aif.ru counter
3046

Удар из тыла: Дома участников АТО встречают бюрократия и равнодушие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2. Аргументы и факты в Украине 15/01/2015
Раненый боец АТО
Раненый боец АТО © / giga.ua

Сейчас бойцам с Донбасса и их родственникам приходится вести еще одну антитеррористическую операцию – против бюрократии и равнодушия.

Бесправные добровольцы

Лишь в августе – через 4 месяца с начала войны на Донбассе – Кабмин сподобился определить порядок предоставления статуса участника боевых действий и соответствующих льгот для тех, кто принимал участие в АТО. В нем отдельной строчкой указано, что статус распространяется на «военизированные формирования, которые защищали независимость, целостность и суверенитет Украины». Подразумеваются добровольческие батальоны. Как показала практика, именно бойцам этих батальонов приходится сложнее всего отстаивать свои права. Отчасти, из-за неопределенности статуса. Пример – добровольческий украинский корпус «Правый сектор». Он не подчиняется ни МВД, ни Минобороны и, как следствие, не имеет прав. Ольга Петрушова, жительница Днепропетровска в конце декабря только в суде смогла доказать, что ее супруг-доброволец Александр Петрушов погиб в зоне АТО.

«Александр ушел добровольцем в апреле, а в августе погиб. У него осталась жена и двое детей, – рассказывает Юлия Пашковская, адвокат Ольги. – Чиновники посылали вдову из одного ведомства в другое несколько месяцев. Оказывается, у погибшего не было документов, которые указывали бы, что он погиб в зоне АТО. Потом стали уверять, что не могут присвоить статус участника боевых действий посмертно.

Помог резонанс и общественность. Через суд вдове и адвокату удалось доказать, что закон не запрещает получить такой статус посмертно.

Вячеслав Галва Фото: АиФ Украина

Вячеслав Галва, полковник запаса ГУР МО Украины также пошел воевать добровольцем. Он тренировал молодых бойцов, был опытным инструктором и погиб 26 августа под Новоазовском. Дома остались супруга и четверо детей. В статусе вдове сразу же отказали: руководство батальона «Азов» и МВД не смогли найти рапорт о назначении В. Галвы в батальон. А значит, претендовать на пенсию, льготы и внеочередное получение жилья его близкие не могут. Как следствие, семья полковника по-прежнему снимает квартиру на Троещине (отдаленный микрорайон Киева). И это притом, что В. Галву знали даже за рубежом – он автор нескольких военных методик по ведению боя.

- Помогли друзья, они обратились непосредственно к Арсену Авакову, и тот пообещал взять дело на персональный контроль, – говорит вдова полковника Элина.

Война все спишет

Максим Клокун Фото: АиФ Украина

За погибших бойцов сражаются с системой их родственники. А тем, кто выжил, иной раз приходится еще труднее. Максим Клокун из Днепропетровска пошел добровольцем в батальон «Шахтерск», летом в котле под Иловайском потерял ногу.

Мы писали заявления о том, чтобы нас приняли в ряды милиции, – говорит он. – Но наши заявления куда-то пропали…

С протезом парню уже помогли – его делают в Польше, сейчас он должен документально доказать государству, что воевал и потерял ногу в бою. Помогают неравнодушные люди и волонтеры – бегать по инстанциям парню с одной ногой тяжело в прямом смысле слова.

Но это все добровольцы. А что же кадровые военные или мобилизованные? Оказывается, чиновники и здесь находят лазейки. Один из самых распространенных способов – написать в документах, что военнослужащий в зоне АТО не был, сидел в тылу… Тут вот в чем казус: районы проведения АТО засекречены и постоянно меняются. То есть был ты на передовой, не был – не захотят этого говорить, и не скажут! Мало того, по закону для статуса участника боевых действий на передовой нужно находиться 45 дней без перерыва. А если человека перевели на пару дней? Или убили? И тут уж все в руках комиссии по установлению статуса участника боевых действий, которая работает при штабе АТО. За ней последнее слово, а военкомат может лишь подтвердить призыв, точно так же, как медики лишь характер ранения, но не факт, что оно получено на фронте. Так что придется основательно побегать и собрать много бумажек в разных инстанциях. Впрочем, и это – лишь полдела. Получить потом выплаты и обещанные льготы тоже непросто.

Виктор Мельниченко Фото: АиФ Украина

Виктор Мельниченко из села Веселый Кут Черкасской области – единственный среди односельчан, кто отправился добровольцем на фронт. Служил в пехотной бригаде, погиб во время минометного обстрела 12 октября. В родном селе героя похоронили с почестями, двое взрослых сыновей и супруга получили посмертно медаль отца… и все. Обещанные государством 600 тысяч гривен не дали, сообщив, что таких денег в бюджете нет. В сельсовете решили написать письмо нардепу Ирине Геращенко. Она обещала помочь, но пока и у нее не получилось. А тем временем в комиссии Киевсовета по вопросам обеспечения киевлян сообщили, что компенсацию за оплату коммунальных услуг киевляне-участники АТО смогут получать только с 2015 года – в городском бюджете за прошлый год такие суммы не рассчитали. На 2015-й заложили 50 миллионов гривен. Может и не хватить… Всего для ветеранов и участников АТО государство в 2015 году выделило 745 млн грн, по данным профильной государственной службы. Негусто, если учесть, что в эту сумму входит все – и компенсация родственникам погибших (609 тыс. грн), и выплаты инвалидам 1-3 группы (304 тыс., 243 тыс. и 182 тыс. грн соответственно), и компенсации пострадавшим, и даже психологическая реабилитация участников боевых действий…

Артур Деревянко, председатель Госслужбы по делам ветеранов войны и участников АТО заявил, что только в 2014 году в зоне АТО успело побывать около 50 тысяч человек, которые уже имеют или впоследствии будут иметь право на льготы. А с 20 января правительство планирует новую волну мобилизации.

Льготы отменяются?

Всего государство гарантировало участникам АТО свыше 20 льгот. В том числе поступление в вузы на бюджетные места, сохранение рабочих мест, льготы на проезд и медицинское обслуживание… Многие из этих льгот на деле получить невозможно!

Евгений Лозивский Фото: АиФ Украина

Евгения Лозивского, бойца «Айдара» уволили с работы из-за… инвалидности, полученной в зоне АТО. Причем сделала это не какая-нибудь фирма-однодневка, а «Укрзализныця»! Правда, разразился скандал, и Лозивскому удалось восстановиться на работе.

В 15 лет я поехал в Днепропетровск учиться на железнодорожника, два года работал составителем поездов, а в 2007 году устроился в локомотивное депо Лозовая ЮЖД помощником машиниста тепловоза, – рассказывает парень. – В 2014 году, когда начались боевые действия, машинистов и помощников машинистов освободили от мобилизации, потому что объемы перевозок нужно выполнять даже в военное время. Но я пошел на фронт, был ранен, получил вторую группу инвалидности.

На работе в депо Евгений попросил направление на перекомиссию. Но ему ответили, что со второй группой он работать не имеет права и просто отдали трудовую на руки.

Я не просил о каком-то особом отношении, – сознается парень. – Но могли бы для меня подыскать другую должность, пусть даже не связанную с движением поездов. Тепловозы, колеи, вокзалы – это вся моя жизнь.

Сейчас Евгений выписывает наряды для локомотивных бригад. Но сразу напрашивается мысль – за скольких ему подобных просто некому было заступиться.

Марина, жительница Винницы, отправила мужа на войну, а сама обратилась в ЖЭК за льготами. Оказалось, льготы ей не положены… потому что она с ребенком прописана в воинской части, а льготы распрост-раняются только на собственное жилье. 

Нам отказали в льготах на коммуналку из-за того, что у нас частный ЖЭК, – говорит Марианна, жена офицера из Тернополя. Ее муж уже четвертый месяц в зоне АТО.

Многие пошли воевать, даже не задумываясь о том, что будет дальше, – говорит Александр Таран, представитель украинского офицерского собрания «Офицерский корпус». – В итоге сейчас власть просто не хочет замечать проблемы. В стране урезаются социальные расходы, так что шансы что-либо получить у воевавших и искалеченных украинцев очень мизерные. Власть, скорее, занимается популизмом, чем реально решает проблемы людей, которые воевали.

Александр Таран считает, что у власти нет денег на военные действия. Ведь требуются не только средства на обеспечение и вооружение армии, но еще и колоссальная работа с теми, кто вернется с войны.

- Проблема заключена в неправильности работы самой системы, – считает Алексей Арестович, военный эксперт. – Ее необходимо менять, а свои права нужно отстаивать любыми способами. Хорошо, что наше общество поняло, что и оно может подключиться и повлиять на результат, а сама система ощутила, что значит общественное мнение и резонанс. Такие случаи нельзя оставлять.

Елена ГОРДЕЕВА

Красота спасет мир – фото самых красивых женщин, участвовавших в АТО | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых