сын хотел быть дизайнером, – говорит Юрий. – Ему оставалось еще год учиться. У нас было очень много планов на будущее – думали заняться строительством, сын бы рисовал макеты, я сам строитель – воплощал бы его идеи в жизнь….

Юрий убежден – за год многое в стране после Майдана изменилось.

Власть не изменилась, а вот люди поменялись здорово, – считает Ю. Войтович.

«Как так может быть?»

Житель села Подобная Маньковского района Черкасской области Виктор Чернец никогда не был на Майдане. Но в Небесную сотню попал. Мужчина погиб на автобане «Киев – Одесса» в тот момент, когда селяне, организовав блокпосты, пытались не пустить в столицу «титушек» и бойцов «Беркута».

Мне до сих пор звонят люди из всей Украины, которые были на Майдане, и благодарят за то, что мой муж ценой своей жизни остановил автобусы со спецвойсками, которые ехали убивать майдановцев. Благодарят, что остались живы, – говорит вдова погибшего Наталья.

Виктор всю свою недолгую жизнь проработал водителем в местном ДЭД на КРАЗе. Наталья – воспитатель в сельском детском садике. Вместе воспитали двоих дочерей. Старшая учится в вузе, младшая дочь пока еще в школе.

Когда муж увидел, как бьют на Майдане детей, он разнервничался и все спрашивал: «Ну как же так может быть?» – вспоминает Наталья. – Очень нервничал, когда увидел, как раздевали на морозе казака Гаврилюка. Он бы и сам поехал на Майдан, да за несколько месяцев задолжали зарплату.

Когда на трассе начали сооружать первые блокпосты, Виктор первым пошел туда. А погиб 19 февраля.

Наш дом находится возле самой трассы, – рассказывает Наталья. – Как сейчас помню – та ночь была ужасной. Автобусы и машины неслись со страшной скоростью, иногда даже в отбойники ударялись. Все собаки от этих звуков перепугались и даже не лаяли. Как мне рассказали потом, Витя тянул бороны и не успел увернуться. Его сбил черный джип, который сопровождал один из автобусов. Фактически раздавил на огромной скорости на дороге.

Помогли вдове волонтеры и небезразличные украинцы. А вот в деревне селяне разделились – кто-то искренне сочувствует молодой женщине, которая осталась вдовой, а кто-то пытается подсчитать деньги, которые семья получила после гибели кормильца.

Старшая дочь Виктора – Лиля учится в университете имени Драгоманова. Но до сих пор не призналась однокурсникам, кто ее отец.

Убийца Веремия удрал за границу?

Корреспондент «Вестей» Вячеслав Веремий был убит 19 февраля «титушками» за попытку их сфотографировать, Вячеслав всего три дня не дожил до своего 34-летия. Дома у Славы остались супруга Светлана и пятилетний сын Максим.

Больше всего за этот год меня радовал мой сын – единственное, что осталось от Славы, – призналась Светлана. – В остальном стараюсь крепиться, здорово поддерживают друзья и родственники, кроме того, я понимаю, что сейчас всей стране трудно, – многие потеряли и мужей и сыновей. Помогаю, как и вся страна, чем могу – и солдатам нашим в АТО, и раненым, и беженцам.

Убийц Вячеслава за этот год успели установить. Но предъявить обвинение или посадить не успели – Джамал Алиев убежал за границу, его объявили в международный розыск. Подозрение также выдвинуто Юрию Крысину, который сейчас находится на подписке о невыезде. В суд подозреваемый является исправно.

Три женщины

Первой из погибших женщин на баррикадах стала Антонина Дворянец. Она – пенсионерка, активистка и ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС – никогда не оставалась в стороне от политической жизни. Не смогла усидеть дома и в день своей гибели – 18 февраля. У Антонины остался муж и взрослые сын с дочерью.

– С первых дней она была на Майдане. Сказала. что идет туда ради будущего своих детей и внуков. Вы просто не знали мою Антонину – она была очень сильной, волевой и сбить ее с задуманного невозможно было, – вспоминает муж Антонины Иван Дворянец.

Антонина не просто была на Майдане, а пыталась всячески быть полезной – разносила бутерброды в Доме профсоюзов, покупала за свои деньги теплые носки для протестующих. Хотя родственники предупреждали – все это может быть небезопасно.

Все также кажется, что вот-вот она влетит в комнату, как ветер, начнет что-то рассказывать, что-то делать по дому… – не скрывает слез Иван Дворянец. – В голове до сих пор не укладывается, что моя жена, мама моих детей была убита в центре столицы моей страны… В Небесной сотне состоят три женщины – Антонина Дворянец из Броваров, пенсионерка Людмила Шеремет из Хмельницкого, которая скончалась от огнестрельного ранения при попытке штурма СБУ в Хмельницкой области, и Ольга Бурая из Львовской области, умершая в больнице от ранений.

Алена ВОВЧЕНКО

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых