aif.ru counter
767

Доктор конструктор: Александр Резников современный Айболит

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и Факты в Украине 17/08/2016
Александр Резников - современный Айболит, которому под силу пришить не только ногу, но и другие очень важные органы
Александр Резников - современный Айболит, которому под силу пришить не только ногу, но и другие очень важные органы © / АиФ

Киев, 17 августа - АиФ-Украина.

Хирурга, заведующего отделением микрососудистой и пластической хирургии Института хирургии и трансплантологии АМН Украины Александра Резникова в народе уже давно называют Конструктором. Все из-за того, что в отделении уже не первый год пришивают руки, ноги, носы, уши и даже половые органы – по-научному это называется восстановительной реконструктивной хирургией.

«Больше всего травм украинцы получают в быту – на дачах, пилорамах, когда работают «болгарками» и другим инструментом, – рассказывает А. Резников. – Один раз к нам привезли парня с порезанной рукой, туловищем, шеей. Оказалось, он взял у соседа «болгарку» спилить ветку. Залез на лестницу работать и уронил пилу – побоялся, что соседу придется отдавать за нее деньги и начал ловить работающий инструмент. В результате почти отрезал себе руку, получил рваные раны туловища и шеи, зато пилу спас. Меня такие случаи всегда поражают. На втором месте по травмам стоят производства – мясокомбинаты, пекарни, бумажные производства. Третье место стабильно в августе-сентябре занимает аграрный сектор. Поэтому отрезанные конечности, увы, не редкость».

УХО НА ПЛЕЧЕ

- Александр Викторович, в скольких случаях конечность удается спасти?

- Если пациенту своевременно оказали помощь и отрезанную конечность правильно транспортировали к нам – то в большинстве случаев. На жаре и в меньшей степени на холоде в ампутированной конечности неизбежно развиваются некротические процессы, и тогда мы уже ничего не сможем сделать, поэтому большое значение имеет фактор времени, а также насколько правильно она была законсервирована. Отрезанную часть тела нужно сохранять на холоде – лучше всего положить ее в чистый целлофановый кулек, завязать его плотным узлом, чтобы внутрь не попала влага, и поместить в воду со льдом. Во избежание переохлаждения тканей, ампутированные части тела нельзя хранить просто на льду.

Однажды к нам привезли парня без руки. На улице была зима, стоял мороз. Руку везли в багажнике автомобиля, надеясь, что сильный мороз притормозит процесс разложения. В итоге орган просто заморозили и пришить его было уже невозможно. Отрезанные пальцы, например, можно пришить в течении 24 часов, руку – на протяжении 6-8 часов.

- При быстрой и правильной транспортировке, насколько легко пришить конечность и будет ли она функциональной?

- Проще всего пришить конечность, которая отрезана ровно – пилой, например. Сложнее, если конечность раздроблена – когда крошатся кости, рвутся сухожилья, вены, нервы и часть раздробленных фрагментов остается в ране. Тогда приходится здорово поработать, но справляемся. Если сразу не удается восстановить все фрагменты конечностей, человек обречен на несколько операций – первая операция направлена на то, чтобы конечность прижилась, а уже следующие на то, чтобы восстановить ее функции, вернуть чувствительность, двигательные функции. В 90% случаев у нас мы восстанавливаем поврежденную конечность и ее функции.

- Как работаете с оторванными носами и ушами?

- Бытует легенда, что мы здесь выращиваем органы, но это не так. В мире есть клиники, где научились выращивать органы, мы же используем микрохирургические методы, при которых человек сам для себя может стать донором.

Например, человек нуждается в ушной раковине. Мы вшиваем в предплечье баллон, который растягивает кожу, затем в эту ячейку помещаем хрящи и ткани самого пациента в форме уха. На предплечье много сосудов и новый формирующийся орган быстро обрастает кровеносной сеткой. Через несколько месяцев имеем готовое ухо, выращенное на предплечье. Плюс этого метода в том, что чужеродный донорский орган организм может отторгнуть, да и ждать его необходимо долго – а с собственно выращенным органом все намного проще.

- И какие органы можно сформировать таким способом?

- Формируем нос, ушную раковину, кость. Несколько раз формировали орбиту глаза – потому что у пациента вместо глаза была одна большая дыра. На брюшной стенке можем сформировать грудь - конечно, она больше выполняет косметическую функцию. Можем сформировать мужской половой орган.

- А женские половые органы?

- Редко, но были такие операции – при врожденных сосудистых деформациях, когда вся промежность превращается в область заболевания и возникает одна большая сосудистая опухоль.

- Сколько таких операций по формированию недостающих частей тел делаете в год?

- Свыше десятка в год. Раз на раз не приходится. Несколько лет назад к нам начали попадать мужчины из Крыма с отрезанными половыми органами. Оказалось, там действовала какая-то сатанинская секта – мужчины приезжали отдыхать, их там напаивали и отрезали половые органы в ходе какого-то ритуала.

- И мужские половые органы затем функционируют нормально?

- Да. Правда приходится использовать синтетические материалы, которые выполняют роль армирования – то есть, мягкое на время становится твердым. С этим намного легче, чем, скажем, сформировать новую уретру, чтобы человек нормально впоследствии мочился.

ПОТОМУ ЧТО ДОМА ЖДУТ

- В связи с АТО пациентов стало больше?

- Два года назад, когда Днепропетровск не справлялся с потоком раненных, их направляли и к нам тоже. Мы тесно сотрудничаем с Центральным военным госпиталем, научились работать с осколочными и разрывными ранениями – сейчас к нам уже канадцы приезжают за опытом.  Если при мирной жизни было больше острых ситуаций, то сейчас наши медики работают над тем, чтобы улучшить качество жизни бойцов, которые получили травмы. Сейчас на счету наших докторов уже свыше 250 человек, которых мы лечили и продолжаем лечить.

Осколки и пули ведь не спрашивают куда лететь – могут попасть и в голову, и в промежность, и пол организма разорвать. Человеческий организм уникален: иногда, кажется, что надежды уже при таких травмах нет никакой, а человек выживает. Потому что жить хочет, потому что его ждут.

Недавно ко мне приходил ветеран АТО Руслан Берладин – он был в первой волне, когда в сутки в госпитали попадало от 70 до 100 человек, а медпункты полка еще не успели даже развернуть. Снайпер противника попал прямо в гранатомет, который находился на плече у нашего бойца – его срочно по эвакуации доставили к нам. Оказалось, что от разрыва гранатомета вокруг Руслана погибли его товарищи и еще очень много людей, а он остался жив, хотя был и нашпигован осколками – у него почти оторвало руку, было ранение головы, грудной клетки, ног, но он выжил. Мы спасли ему руку, достали все осколки, правда, сделали для этого 6 операций. Сейчас рука работает на 90%, а парень уже отжимается от пола и мечтает вернуться в строй.  Он молодчага, работает над собой, исполняет все наши предписания.

Одному молодому парню в АТО разорвало промежность. Военные хирурги просто не знали, что с таким увечьем делать – у них не было опыта по восстановлению таких дефектов, ведь там были вырваны ткани, и их нужно чем-то закрывать – мы закрыли рану кожей самого же пациента и начали формировать ему половые органы из его же тканей. 

ПРОСТО РИСКНУЛИ…

- Какие еще шокирующие случаи были в практике?

- Все люди очень разные – поэтому каждый случай уникален. Например, могут привезти огромного мужчину, а оказывается, что сосуды у него маленькие и тонкие, как у ребенка. А иногда попадает маленькая, хрупкая женщина с сосудами большого диаметра. Поэтому каждый пациент по-своему необычен и уникален.

Среди самых шокирующих случаев. К нам привезли молодого парня из Николаевской области, который попал в барабан комбайна. Везли его долго – около 12 часов. Как оказалось, парень работал на комбайне, что-то попало в барабан. Он, не заглушив мотор, принялся устранять неисправность. Когда помеху была убрана, барабан снова заработал… Одну ногу парню сразу отрезало, а вторая была на уровне бедра отрезана наполовину. Спасатели его 4 часа доставали из того барабана. Привезли к нам вместе с ногой. Мы рискнули шить, хотя если нога 4 часа без кровоснабжения – ее уже пришивать нельзя и пускать по ней кровоток. Иначе продукты клеточного распада пойдут в организм и пострадают почки, печень. Мы просто рискнули. Я договорился, чтобы наготове был гемодиализ, если вдруг начнут садиться почки, и мы быстро смогли убрать из организма продукты распада. Я тогда трое суток находился в операционной возле этого парня, но одну ногу ему спасли все-таки.

- А вторую?

- Две верхних конечности одновременно пришить можно, а вот нижних – невозможно. Таких случаев в мире нет. Ампутация двух ног это абсолютное показание к реплантации только одной. В противном случае организм не выдержит. Мы общаемся – он ходит на протезе, сейчас женился уже, дети есть, я очень рад за него.

- Ваши истории поражают. Часто сталкиваетесь с человеческой безалаберностью?

- Да, не редко. Вот недавно видел мальчугана, которого мы оперировали в 2005 г. Тогда папа сел на трактор с косилкой и попросил, чтобы 7-летний сын показывал ему на участке куда можно ехать косить и как лучше разворачиваться. Косилка сама 4 метра в длину и отец немного не рассчитал. К нам привезли мальчика и две стопы отдельно вместе с сеном. Мы пришили обе. Недавно встречались с парнем в Киеве – я его даже не узнал, бежал ко мне навстречу вприпрыжку. Парню тогда здорово повезло – ему сделали всего одну операцию, все сразу прижилось. У детей вообще процессы восстановления проходят намного быстрее, чем у взрослых. Но чем больше человеку лет, тем сложнее весь процесс. 

Елена ГОРДЕЕВА

Фото: страшно красивые – 25 неудачных пластических операций 2014 года | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых