aif.ru counter
385

Найман: Украину можно привести в чувства в течение 5 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2. Аргументы и Факты в Украине 13/01/2016

«Представители нынешней власти, в основном, пришли, чтобы зарабатывать деньги - для себя, а не для страны», - так объясняет неэффективность реформ Эрик Найман, доктор экономических наук, финансовый аналитик, управляющий партнер Capital Times и автор множества бестселлеров по экономике.

Главный инвестор – народ

- Сколько необходимо времени, чтобы оздоровить экономику нашей страны, хотя бы приблизительно? Это месяцы, годы, десятилетия?

- Украину можно привести в чувства в течение 5 лет. Через 1-2 года можно будет увидеть реальные, значимые шаги – не просто красивую картинку, как в случае с полицией, а реальные перемены - и в бизнес среде, и в политической культуре.

- И вы знаете, как?

- Это знаю не только я. Если кратко, нужно создать условия для инвесторов, поставить их интересы на первое место. Соответственно, все решения Кабмина, Верховной Рады, других чиновников должны приниматься с прицелом на то, чтобы улучшить инвестиционный климат. И должно быть понимание, что главный инвестор – не какой-то абстрактный американский фонд, а народ Украины. Это базис. Обычные люди кладут деньги в банк – и они инвесторы. Из их гривен банки потом выдают кредиты… Начать надо с этого.

- Вы говорите, многие знают... Но почему тогда наши чиновники толкутся на месте, в реформах прогресса нет?

- Чиновники - они временщики. Приходят с пониманием, что на своих должностях будут работать год, ну, максимум, три, и то, если их в тюрьму не отправят. Поэтому нужно наворовать как можно больше, чтоб от тюрьмы откупиться.

Когда ты приходишь на должность и думаешь, как бы урвать побольше, какие могут быть государственные интересы? В прошлые годы должности продавались. Хочешь стать главврачом, таможенником, гаишником – заплати деньги. То, что ты платишь за должность, тебя автоматически подталкивает брать взятки, воровать. То есть, если ты не хочешь жить по этой системе – ты просто в чиновники не пойдешь. А если хочешь, значит, в тебе есть какая-то червоточина, ты готов преступать закон. Выход здесь в том, что чиновники должны иметь справедливую зарплату – ради которой они будут дорожить местом.

- Сколько?

- Я бы привязал ее к ВВП на душу населения. Тогда бы интересы чиновников были бы напрямую привязаны к интересам экономики - экономика растет, их доходы тоже растут.

Случайные люди

- А вы даете советы представителям нынешней власти?

- Нет, они ко мне не обращаются.

- А почему?

- Представители предыдущей власти часто обращались, много спрашивали. Точно так же, как и представители «предпредыдущей» - оранжевые. У «оранжевых» на повестке дня был один вопрос, как выиграть выборы. То есть все экономические проблемы они ломали под популистский формат. А представители предыдущей власти ломали все под свои корысти, грубо говоря, под золотые батоны. А вот представители текущей власти во власти оказались случайно – они сами не ожидали так быстро оказаться наверху. Поэтому, на мой взгляд, они еще не готовы задавать вопросы.

- А есть ли силы в политике, которые вам импонируют?

- Мне интересно наблюдать за политическим проектом Саакашвили, потому что, на мой взгляд, он возмутитель спокойствия в этом «междусобойчике», который устроили украинские политики. Они все между собой быстренько договорились и чувствуют себя хорошо. Да, Украина при этом загнивает, украинская экономика, бизнес, люди еле выживают, но лично у них все хорошо, они по-прежнему пилят бюджет. По сути, все как было, так и осталось. Но Саакашвили не вписывается в этот междусобойчик. Есть понятие олигополии, когда присутствует два мощных конкурента, например, «Киевстар» и «МТС». Они поделили рынок примерно поровну и пока нет третьего или четвертого игрока, у них нет стимула для развития. Они договорились, скоординировали цены и лишь внешние события могут что-то поменять. И вот появление третьего игрока разрушает эту систему, система начинает через слом переформатироваться. Наша система требует этого внешнего вклинивания, и этим внешним вклиниванием может стать Саакашвили, его политический проект, если ему удастся собрать сильную команду. Потому что если он опять наберет представителей предыдущих властей, ничего не получится. Ведь они там привыкли, они заражены – и вы заразу заразой не вылечите.

Ссылки на войну - обман

- А что насчет Натальи Яресько? Она ведь, судя по всему, тоже не из нашего местного междусобойчика, а как и Саакашвили – иностранный проект… 

- Она не Саакашвили. Яресько, по сути, финансовый директор страны Украина. Финансовый директор, который пришел в сложную компанию в кризисный период. У компании проблемы на внешних рынках, внутренний социально-политический кризис, отвал одного цеха – крымского, попытка бунта и отвал еще двух цехов… Понимаете?

Грамотный финдиректор, придя на такое предприятие, должен провести реструктуризацию долгов – сложно, медленно, но она была проведена - на троечку с плюсом по 5-балльной шкале. Второе задание - в таком сложном бизнесе, где процветает коррупция, задача финдиректора – прекратить финансировать неэффективные направления, а сосредоточится только на тех, которые эффективны. Также следует выявить причину неэффективности, потому что если причина в том, что воруют люди, руководящие этими предприятиями, этих руководителей нужно поменять, наказать. У нас уже который год с «Укрнафты» дивиденды не могут собрать, а сколько у нас таких предприятий по стране? Из тысячи ручейков складываются десятки миллиардов гривен. И это безумие какое-то, цифры были озвучены – Украина более ста миллиардов гривен в год теряет на этом. Это размер бюджета страны. То есть, если бы эти деньги вернулись в бюджет, можно было бы моментально удвоить соцстандарты – зарплаты, пенсии, удвоить все расходы бюджета! И она, как финансовый директор, должна была разобраться с такими предприятиями. И не важно, что они находятся в ведении Минагрополитики или любого другого министерства. Но не разобралась. Значит, извините, вы не квалифицированный финдиректор, не кризис-менеджер. Если человек знает, что где-то совершается правонарушение и не имеет возможности уведомить правоохранительные органы, он становится соучастником. Они там все соучастники - и министр финансов, раз она не знает, что происходит с госимуществом. К счастью, я не могу сказать, что у нее есть свои корыстные интересы, и уже хотя бы это хорошо, но значит здесь нужно ставить вопрос профессионализма.

- А вы бы пошли работать в правительство?

- Я могу быть советником, но не чиновником. Карьерный рост в качестве чиновника мне пока не интересен. 

- Многие критикуют действующую власть, хотя все прекрасно понимали, что после Майдана, после революции будет тяжело. То есть, те процессы становления, которые сейчас происходят в стране – они закономерны или же все валится, потому что воруют?

- Если бы у этих людей была иная мотивация, можно было бы добиться за эти два года существенных изменений. А у них мотивация стать богаче. Мы потеряли больше года, и их ссылки на войну – это обман, это введение в заблуждение избирателей и народ.

Самопожертвования не хватает

- Вы, как настоящий сибиряк, научились сдерживать ваши эмоции. А присутсвует ли в вас некое здоровое чувство патриотизма к Украине? И нужно ли это?

- Я родился в Казахстане, вырос в Новосибирске. Живу в Украине уже 20 лет, дочка в Киеве родилась -  меня с Киевом и Украиной многое связывает. Я переезжал из Новосибирска в Киев, как в Европу, а оказался… Здесь царит местечковость – и чем дальше, тем больше она меня разочаровывает.

- Но вам здесь относительно комфортно?

- У меня нет никакого дискомфорта – я говорю везде на русском языке.

- Я не о языке..

- Но это тоже значимо, поверьте, потому что многие россияне боятся ехать в Украину из-за языка, боятся, что их начнут бить, если они заговорят по-русски. Я во Львове, на Западной Украине – везде говорю по-русски и никакого дискомфорта в этом плане не испытываю. А еще здесь очень дешево жить при очень высоком качестве продуктов питания.

- У вас есть большие планы?

- Я когда-то хотел получить Нобелевскую премию, но сейчас расслабился по этому поводу, потому что это некий фетиш, как медалька. Главное как можно больше создать за то время, пока я живу. Причем, я не о материальном, хотя материальный комфорт тоже важное дело. С милым рай в шалаше недолгий - до первой зимы. Теперь нужно создавать для людей, наверное. Мне обидно то, что такое происходит в Украине. Потому что Украина – богатая страна, здесь живут нормальные люди. Да, есть некоторые нюансы - аграрное прошлое накладывает ментальный отпечаток. Так же, как и в Японии – там тоже очень развито аграрное мышление, все выращивали рис, все ходят строем, коллективное мышление процветает. А у нас у каждого был индивидуальный клаптик земли, потому в украинцах очень мощно проявляется индивидуализм, и в критические моменты, как сейчас, этот индивидуализм мешает действовать сообща. Хорошо, что появились волонтеры – это по сути отказ от индивидуализма, самопожертвование. Вот как раз самопожертвования, которого достаточно у волонтеров, так не хватает нашим политикам и чиновникам.

Яна Таранчук

«Мисс Вселенная 2015»: как прошел самый знойный конкурс года | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых