aif.ru counter
19.10.2018 17:16
185

Куда спрятаться? Истории тех, кого преследуют фобии – панический страх

Скриншот

Если бы человек ничего не боялся, то вряд ли ему удалось бы долго прожить. Ведь страх как один из мощнейших природных инстинктов оберегает нас от многих неприятностей. Правда, бывает так, что он становится слишком навязчивым и даже самым главным из всего, что есть у человека. Страх растет, пронизывает все его существо, руководит им и определяет все его поступки. И это уже, на языке психиатров, - фобия, которая может даже разрушить человеческую жизнь. Медики утверждают, что фобиям подвержены около 20% населения земли. От навязчивых и панических страхов страдают и украинцы.

Почти как Стивен Спилберг

32-летняя киевлянка Марина Никитина уже 12 лет не ездит в лифте и в метро, избегает также поездок в автобусах, троллейбусах и трамваях. Единственный вид городского транспорта, который ей подходит, - это маршрутки, поскольку, в случае чего, можно попросить водителя остановиться. Марина страдает одной из очень распространенных фобий – клаустрафобией или боязнью замкнутого пространства. Подобная проблема есть и у мастера киношных страхов Стивена Спилберга. Возможно, ему его фобия даже где-то помогла при создании «ужастиков». Но Никитиной она только мешает. А началось все с того, что в одной из госструктур, в которой работала девушка, пришел новый начальник. И чтобы показать, какой он «крутой», - ввел для подчиненных чуть ли не посекундный учет рабочего времени, вплоть до отметок в специальной тетради посещения ими туалета. Больше месяца таких «ежовых рукавиц» Марина не выдержала. Но даже за это время она успела получить нервный срыв. И когда вскоре после увольнения зашла в метро, - потеряла сознание. Потом пришло понимание, что и в лифте не может ездить и т.д. Медики долго не могли даже определить диагноз.

«Когда я вхожу в лифт или в метро, меня бросает в пот, потом то в жар, то в холод, начинается сумасшедшее сердцебиение, - рассказывает Никитина. – Долго там находиться не могу, потому что уже где-то на второй минуте чувствую, что могу «отключиться» и потерять сознание. Были попытки лечения, становилось чуть-чуть легче. Но в то, что от этой проблемы удастся избавиться, не верю».

Удалить, как аппендицит

Точное количество существующих в мире фобий – неизвестно. Но условно считается, что их около 40 тыс. Кто-то боится упасть и разбить голову, кто-то – что на него нападет маньяк, а кого-то преследует страх смерти.

30-летняя киевлянка Вероника Маркова уже 10 лет страдает от агорафобии – она боится ездить в общественном транспорте. На остановке общественного транспорта ее преследуют те же неприятные физические ощущения, о которых рассказывал и Марина Никитина. Пока Вероника не понимала, что с ней происходит, как и большинство людей, страдающих от фобий, пыталась убежать от своей проблемы. Она перестала ездить на трамваях-троллейбусах, автобусах и метро. Ради этого оставила хорошую работу и устроилась на непрестижную должность – лишь бы рядом с домом. Но когда спустя шесть лет пошла к специалистам и узнала свой диагноз, поняла, что нужен совершенно другой подход.

 «Мне мой лечащий врач объяснил, что фобию нужно «удалить», как аппендицит, - говорит Маркова. – И я, периодически проходя курс лечения и принимая медикаменты, постепенно начинаю загонять ее в угол – в сопровождении своих родных или медиков иду на остановку, а потом они оставляют меня. Я сажусь в транспорт и проезжаю одну, а то и две остановки. В это время испытываю массу неприятных ощущений, но каждый раз они все менее тревожны. Мечтаю о том дне, когда забуду об этом страхе».

Парень с последней парты

25-летний киевлянин Сергей Нестеренко восемь лет страдает от социофобии – боязни людей.

«Все начиналось, когда я учился в девятом классе, – рассказывает он. – Сидел на последней парте. А рядом со мной еще три таких же, как и я, парня, для которых учеба ничего не значила. Мы дружили, но каждый боролся за лидерство в этом квартете, и думал, как бы побольнее насолить товарищам».

Сергей не всегда был победителем в этой игре. Поражения переживал мучительно, каждый «прокол» оборачивался тревожными волнениями. Постепенно начал вырабатываться комплекс неполноценности. И Сергей замкнулся в себе. Речь уже не шла о том, чтобы подкалывать кого-то из друзей, ему трудно даже было с кем-то заговорить.

Нестеренко понимал, что с ним творится неладное. Он начал избегать людей даже на улице и пропускать школьные занятия. А окружающие стали предполагать, что Сергей связался с наркоманами. Встречи с одноклассниками и педагогами доводили его до страшной паники, сопровождавшейся учащенным сердцебиением, головокружением, тошнотой, внезапной потливостью, скованностью до такой степени, что он с трудом мог передвигаться. Из школы Сергея, который продолжал пропускать занятия, отчислили.

Забрав документы, юноша поступил в «бурсу». Но и там надо было общаться с людьми. Когда парень понял, что у него фобия, решил поговорить по душам с матерью. И они вдвоем отправились к психологу.

Потом было лечение у психотерапевтов – медпрепараты чередовались с сеансами самовнушения. После каждого курса ему становилось легче, и это дало возможность учиться на вечернем отделении в одном из строительных вузов и заниматься бодибилдингом. А отношения с девушками складывались тяжело – его избранницы не могли понять, почему Сергей отказывается идти с ними в ночной клуб, кафе или провести время в кругу друзей.

 «Чувствую, что свою проблему начинаю преодолевать, – говорит молодой человек. – После каждого курса лечения месяца три-четыре могу нормально жить и даже работать. Я был менеджером, курьером, грузчиком мебели. Но потом снова срывался и замыкался в себе. Выйти из этого состояния помогает только очередной курс лечения».

По словам Сергея, каждый раз ему все легче возвращаться к нормальной жизни. Ведь он уже знает коварство своей болезни и даже научился ее обманывать. Если в людном месте он вдруг испытывает дискомфорт, то звонит кому-то из своих близких, и разговор отвлекает его от навязчивого страха. Вспоминая первопричину своей фобии (то, что происходило в школе на последней парте), он уверен, что ему повезло. Участь остальных троих его товарищей трагичнее – один из них стал наркоманом, второй спился, третий – на зоне.

«Беда в том, что в нашей школе не было ни одного учителя, который заинтересовал бы детей своим предметом, – говорит он. – Все педагоги только начитывали материал, школьники занимались, кто чем хотел. Из-за этого судьбы многих из них пошли под откос».

Вот что говорит о фобиях руководитель Центра психотерапии и медицинской психологии с отделением пограничных состояний ТМО «Психиатрия» (Киевская психоневрологическая больница №1 им. Павлова) Леонид Юнда:

«Фобия – это навязчивый страх, возможно, возникающий из детских переживаний, но чаще –  не поддающийся объяснению. Он характеризуется поведением, избегающим чего-то или кого-то. Как правило, от фобий страдают люди с тревожно-мнительными чертами характера. Фобии передаются по наследству, им больше подвержены женщины. Самые распространенные физические признаки фобий – учащенное сердцебиение, глубокое дыхание, головокружение, потливость, слабость. Избавляться от этого навязчивого страха нужно постепенно – с помощью медикаментов, релаксации и поведенческой психотерапии. Человека, страдающего от какой-то фобии, врачи учат не избегать объекта своего страха, а идти ему навстречу. Лучше, когда лечение начинают в самом начале заболевания, тогда с недугом можно справиться за несколько месяцев. Но если запустить, то, чтобы справиться с фобией, потребуется намного больше времени».

Алла Рыбалко

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine

Лучшие фото живой природы 2018: задумчивые обезьянки и серьезные совы

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых