404

Ненужная память: Почему не сохранились дневники времен Второй мировой войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и факты в Украине 10/12/2014
Вторая мировая война, дети
Вторая мировая война, дети © / usiter.com

Как не расчеловечиться

В 2015 году будет 70 лет, как закончилась та война… Сейчас говорят, не наша она была, а советско-немецкая, да и круглая дата – вовсе не праздник, ведь на смену нацистскому игу пришло новое, коммуно-большевицкое. Еще говорят, про ту войну можно забыть – новая прямо сейчас, у нас в доме.

Эти заявления, конечно, от короткой памяти. 69 лет мы жили в мире, и еще, может быть, мы жили в плену иллюзий. Верили, что тот ужас уже никогда не повторится – настолько верили, что даже армию развалили. Ну с кем воевать?!

И вот случилось, и читаем теперь в Интернете записки с передовой или из городов, в которых идут бои. Ищем ответ на вопрос, можно ли выжить под непрерывными артобстрелами, без света и мобильной связи, без денег. Но… прозрения нет, вместо него новая иллюзия, что война – это, может, даже хорошо – мы победим, соберем расползшееся по шву одеяло территорий, построим лучшую армию, новую страну. Хотя история не помнит случая, чтобы опыт государственного строительства на крови и броне оказался удачным и чтобы у мира имелась бы хоть одна приемлемая альтернатива. Может, самое время задуматься об этом сейчас, в канун года Победы, за которую заплачена самая высокая цена в истории?

В России давно по крупицам собирают историю Великой Отечественной. Самая яркая часть архивов, это, конечно, дневники – истории обычных людей, любивших, надеявшихся, мечтавших, даже внутри адской военной мясорубки. От этих записок из прошлого трудно оторваться. Взять хотя бы блокадные дневники – их сотни, и особенно трогательны, конечно, дневники детей. Они сегодня – лучшее лекарство от любых иллюзий, потому что показывают дно пропасти, в которую падает страна, охваченная войной. Читаешь, и сразу ясно – мы дна не достигли, и может, впору задуматься о том, как остановить падение. Но дневники показывают еще одну, может быть, даже более значимую вещь – там, на дне, при самых худших обстоятельствах – люди все равно остаются людьми. Словами российского писателя Даниила Гранина, эти документы – «свидетельство того, что в самое бесчеловечное время люди, в том числе и дети, не расчеловечились и пытались сохранить свою сущность».

Дневники Фото: АиФ Украина

Любви больше не стало

О том, как не «расчеловечиться» на дне пропасти знала литовская девочка Маша Рольникайте, пережившая в 14 лет два фашистских концлагеря. Она жива до сих пор – писательница, знаменитая одним трудом – дневником, надиктованным самой себе за колючей проволокой, под страхом смерти, и переведенным на 18 языков мира.

«Ведь сколько ни утекло воды со времен, о которых я рассказываю, а люди не стали друг друга больше любить. Возьмите братские народы русских и украинцев! Везде, то вспыхивая, то стихая, бушует вражда. И для меня это больная тема – то, что люди продолжают ненавидеть друг друга. Я не знаю, откуда берется эта желчь. Но я должна рассказать», – говорила Мария Григорьевна корреспонденту «АиФ».

Из дневника Маши Рольникайте: «Набожные люди уверяют, что земля не хочет принимать невинные жертвы и выбрасывает их назад. Поэтому из земли торчат руки… Но, как объяснила мама, большинство расстрелянных валятся в яму ранеными. Они задыхаются и распухают. Их очень много – слой земли, которым засыпаны ямы, лопается. Вот в щелях и виднеются руки, ноги, головы…»

Это – о расстрелах жителей вильнюсского гетто в местечке Понары. А вот о концлагере Штуттгоф: «Подходим к одной женщине, которая умерла сегодня утром. Беру ее холодную ногу, но поднять не могу, хотя тело умершей совершенно высохшее… Надзирательница бьет меня резиновой палкой по голове и сует в руки ножницы и плоскогубцы: я должна буду раздевать и вырывать золотые зубы…»  

На построениях и работах, в темноте ночи и днем, под носом у геттовских полицаев, она твердила свои строчки. «Что будет с тобой – то будет с этими записками», – говорила Маше мама. И Маша учила свой дневник наизусть. Маму, а также младших брата и сестру она проводила в один конец – скорее всего, в Освенцим. А с Машей было вот что: крайняя степень истощения, выбитые лагерным надсмотрщиком передние зубы – такой она вернулась после войны в Вильнюс. Восстановила по памяти все записки, и получилось три тетрадки…

«Один набожный человек мне сказал, что Бог сохранил меня ради того, чтобы все это передать. Но почему, скажите мне, он не спас маму и маленьких Раечку с Рувиком (брата и сестру)?! Я ведь до сих пор чувствую дыхание спящего Рувика, когда он лежал у меня на руках за несколько часов до того, как их навсегда увели налево, а меня, еще способную работать, – направо, в немецкие лагеря. Раечка была постарше, не спала, она все спрашивала: «Мама, а когда расстреливают – это больно?»

Дневники Фото: АиФ Украина

Маша спаслась. Напечатала свои записки, окончила Литературный институт, вышла замуж за инженера. Но прошлое не отпускает.

- Мне как-то сказали: «Ну почему вы все пишете о грустном, Мария Григорьевна? Пишите о любви!» У меня ком встал в горле.

Пишите нам!

Если у вас дома остались дневники бабушек и дедушек, отцов и матерей, которые во время войны были детьми, свяжитесь с редакцией «АиФ» любым удобным образом.

Почтовый адрес: 04080, Киев, ул. Фрунзе, 104

Телефон/факс:

(044) 205-43-04

E-mail: aif@aif.ua

Потому что она вся – о любви. Несбывшейся, затоптанной, расстрелянной, убитой. Полной надежды, что когда-нибудь люди станут другими…

А что же у нас? Если киевские школьники и вели свои записи во время оккупации, современные исследователи об этом не знают. Это нам подтвердил Дмитрий МАЛАКОВ, киевский историк, много лет работавший в Музее истории Киева. Кстати, войну в столице он видел своими глазами – в 1941 г. ему было всего 4 года, и он со своими родными жил в оккупированном Киеве. Свои детские воспоминания, а также то, что рассказывали родные и знакомые, пережившие войну, он описал в книге «Киевляне. Война. Немцы», изданной в 2008-м, а затем переизданной в 2010 г.

Но мы уверены, что дневники украинских детей времен оккупации существуют! Не обязательно в Киеве – Львов, Одесса, Харьков, Днепропетровск, страна наша большая. Очень может быть, что они пылятся в подвалах или на чердаках, потому что наши современники просто не могут оценить их истинную ценность. А ведь такое наследие бесценно!

«АиФ» обращается ко всем нашим читателям в Украине: если подобные записи сохранились у вас, не дайте им пропасть. Давайте опубликуем их вместе в год 70-летия Победы, и тем самым сохраним ваше наследие для истории.

Полина ИВАНУШКИНА

Андрей ХРУСТАЛЕВ

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых