aif.ru counter
1427

Бойцы невидимого фронта: волонтеры помогают Донбассу больше государства

Снабжение украинской армии, в основном, остается на прежнем уровне. То есть очень неважное. Не случайно в Вооруженных силах слагают легенды о таких людях как «Феникс»

Волонтеры
Волонтеры © / Левый берег

Старшина Феникс

Юрий Бирюков, бизнесмен из Киева, после начала антитеррористической операции организовал собственный Фонд помощи «Крылья Феникса». Волонтеры Юрия называют себя «крыльями», его самого – «Фениксом». Легендой Феникс стал, потому что ему удавалось решать такие проблемы, которые оказались и Генштабу не под силу. А все началось… с отпуска.

«События на Майдане выбили меня из колеи, – признается Бирюков. – Я поехал отдохнуть на Шри-Ланку, но на море так и не попал. Узнал, что российские войска пересекли границу, и понял, что отдыхать не смогу».

До этого Юрий Бирюков помогал Евромайдану. Об этом, очевидно, знали военнослужащие, вышедшие с ними на связь после его возвращения. Задали вопрос: не осталось ли продуктов из той, «майданной» помощи? Оказалось, солдат направили в зону боевых действий, и уже три дня не кормят.

«Я отправился в зону АТО и ужаснулся. У бойцов не было реально ничего», – говорит Бирюков и вспоминает подробности: 72-я механизированная бригада начала выполнять свои боевые задачи, не имея не то что бронежилетов, но даже одеял и матрасов. Тогда же и возникла идея создания Фонда помощи стране.

«Сейчас в фонде до 30 волонтеров, – говорит Владимир Степанец, помощник Юрия. – У каждого из нас своя зона ответственности. У каждого из координаторов направления много помощников. Люди присоединяются охотно.

За два месяца фонду удалось собрать около 10 миллионов гривен, доставить грузовиками в зону АТО тонны продуктов, воды, средств гигиены, одежды, медпрепаратов, касок, специальных приборов. И даже новенькие джипы. Также ребята организовали производство бронежилетов, пошив чехлов для них, доставку амуниции из-за рубежа, ремонт ночных прицелов, починили самолет Ан-26 и даже построили здание для бригады морской авиации.

«Бригада морской авиации прибыла к нам из Крыма, – рассказал Степанец. – Им удалось втихую увезти почти все свое имущество и технику из оккупации. Ребят поселили в заброшенной казарме без ремонта. Это очень классные специалисты. Поэтому пришлось срочно думать что-то со зданием для их базы».

Самолет Ан-26 теперь имеет бортовой позывной «Феникс». Чтобы его починить, волонтерам пришлось выйти на главного инженера АНТК им. Антонова и завод «Мотор-Сич»

С бронежилетами ребятам пришлось помучаться. Все дело в том, что в Украине сейчас один сертифицированный производитель бронежилетов. А использовать несертифицированные – это подвергать опасности жизнь бойцов. Пока Минобороны нашло 800 «броников», «фениксы» доставили солдатам больше 2 тысяч. Солдат, которому выстрелили в спину с близкого расстояния, подарил Бирюкову пулю. Титановые пластины выдержали. Причем «броник» он получил всего за два часа до боя.

«У нас есть перечень воинских частей, которые находятся на передовой. Над ними взяли шефство.  Всего около десятка, – говорит Степанец. – Наша с волонтерами задача – сделать их максимально обороноспособными и помочь в быту. Сейчас, например, ищу прачечную или химчистку - нужно перестирать несколько тонн одежды».

Юрий Бирюков Фото: nikopol-tv.net

Больше всего волонтеров впечатлила одна из просьб солдат – привезти на передовую детские рисунки.

«Ребята были деморализованы, долго сидели на передовой. Когда они рассматривали рисунки, у некоторых слезы на глазах стояли. А боевой дух у солдат сразу же поднялся», – вспоминает Владимир Степанец. И добавляет: помочь может каждый желающий, и не обязательно деньгами. Можно физически, например, надо сортировать швейные комплекты. Можно прийти на наш пункт сбора и самому принести все, что считаете нужным, - салфетки, зубную пасту, носки или, пардон, мужские трусы», – говорит волонтер.

Секретный агент в МВД РФ

Именно такое место работы значится на страничке киевлянки Наталии Старокожко в соцсети «Фейсбук». Ирония, конечно. Просто Наталия помогает тем, кто по другую сторону линии фронта на Донбассе. Раненым среди гражданского населения Донбасса и бойцам ДНР – ей без разницы. А раньше славилась в Фейсбуке своими колкими замечаниями в адрес сторонников Евромайдана. Себя характеризует так: «Активный сетевой хомяк с ярко выраженной гражданской позицией».

Наталия сейчас в декрете младшему из трех сыновей, Максиму, всего годик. Двум другим 11 и 15 лет.

Когда на Донбассе началось, Наталия просто не выдержала. Рассказывает: 

– Подумала, что у меня обширная аудитория в соцсетях. Многие друзья видели мое отношение к ситуации. В критической ситуации человек либо действует, либо сидит. Когда стало понятно, что мифическая ДНР не имеет ни возможностей, ни желания лечить раненых и помогать больным, я взяла ситуацию в свои руки.

Наталья бросила в соцсетях клич, кто-то откликнулся… Первые посылки с медикаментами собирала сама, отправляла «Новой почтой». В зоне АТО контакты Натальи передавали посредством «сарафанного радио».

– Наш обычный день выглядит так – мы с Максюном «топаем» в банк, получаем несколько переводов, потом отправляемся в вояж по аптекам. Затем дома пакуем посылки и отправляем, – рассказывает Наталия. - Когда появилась информация о перебоях с доставкой (это было накануне референдума на Донбассе), мы с парочкой чемоданов с заказанными медпрепаратами отправились в Донецк. Женщина с детьми уже два раза ездила на Донбасс. Второй раз вернулась, буквально на днях.

– Мне с детьми совершенно не трудно, это им трудно со мной, – говорит Наталья Старокожко. – Когда мы первый раз катались по Донбассу, было слегка боязно. Очень велика вероятность поймать «шальную» пулю. Но там это повсеместная проблема. Во второй раз Максюн даже начал активно помогать. В вещи ребенка можно спрятать деньги или что-то важное. Его на блокпостах обычно не проверяют – и меня вместе с ним. Ко всему он несколько раз очень удачно ревел в самый «подходящий» момент. Старшему приходится таскать коробки на почту. Он всегда смеется и говорит: «А если я скажу: «Слава Украине!» – можно не тащить?». Приходится эксплуатировать труд юного националиста.

Изначально в Донецкой облгосадминистрации просили любую возможную помощь. Очень часто – перевязочные материалы, антибиотики, противовирусные препараты. Затем у Натальи выработался алгоритм работы с больницами. Подключились и волонтеры на местах: «Есть раненые – нас оповещают, что нужно конкретно. Мы уже достаем. Я передаю посылками – на местах девочки доставляют посылки по назначению.

Когда люди пострадали в Луганске –  постарались выделить деньги на медикаменты. Точно так же и в Мариуполе после 9 мая. Диабетикам на Донбассе некому помочь, а лекарство нужно постоянно. Жду вот аппарат Елизарова из России – обещали помочь. Постоянно консультирую людей».

Сейчас Наталья активно сотрудничает с волонтерами из Мариуполя, Донецка, Краматорска, пытается наладить работу с местными храмами.

– Мы бойцы невидимого фронта, – говорит Наталья. – Когда-нибудь, когда все закончится, и я буду видеть, что моя помощь не нужна, я закину чемодан на антресоль и засяду за свое старое занятие – писать блоги и печь пироги.

І Почему власть «тормозит»
В том, что армию снабжают усилиями общественных деятелей, есть что-то постыдное. Ведь Вооруженные силы исправно получали деньги из бюджета. А граждане страны думали, что у них есть боеспособная армия. Оказалось, все не совсем так. Впрочем, эксперты советуют воздержаться от крайностей в выводах:
«Минобороны – это бюрократическая структура, – отмечает Ярослав Ковальчук, руководитель департамента внутренней политики международного Центра перспективных исследований. – Они неповоротливые и по поводу обеспечения армии, и по поводу принятия конкретных решений. Во время войны государство увеличило финансирование армии, были добровольные пожертвования через смс. Но использовать все это эффективно в Минобороны так и не смогли. Естественно, очень хорошо, что народ Украины мобилизовался – кто-то в тылу помогает, кто-то пошел добровольно на передовую.
Впрочем, как ни крути, а выводы делать нужно:
«Нам предстоит впереди очень много работы. Некоторые отрасли пора возрождать – например, производство боевых самолетов и вертолетов. Правительству необходимо четко определить - сколько и откуда денег в бюджете нужно заложить на армию, где их взять. Но того, что уже случилось, больше повториться не должно», – отмечает Игорь Козий, эксперт Центра Евроатлантического сообщества

Елена МАРЧЕНКО