aif.ru counter
250

Ученое счастье: почему олигархи не вкладывают деньги в украинских ученых

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Аргументы и факты в Украине 14/11/2014
Ученые
Ученые © / АиФ в Украине

Как не проесть 3 миллиарда

Один из тех, кто считает, что знает, где спрятаны все наши научные проблемы, – Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

«У нас раздувают два мифа, – говорит эксперт. – Первый, что в Украине не финансируют науку. И второй, что наша наука хорошая, но она ничего не делает только потому, что ей дают мало денег. Стоит лишь обратиться к цифрам, чтобы понять, это – лишь мифы». Оказывается, согласно плану на 2014 год, с учетом всех поправок, финансирование Национальной академии наук Украины составило 3207109627,49 грн.  То есть больше 3 млрд грн. Обернется ли эта кругленькая сумма научным прорывом или хоть одной Нобелевской премией? Вряд ли. Ведь точно никто не скажет, сколько денег из нее пойдет непосредственно на разработки ученых, а сколько – на, так сказать, проедание. В развитых странах мира академии наук не финансируют из госбюджета. Там они являются общественными организациями, поэтому «живут» за счет взносов. Вы удивитесь, но именно это записано и в уставе наших национальных академий. Но их по старинке продолжают финансировать за счет госбюджета, нерационально расходуя деньги налогоплательщиков. Академии наук у нас подсадили на госфинансирование при Иосифе Сталине. Это сделали для того, чтобы взять под контроль ученых и их исследования. Но пришло время менять подходы к науке».

А если учесть, что уже подписан Договор об ассоциации с ЕС, – даже появилась необходимость в изменениях. Ведь теперь украинские научные учреждения должны будут  интегрироваться с европейскими. А там огромный бюрократический аппарат научных учреждений не финансируют. Там выделяют деньги – государственные и частные капиталы – в виде грантов на конкретные научные исследования. Это дает возможность оценить эффективность науки.

«При таком подходе появится смысл даже увеличить сумму государственных финансовых вливаний в научные разработки, – продолжает А. Охрименко. – Но финансировать надо реально перспективные исследования, а не тот хлам, который наши академики называют наукой.  Это будет шоковой терапией для нашей науки. Но она спасет нашу страну от псевдоученых, которые просто тратят деньги из госбюджета, и поддержит подающих надежды исследователей».

Ветер странствий

Наталья Шульга – известный в мире молекулярный биолог. В середине 1990-х она тоже уезжала из Украины в США. И 10 лет проработала в Исследовательском институте Рочестера. Там она стала автором уникального метода, благодаря которому клетку можно наблюдать в трехмерном пространстве. Но в 2005 г. решила вернуться на родину – надеялась, что со сменой власти изменится и ситуация в науке. Сначала она преподавала в Киево-Могилянской академии, и мечтала о том, как хорошо было бы создать украинский Гарвард. Но оказалось, что в этом особого смысла нет, поскольку на научном фронте в Украине все по-прежнему. Сейчас Наталья преподает в Киевском педуниверситете им. Драгоманова – решила сосредоточиться на подготовке воспитателей детских садов и школьных учителей. Она признается: работать в Украине тяжело. Но не теряет надежды на позитивные изменения.

«Чтобы наша наука заработала, необходимо выделяемые государством деньги  использовать эффективно и финансировать конкретное исследование, – считает она, как и Александр Охрименко. – Кроме того, нужно менять наше просто катастрофическое управление наукой. Это нужно решить в законодательстве, которое будет принимать новый парламент. А чтобы наука стала эффективной для общества, надо вообще менять стратегию развития нашей страны. На сегодняшний день по результатам 23 лет независимости мы живем с экономикой, существующей в основном за счет продажи ресурсов. Это путь в никуда. Какое-то время мы еще продержимся на плаву, но развития не будет. Ведь мы не производим ту дополнительную стоимость, которая и определяет прогрессивно развивающееся общество. А значит, исследования и разработки ученых практически не имеют шансов превратиться в производства с высокими технологиями».

Чтобы это произошло, по мнению Натальи Шульги, надо начать пошагово поддерживать молодых исследователей, готовых с нуля, на основе своих научных работ, строить бизнес.

Сейчас такой научный прорыв в Украине невозможен. Но если изменится научный и коммерческий климат в стране, если все будет способствовать внедрению разработок молодых ученых, то вряд ли они будут ехать за границу в поисках своего ученого счастья. Наша собеседница уверена, что если бы Стив Джобс и Билл Гейтс были украинцами, то даже они не смогли бы стать у нас теми, кем они стали.

Но вернемся к сегодняшней действительности и к нашим олигархам. По мнению Натальи, одной из причин того, прочему олигархи не спешат вкладывать деньги в нашу науку, – бесперспективность этого доброго дела. Ее демонстрирует пусть и небольшой, но все же определенный опыт Виктора Пинчука. Он иногда поддерживает образовательные проекты, пытается выводить магистров и молодых исследователей на международный уровень. Что из этого выходит? Перспективные ребята, получив помощь на старте, едут заниматься наукой в известные зарубежные исследовательские центры. Кстати, получается, что при нынешней ситуации и наше государство зря тратит деньги на их бесплатное обучение.

Несмотря ни на что, некоторые молодые украинские ученые находят возможность продолжать свои исследования на родине. Марина Шквыря, кандидат биологических наук, научный сотрудник Института зоологии им. И. Шмальгаузена НАН Украины – один из лучших в Европе исследователь волков. У нее есть уникальный опыт жизни в природе среди хищников и далеко идущие перспективы. Она из тех, кто готов потерпеть и дождаться у себя на родине перемен. А в Институте филологии Национального университета им. Шевченко работает молодой ученый, кандидат филологических наук японец Хироси Катаока. Его 10 лет назад привела в Украину любовь к украинскому фольклору, который, по его мнению, во многом схож с японским. Изначально-то Хироси изучал народное творчество в Санкт-Петербурге. Но в одной из научных библиотек нашел сборник об украинском фольклоре. Копнул глубже, и заинтересовался нашими песнями, сказками и обычаями так, что из интереса купил билет на поезд и поехал в Киев. Здесь и остался. Потом у нас защитил кандидатскую диссертацию, продолжает трудиться над докторской и преподает студентам. Кстати, по-украински он говорит лучше многих киевлян. И вроде бы не замечает того, что вынужден жить на мизерную зарплату и ютиться в студенческом общежитии. Хотя, как и Марина, надеется, что придет время, когда и в Украине ученые смогут нормально жить, а не выживать.

Недавно группа одесских ученых запатентовала новое противогриппозное средство. 
Как сообщили в пресс-службе Одесского национального университета им. И. Мечникова, над созданием основы этого средства больше четырех лет работали специалисты химического факультета университета Одесского медуниверситета и Одесского противочумного института.
Основой препарата является координационное соединение биологически активных ионов металла и биолеганда (германия, кобальта и лимонной кислоты). Германий является индуктором интерферона в человеческом организме, лимонная кислота участвует в цикле Крепса (процессы окисления и синтеза клеток), кобальт входит в состав жизненно важного для человека витамина В12 (недостаток его может привести к злокачественной анемии). Новый препарат низкотоксичен, что доказано в ходе неклинических испытаний. Он легко усваивается организмом, что сводит к минимуму нежелательные эффекты. Препарат сейчас проходит доклинические и клинические испытания – на это в наших условиях потребуется года три. Так что спрашивать этот препарат в аптеках пока что рановато.

Фото: Apple Watch – «умные часы» принимают звонки и измеряют пульс | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых