176

Скафандр неприкосновенности: интервью с Мустафой Найемом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и Факты в Украине 02/08/2017
«Неприкосновенность перестала играть ту роль, которую изначально должна была», М. Найем
«Неприкосновенность перестала играть ту роль, которую изначально должна была», М. Найем УНИАН

«Я считаю, что неприкосновенность нужно отменять, сохранив лишь одну ее составляющую – чтобы депутата за его голосования, выступления и законопроекты не могли судить. Точка. Все остальное, если человек изнасиловал, убил, ограбил – это никакого отношения к политике и политическому преследованию не имеет, пусть отвечает за содеянное перед законом. Есть также вопросы, которые мы должны решить в отношении неприкосновенности президента, возможности импичмента и так далее – это все не проблема. Но я уверен, что пока у нас не будет отменена депутатская неприкосновенность, народные избранники не мобилизуются для того, чтобы сделать то же самое в отношении президента. Просто потому, что у них нет мотивации», - начинает разговор с нами народный депутат Мустафа Найем.

Народные космонавты

- Мустафа, есть мнение, что неприкосновенность депутатов не может быть отменена хотя бы потому, что в нашей стране весьма несовершенна правоохранительная система...

- Это абсолютно ненужный инструмент, который уже отжил себя. В моем понимании, неприкосновенность перестала играть ту роль, которую изначально должна была. Вместо того, чтобы этот инструмент защищал от политических преследований, он стал оружием против общества, когда люди, совершив преступление, которое должно быть наказуемо, прячутся за щитом неприкосновенности. Я уверен, что какой бы ни была система правоохранительных органов, судов и так далее, они не будут реформированы до тех пор, пока депутаты не прочувствуют все на себе. Пока же у них есть неприкосновенность, они как космонавты, которые надели скафандр, улетели в космос, вернулись на землю и продолжают ходить в скафандре. Не надо этого, пускай встречают реальную жизнь такой, какая она есть.

- А есть шанс в ближайшее время таки отменить неприкосновенность, которая есть в нынешнем виде, сохранив лишь гарантии политической свободы депутатам?

- Сейчас в Верховной Раде зарегистрирован законопроект, который именно это и предусматривает. Точно такой же законопроект был предложен и президентом. Мне все равно, чей законопроект будет принят в итоге – пусть принимают, шансы есть. Единственный загвоздка в том, сможет ли этот парламент принять этот законопроект для себя. Я думаю, что точкой компромисса может стать,  например, такой вариант: парламент предложит внести изменения в эту норму Конституции, однако действовать она начнет только для парламента следующего созыва. Но это тоже нормальная история, и мы даже за такой вариант проголосуем. В общем, я думаю, что шансы есть.

- Подведите, пожалуйста, итоги минувшей сессии: насколько все она была успешной и продуктивной? Согласно статистике, интенсивность вашей работы снизилась…   

- Главные три реформы, которые мы должны были принять, к сожалению, не были приняты – имею в виду реформу образования, медицины и пенсионную. Это те три вещи, которые нужно было принять в последние дни. Они, конечно, пришли поздно, но это не столь важно. К сожалению, мы их в итоге так и не приняли. Этот парламент и эта сессия, я бы сказал, отличилась тем, что были приняты всего 3-5 законов, касающихся госрегуляции. В остальном это была вечная борьба за НАБУ (Национальное антикоррупционное бюро. – Ред.), отказ голосовать за Антикоррупционные суды, которые президент саботирует уже который месяц.

И сейчас я не просто не доволен этим парламентом – я прекрасно понимаю тех людей, которые требуют перевыборов. Вряд ли новый парламент станет намного лучше, чем сейчас, но, тем не менее, понимаю.

Политическая расправа

- Назначение спецпредставителя США в Украине Курта Уолкера – это попытка склонить нашу страну к каким-то нужным извне действиям или же наоборот, усилить ее позиции на мировом политическом поле?

- Я достаточно давно знаю Курта Уолкера, и могу сказать, что это тот человек, который достаточно хорошо понимает, что происходит в России и знает те методы, которые она использует против своих оппонентов и с помощью которых влияет на своих соседей. Поэтому тут очень важна его личность, и я не думаю, что Курт – тот человек, который будет в ущерб своим взглядам на эти события приближать к чему-то Украину. Мы с ним дважды об этом разговаривали, и оба раза мне показалось, что он достаточно трезво понимает, что происходит. Никакого обмена Крыма на Донбасс, как некоторые это расценивают, в его понимании быть не должно. И второй момент: я думаю, что позиция по Донбассу будет становиться еще более жесткой, то есть, на выполнении  Минских соглашений будут настаивать гораздо жестче. И мне кажется, что Уолкер вполне готов к тому, чтобы в Минских соглашениях появились новые дополнительные пункты, требования.

- После лишения украинского гражданства Михаила Саакашвили общество разделилось: одни назвали Порошенко диктатором, а другие наоборот считают, что, мол, так Саакашвили и надо. Что думаете по этому поводу?

- Я сейчас не хочу обсуждать личности и фамилии, но скажу в целом об этом событии. Я считаю, что это первый очень тревожный звонок, поскольку это первое открытое публичное использование институции правоохранительных органов и юридической машины против политического оппонента.

Утверждение, что в Украине не знали об уголовных делах в отношении Михаила Саакашвили в Грузии – это откровенная ложь. Что это чисто юридическая процедура, которая сработала автоматически, – тоже ложь. Хотя бы потому, что она сработала почему-то только в отношении одного человека. А я вас уверяю, что в Украине есть множество людей, которых преследуют в своих странах, но они при этом получили гражданство, например, защищая нашу страну на фронте. Так что это чисто политическая расправа.

И это страшно, на мой взгляд, поскольку может быть использовано и против остальных. В данном случае мы можем говорить о подготовке к выборам. Точно также когда-то Виктор Янукович хотел исключить из президентских выборов Виталия Кличко – была схема, юридическая мелочь, которая могла помешать ему баллотироваться. С Саакашвили похожая история, хотя, конечно, он бы не мог баллотировался в президенты.

- Саакашвили мог бы быть полезен Украине, если бы у него были развязаны руки? Поскольку одни говорят, что в Украине он занимался исключительно пиаром, другие наоборот считали, что он что-то менял…

- История не терпит сослагательных наклонений. Мы видели Одессу и сейчас сложно сказать, что было причиной тех результатов, которые мы получили – то, что действительно ему не давали работать или то, что Михаил просто был нацелен на национальный, а не региональный уровень. Поэтому сейчас мы не можем четко сказать, но у нас есть предыдущий опыт Грузии, который достаточно позитивен. Поэтому в данном случае мы можем ссылаться только на него.

«Это наше будущее»

- Не превратился ли со временем, с погружением в политику, ваш еврооптимизм в европессимизм? Идеалы и стремления остались те же?

- Еврооптимизм – это всего лишь словесное обозначение неких стандартов жизни. Всегда хочется жить лучше, поэтому разочароваться в этом невозможно. Но то, что это действительно происходит не так быстро, как мы бы хотели, не так успешно, не так эффективно – это правда. Но если мы разочаруемся, то этого вообще никогда не произойдет! Потому я наоборот считаю, что сейчас именно то время, когда надо очень хорошо помнить, с каких идей и мыслей все начиналось.

- Ранее в качестве журналиста вы находились по эту сторону политических баррикад. Говорили и писали, не задумываясь над последствиями. А как сейчас?

- Раньше люди ценили меня за то, что я говорил и писал, благодаря этому и доверяли. Сейчас я в другой роли, теперь людям от меня нужны действия и поступки. Поэтому я сосредоточен на этом, я сконцентрирован на том, чтобы моя работа были максимально эффективной. Насколько искренне я выражаю свои мысли?.. У меня сейчас нет проблем с тем, чтобы выражать свое мнение о том, что происходит вокруг, достаточно открыто, не стесняясь критики. Но опять же, говорить какую-то правду не является моей главной задачей – это как раз работа журналиста. Работа политика – сделать так, чтобы эта правда выглядела лучше (смеется). И с этим, конечно, возникают большие проблемы, большие внутренние кризисы. Потому что в журналистике ты видишь результат сегодня и сейчас. В политике же сиюминутных результатов очень мало, действие в ней проходит длительные циклы.

- Погрузившись в политику, не разочаровались?

- Это не разочарование, нет, скорее присутствует какая-то фрустрация от того, что инструментов для достижения цели не так много. И от того, что есть большая концентрация ресурсов в одних руках. И это, конечно, вынуждает постоянно бороться с ветряными мельницами. Но я не теряю надежды на то, что у нас все-таки получится создать эффективную команду и перетянуть канат на себя. Потому что это наше поколение и наше будущее.

Алиса СВЕТЛАКОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых