aif.ru counter
256

Александра Павленко: Мое увольнение - это кадровая ошибка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Аргументы и Факты в Украине 04/05/2016
Александра Павленко
Александра Павленко © / 112.ua

«Мое увольнение - это кадровая ошибка. Когда премьеру в уши льют грязь, очень сложно разобраться, что собой представляют те или иные специалисты. Уверена, что поскольку у премьера пока нет глубокого погружения в ситуацию, он ведет ошибочную кадровую политику. Люди технократического склада, которые пришли в Кабмин из бизнеса, должны быть на особом счету. С ними необходимо проводить собеседования и лишь после этого принимать кадровые решения. Но я не считаю, что это расправа - со мной не за что расправляться», - говорит о своем увольнении экс-первый замминистра здравоохранения Александра Павленко.

МИНИСТРА НЕ НАШЛИ

- Что говорят в министерстве насчет приемника Александра Квиташвили?

- Подходящей кандидатуры в стране не нашлось. Основной кандидат Константин Ярынич (нардеп от БПП – ред.) отказался от этой должности. Мы, честно говоря, рассчитывали, что Ярынич даст свое согласие, но таков был его выбор, это нужно уважать.

- Почему все отказываются? Идут торги или это некое проклятое место в правительстве?

- Кандидаты-мажоритарщики, которые преимущественно предлагались на пост, сильно привязаны к своим округам. Знаю опять-таки на примере Ярынича, что он регулярно работает в Кировограде. Наверное, в его случае это и стало причиной отказа. Что касается остальных – не знаю их мотивы.

- Вы вернетесь в Кабмин, если новый министр пригласит вас в свою команду?

- Раньше я говорила: «100% да»! Но сейчас, немного выпав из процесса, отойдя от дел и будучи эмоционально не вовлеченной в процесс, начинаю думать иначе. Теперь для меня важно, кто будет министром, какой реформаторский вектор он задаст. Если анонсированная программа не будет совпадать с начатыми нами реформами, то какой смысл вообще работать с человеком, который идет по иной прямой? Если бы я вернулась в министерство, для меня, как юриста, важна нормативная работа, законопроекты. Еще важно одно направление – государственно-частное партнерство, которое никогда в стране не развивалось - его хотелось бы продолжить. Эта работа была начата по моей инициативе и вела ее исключительно я, тоже на собственном энтузиазме. Так что, если на эти сегменты будет нужен специалист, то я, скорее всего, склонюсь к возвращению в госаппарат.

ПОЛИТИКУ ДЕЛАЕТ ТЕЛЕВИЗОР

- Финансовой мотивации, судя по всему, в министерстве нет?

- Нет, совершенно. Я проработала в министерстве 1 год и 4 месяца, тратя то, что было заработано мною в бизнесе до этого. В принципе, я не бедный человек, я пришла в Министерство, имея декларацию на 4 млн грн за год, предшествующий моему назначению. В принципе, я могла себе позволить работать на страну. Сейчас же я хочу вернуться в бизнес и немножко поработать на себя, поправить финансовое положение. Но когда ты понимаешь, что твоя работа приносит какой-то результат, даже не такой глобальный, как хотелось бы – это лучшая мотивация. Ты имеешь финансовый задел и думаешь: «Вот сейчас закончу это дело и уйду»! Но заканчивается дело, наступает эйфория, а вместе с ней воодушевление на новые дела, новые идеи и ты не можешь вырваться из этого состояния. Осознание того, что ты делаешь это для своей страны, действительно очень сильно заводит. Но если вопрос достойной оплаты госслужащих не будет решен, то на волонтерских началах эта страна долго не продержится, и из бизнеса руководить никто не придет.

- Весь последний год СМИ ругали МОЗ, некоторые откровенно поливали министра и вас грязью, но в ответ от вас не было ни заявлений, ни комментариев, ни отчетов о проделанной работе…

- …Потому что в МОЗе сейчас нет даже пресс-службы! У нас работает один человек, который принимает входящую корреспонденцию, заявки, отвечает на нее и это занимает львиную долю его времени. Потому ни о каких пресс-конференциях и публичных выступлениях речь не идет. Потому о нашей работе, о наших достижениях никто не писал, а была лишь критика, поступающая от тех, кому мы были неугодны. К сожалению, в Украине политику по-прежнему делает телевизор. И иногда смотришь новости и прекрасно знаешь, что выступающий по всем каналам человек ничего не делает для страны, что он – абсолютный ноль в работе, но в эфире благодаря грамотным политтехнологам, он выглядит активным и положительным госдеятелем. То есть, люди тратят свой финансовый ресурс и силы на то, чтобы выглядеть лучше, чем они есть на самом деле.

- Отсутствие взаимодействия с общественностью сыграло свою негативную роль?

- Врагов у МОЗа было предостаточно, поскольку мы провели серьезные зачистки с помощью внедрения прозрачных схем закупки медсредств. Потому некоторые телеканалы нам откровенно говорили, что в эфирах нас не будет ни при каких условиях. Свою работу я вытягивала исключительно постами в Фейсбуке и силами своего пресс-секретаря, работу которого я оплачивала из собственных средств. Если я буду возвращаться в МОЗ, то освещение нашей работы будет одним из моих условий.

- Насколько необоснованные обвинения мешали работать?

- Препятствия лишь стимулируют нас работать с удвоенной силой. Но не буду скрывать, я нередко засыпала к трем часам ночи вся в слезах. Меня просто убивала та несправедливость, те глупости, которые я читала о себе и своей работе. Окатывали грязью так, что не оставалось возможности хоть что-то как-то прокомментировать, ответить. Но к 6-ти утра я просыпалась, забыв обо всех обидах, и думала, что если сейчас сдамся и не пойду на работу, то победят те, кто пустословил и ничего не делал для страны. И мы просто старались не реагировать на этот информационный поток грязи. Я очень благодарна за поддержку министру Квиташвили, который в каждом публичном выступлении говорил о нас, как о своей команде. Он никогда не говорил в эфирах о себе, всегда говорил «мы». Это как-то ободряло, придавало сил и чувств, что кто-то ценит наши усилия.

- Основная претензия в СМИ, обращенная лично к вам – отсутствие медицинского образования. Как вы можете объяснить необходимость наличия юриста в качестве заместителя главы МОЗ?

 - В каждом министерстве есть юристы. Мы не стоим у руля отрасли, но являемся помощниками, экспертами руководителей с профильным образованием. Руководители дают направление, задачу, а выполняют ее и управляют процессами юристы, экономисты и финансисты. Управленческие, кадровые построения пропитаны нормами. Я смотрю на медицину с точки зрения законодательства, того, как выстроены процессы. Анализирую и вижу, почему так сложилось, что медсектор выглядит так, как он выглядит сейчас. Мы сразу начинаем вычищать нормативные базы, находить в них лазейки, позволяющие системе двигаться не в том направлении. Юристы - это must have в каждом министерстве. Да, не обязательно юристам быть в управлении, но грамотные специалисты отрасли должны иметь много полномочий, а не просто быть слепыми исполнителями чьей-то воли. Очень многие процессы в министерстве требовали наличия юридической базы. Те же законопроекты, та же реформа – она не может внедряться словами или быть представлена в виде презентации, как это было в нашей стране в прошлые годы. Любые реформы можно внедрить исключительно посредством изменения законодательства. Так что я давно не реагирую на месседж о том, что я не имею профильного образования. Я была на своем месте 100%.

С ЯНУКОВИЧЕМ РАБОТАТЬ ОТКАЗАЛАСЬ

- Вас называют юристом команды Януковича…

- Да вы что?! Какой ужас! Никогда такого не было.

- Тем не менее, агитационные листовки накануне выборов в Раду 8-го созыва содержали именно такую информацию. Откуда она пошла?

- Я была адвокатом Тигипко, причем, задолго до того, как он присоединился к «регионалам». Но даже когда он стал работать в правительстве Януковича, членом партии он так и не стал. Но моя работа с ним действительно в свое время послужила поводом для подобного рода разговоров. На самом деле я в разное время представляла интересы многих бизнесменов, которые со временем попадали в политику: Пинзеныка, Кужель, Кличко и других. Я была их адвокатом. В период правления «Партии регионов» мне дважды предлагали влиться в их команду посредством занятия важного поста в госаппарате, но я отказалась. Для меня было ментально невозможно работать с ними.

- У вас есть кто-то в парламенте или во власти, кто вам помогает и защищает?

- А зачем мне защищаться? Я уже и так ушла. Но противников моей работы очень много было и есть. В БПП многие за меня заступались. Но решение об увольнении было внезапным, о нем никто не знал, предварительно никто его ни с кем не согласовывал. Не было такого, чтобы я пребывала в некоем ожидании. Решение принято, обжаловать в суде я его не буду, несмотря на то, что являюсь судебным адвокатом - считаю, что должна быть выше этого. Ко мне звонили многие депутаты. И я знаю, что остаюсь в команде президента, для меня это очень важно.

Алиса СВЕТЛАКОВА

Космос, прием: Фото украинцев, покоривших космические просторы | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых