aif.ru counter
718

Кур: «Юрия Кравченко просто загнали в угол»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аргументы и Факты в Украине 06/04/2016

«Я мечтал быть летчиком-испытателем, но не сложилось – оказался слишком высоким. У меня высшее юридическое образование, еще на первом курсе я пошёл на практику в уголовный розыск. У тёщи в Киеве была двухкомнатная квартира и когда в Киевском уголовном розыске (КУР) узнали, что сыщик уже с жильем, схватились за меня обеими руками. Так и стал я, Валерий Кур, инспектором КУР», - вспоминает знаменитый «киевский комиссар Катани».

«Сучьи войны»

- Каким запомнился Вам, как сыщику, конец 80-х годов и перестройка?

- Общество разрывало на части и это сказывалось на милиции. Уголовный розыск тоже страдал. Появились новые организованные группировки. Со старыми мы еще как-то справлялись – старая криминальная среда легко читаема. А когда началась перестройка – первыми к нам прибежали криминальные авторитеты и блатные из той, старой среды. Они очень боялись перестройки. Как грибы росли кооператоры, которые в считанные дни становились богачами, пока мы получали копейки.

К концу 80-х без дела оказались тысячи спортсменов, комсомольцев и активистов, а также представителей армии и силовых структур, которые, уволившись, тоже хотели жить "хорошо", и не понимали, почему цеховики должны платить за крышевание ворам. И "новые" начали организовывать свои охранные фирмы, попросту "бригады" и отбирать "хлеб" у «старой гвардии». Так начались «сучьи войны», как мы их тогда называли.

На тот момент мы в милиции еле выживали, а тут нужно было бороться еще с бандитской средой, лидеры которой, только недавно вышли из нашей советской среды, и прекрасно владели навыками и методами нашей работы. Вот тогда власть наконец-то признала, что в стране есть организованная преступность. И в 1987 году начальник УВД г. Киева Андрей Василишин сказал, что мне придется с ней бороться. Я создал свой мобильный отряд. Я отбирал самых лучших, хотя многие начальники сопротивлялись. В первую очередь я забрал 20 особенных сотрудников угрозыска. В основном они были даже не с офицерскими званиями, и "обзывали" их младшими инспекторами уголовного розыска. Но это были лучшие сыщики, умевшие работать личным сыском.

Если я просил роту ОМОНа, мне ее давали. Одна из таких рот была "закреплена" за нами. Так и "задержалась" не на один десяток лет. Только названия менялись: ОМОН, Беркут, Сокол. И помогали они нам очень здорово. Сначала в уголовном розыске, потом в УБОПах. У меня были свои экипажи ГАИ, если нужно было перекрыть дорогу и задержать. Всего в уголовном розыске по штатному расписанию было пять отделов, и наше подразделение – УБОП – стало шестым. Так нас и называли «шестыми».

- Как вы пережили конец 80-х и начало 90-х?

- Чтобы выжить, я по ночам подрабатывал грузчиком на Киевском кирпичном заводе. На документы там не смотрели, отработал - получи. Через месяц такой работы у меня отваливались кисти рук. А днём – задержания, рэкетиры, напёрстки, разборки, драки, и множество материальных ценностей каждый день вокруг тебя. Но не для этого я ходил ночью, тайно от руководства, подрабатывать за "копейки", чтобы днём на службе красть миллионы! Не только я, многие из нас жили этими принципами. Потому что задолго до «перестройки» выставили для себя такие ориентиры.

«Не согласен с жегловым»

- Что самое тяжелое в работе опера?

- Самое тяжелое и нелепое – это масштабные мероприятия или рейды, куда сгоняют сотни сотрудников. Это всегда означает, что у милиции ничего нет и ей нужно как-то прикрыть свое бессилие. Такими мероприятиями тупые руководители прикрывают свою профессиональную "импотенцию". Например, "месячник безопасности на дорогах", "рейды проверок", "акция добровольной сдачи оружия".

26 апреля 1986 года начали массово свозить сотрудниковв Чернобыль. Несколько дней подряд, на "всякий случай". И стояли, выйдя из автобуса и "глазея" на фантастическое атомное зарево, ожидая указаний "сверху". И тысячи стали инвалидами, или умерли, не принося никакой пользы. Настоящая работа делается всегда в тиши, без шума, как у финансистов - "деньги любят тишину".

- В работе было много «висяков»?

- К сожалению, да. И каждый раз самое сильное впечатление – что ты мог что-то сделать, но почему-то не сделал... Но хуже, когда я вижу, что это не ошибки, а прямой преступный умысел "оборотней" в погонах. Не так давно, мне пришло письмо от человека, приговорённого к "вышке" который утверждал, что он не убивал и не насиловал девочку особо жестоким способом, за что его осудили. Ранее он уже был осужден за изнасилование. И это было "главным козырем" против него.

Когда начали проводить совместное с журналистами и представителями общественности собственное расследование, оказалось, что единственным доказательством его вины было его собственное признание. А еще шнурок-удавка найденный возле убитой, и которым по версии следствия была задушена девочка. А на шнурке, милиция "нашла" частицы эпителий пальцев обвиняемого.  Как потом оказалось, этим шнурком его сами милиционеры и душили, пригласив в кабинет для беседы…

Вообще, я противник принципа Глеба Жеглова о том, что вор должен сидеть в тюрьме и не важно, каким способом его туда отправить. У меня другой принцип: лучше отпустить виновного, чем посадить не виновного или случайного человека.

Я, например, сейчас проезжая в центре Киева в метро регулярно вижу карманников. Не сдерживаюсь, пытаюсь один с ними сражаться. Но я точно знаю, что если не поймаю его на горячем, подбрасывать ему наркотики, или патроны, чтобы посадить - не смогу. Я должен быть с ними на "равных". Мы два противника. И если я сблефую, то в последующем проиграю не эпизод, а всю партию.

- Сейчас опять наступили тяжелые времена…

- Сейчас верхушки разгула преступности у нас ещё нет. Но преступность стала сильнее от того, что государство слабое. Жалко, что под видом очищения от оборотней в погонах, выброшены за пределы системы хорошие оперативно-следственные работники. Их очень много. На тех, кто остался, нагрузка возросла в 5-10 раз. А новых ещё не "вырастили".

Кравченко и Пукач

- Вы знали Юрия Кравченко?

- Он начинал службу в 1978 г. в Светловодской милиции Кировоградской области простым инспектором БХСС (будущий ОБЭП - ред.). Появился он в Киеве только в конце 80-х, где я уже был "старожилом". Он скорее знал меня, чем я его. В 1995 году он «пришел» к нам министром с Таможенной службы. Тогда я убедился, что он меня хорошо знал и уважал.

У нас, у оперов, есть примета: если кто-то получил внеочередное звание, без геройского поступка - это нехороший знак. Если, не дай Бог, второе внеочередное, значит, быть беде. Так вот, такого большого количества наград, почётных званий и учёных степеней, которые Кравченко получил, будучи министром, история не помнит.

В одном у нас похожие эпизоды в жизни. Мы оба очень страдали после несправедливого увольнения в рассвете творческих и физических сил. Теперь я понимаю, по чьему указанию ведомство Пукача (да-да, того самого), в 2000 г. затерзало моё управление криминальной разведки всякими проверками. Меня вынудили уйти именно по указанию Кравченко, когда служба Пукача уже "ходила" за Гонгадзе.

Я, вероятно, мешал им. Я был в глубочайшей депрессии, но меня спасли семья, друзья и наставники. А кто был возле Кравченко, когда система сначала подняла его до "небес", а потом выбросила за ненадобностью, показав, что все твои достижения - это только наше желание и воля, и у нас таких целая "очередь"? И особенно ему было тяжело, когда практически все его противники, находясь у власти, делали всё то, что он делал раньше и как сотрудник службы Пукача, работая там до Пукача, и как министр. Подслушивание, подсматривание, разработка агентурой, в том числе из близкого окружения. Провокации, психологическое давление. И постоянная демонстрация: ты никто, ты не в системе, жди, будем продолжать издеваться, как когда-ты над нами... Результат печальный. Они загнали его в "угол".

- Вы верите в то, что Юрий Кравченко застрелился двумя выстрелами?

- Да, верю. На практике очень часто встречается ситуация, когда мышцы рефлекторно сокращаются и человек может произвести несколько выстрелов. На тот момент Кравченко находился, как я говорил ранее в глубокой депрессии. Скажу ещё. Если профессионал в нашей среде сел на стакан, то жди, что во время очередного запоя, он очень вероятно засунет себе пистолет в рот. Всё это я пережил с 70-х годов. Примеров у меня много.

- Чем занимался Пукач? Как бы вы его охарактеризировали?

- Пукач занимался тем же, чем и Кравченко в конце 80-х. Но, по "масти" Пукач" был выше. Опыт большой, и ему никто не помогал, пробивал себе дорогу сам. Я хорошо знал Пукача, абсолютно адекватный, очень скромный, тихий сотрудник, ко мне всегда относился с уважением. Для него сильным было понятие начальника, он был таким простым сельским украинцем, страшно дорожащим тем, что ему досталось. Честно скажу – у меня есть подозрение, что его просто использовали. Он мог быть инструментом, но не в таком виде, каким сейчас нам преподносят и обществу.

Елена Гордеева

Справка АиФ

Валерий Кур вынужден был уйти из органов в 2000-м году. Он – один из организаторов и руководителей Управления по борьбе с организованной преступностью, руководитель Управления криминальной разведки ГУБОП МВД, полковник милиции, почетный член Международной Ассоциации полицейских, внештатный консультант МВД. Сейчас он внештатный консультант МВД Украины, эксперт по вопросам безопасности. Занимается правозащитной деятельностью. Один из функционеров Международной полицейской ассоциации. Автор и ведущий программы "Профессия-детектив".

 

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых