148

«Украинцам необходима агрессия, чтобы контролировать власть»

Сюжет Судьба человека
Параллельно с работой на ТВ Нарузи снимает свое кино.

Киев – 13 июня, АиФ Украина. «АиФ» продолжает собирать впечатления об Украине иностранцев, которые годами живут и работают в нашей стране. На этот раз наш собеседник – кинооператор из Ирана Мохаммед НАРУЗИ.

Магия свободы

Иранца Мохаммеда Нарузи в Украину привел романтический поиск себя в 2001 году, когда ему было 29 лет.

Он родился в простой деревенской семье и с детства был «другим». В отличие от большинства деревенских мальчишек, Мохаммед очень любил читать. Правда, для окончания первого класса пришлось применить сноровку. В Иране в начальных классах ребенок может пройти курс снова, если что-то не освоил до конца. В первый раз он «завалил» выпускной диктант. На следующий год мальчик запасся текстом, который читала учительница, и подсматривал на экзамене – получил 19 из возможных 20 баллов.

Будто желая оправдать свою хитрость, со второго класса он выбился в отличники. Очень много читал самостоятельно, в том числе зарубежную литературу. Еще в родительском доме он открыл для себя русских классиков – Достоевского и Пастернака. Уже тогда у него сформировался интерес когда-то попасть в среду этой страны.

Читайте также: Стало известно, в каком регионе Украины больше всего потенциальных эмигрантов

Повзрослев, Мохаммед работал простым рабочим, но при этом писал: роман, стихи и рассказы. Его поэзию и небольшие работы в прозе регулярно публиковали в местной прессе. Но все равно Мохаммед чувствовал, что как личность не может раскрыться на родине полностью. Иран – религиозное государство, где вера пронизывает все институты общества. Нарузи это не нравилось, и он последовал примеру подруги, которая уехала учиться в Украину.

«Я тогда не знал, что это совсем другая страна, со своим языком, культурой и литературой, – объясняет он. – Думал, что они с Россией – что-то общее. Я знал, что в Азербайджане и Средней Азии есть свои языки, а про Украину не знал».

По поводу своего выбора иранец не жалеет. Ему импонирует «легкая провинциальность» Киева.

«Вроде бы современная европейская столица, но практически в каждом дворе или сквере можно встретить людей, готовых говорить с тобой бесконечно, – делится своими впечатлениями Нарузи. – Кажется, у них просто других дел нет, и они готовы разговаривать с тобой обо всем на свете».

А еще Мохаммед был поражен свободой слова в Украине. Ему было непривычно видеть и слышать, как люди на улице без всякого страха открыто критикуют власть, причем спокойно переходят на личности, ругая совершенно конкретных людей, вплоть до президента.

Читайте также: Почему десятки тысяч грузин предпочитают жить и работать в Украине

«У нас человек не может себе такого позволить, – говорит Мохаммед. – Есть опасность, что тебя арестуют и посадят в тюрьму. Причем твое поведение может создать проблемы и для близких, их могут преследовать и тоже наказать».

Первый год жизни в Украине Нарузи, как и все иностранные студенты, учился на подготовительном факультете – осваивал русский язык. Потом у него закончились деньги, и он вернулся домой. Два года зарабатывал на учебу и снова поехал покорять Киев.

Языковая каша

Новый старт в Украине у Мохаммеда произошел в 2004 году.

«Был вариант поехать в Россию, – рассказывает Нарузи. – Но там учеба стоила дороже, и я вернулся в Киев».

За время его отсутствия произошло два ключевых изменения: в уже родном для него районе столицы появилось метро, а украинцы стали более толерантными по отношению к ино-странцам.

«Может быть, экономически здесь ничего и не изменилось, – рассуждает иранец. – Но с точки зрения безопасности для таких, как я, стало намного лучше. Раньше случалось, что иностранцев били на улице, а сейчас такого уже нет. Может быть, государство или милиция стали к этому как-то серьезнее относиться – не знаю, но факт есть факт».

Нарузи попытался поступить в Киевский национальный университет театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого на операторский факультет, но ему отказали – университет не набирал иностранных студентов.

Тогда Мохаммед пошел учиться в строительный университет. Здесь у него неожиданно возникли новые проблемы. В этом вузе преподавание было уже на украинском, поэтому ему снова пришлось начинать с языковых курсов. Проучившись полгода, он почувствовал, что у него в голове смешиваются два языка: еще не освоенный до конца русский и украинский.

«Я сказал, что просто не могу, – признается Мохаммед. – Я забывал русский и ничего не понимал в украинском языке».

Денежный подход

Нарузи повезло: в следующем учебном году киноуниверситет все-таки стал принимать на учебу иностранцев. Он сдал экзамены и пошел учиться на оператора. Университет Мохаммед закончил успешно: помогало образное мышление литератора. Кстати, он не переставал писать.

В декабре 2011 года в Германии вышел его роман на персидском языке. Он не смог издать книгу в Иране из-за цензуры. В своем романе Нарузи смешивает сюрреализм с повседневной жизнью простого рабочего человека, живущего в монотонном ритме. Однажды его герой вступает в контакт с умершими, похороненными на кладбище возле дома, где он живет. Покойники нанимают его охранять свои могилы. Подобные сюжеты в Иране запрещены, поэтому Мохаммед надеется на читателей и покупателей книги через Интернет. Мечтает, что когда-то переведет ее на русский или украинский язык.

Как-то он даже пытался организовать культурный проект: предлагал студентам университета им. Шевченко перевести несколько произведений современной персидской литературы на украинский или русский языки и наоборот. Но наткнулся на непонимание.

«Первым делом меня спросили, сколько я плачу? – рассказывает Мохаммед. – Предложить мне было нечего. Нужно было сначала перевести, показать издателю, а там уже можно что-то получить за работу, но ребят это не заинтересовало. Честно говоря, было странно: все-таки возможность практики для профильных специалистов».

Сейчас у Нарузи уже нет времени на такие гуманитарные проекты. Он чувствует себя в Украине очень комфортно. Осознает, что не понимает всех тонкостей языка, но для него уже давно нет проблемы говорить по-русски. Временами в его речи проскакивают украинские термины. Конечно, он скучает по родине, но понимает, что здесь ему уже удобнее, свободнее, чем дома. Он много работает – берется почти за любые предложения: нужно оплачивать жилье и собственные проекты.

После окончания кино-университета Мохаммеда пригласили работать на телеканал «Интер». Там он работает с ноября 2009 года. Параллельно снимает кино, художественное и документальное. В основном на «общественных началах» – точнее, за свой счет. В своих проектах Нарузи часто выступает одновременно в роли продюсера, сценариста, режиссера и оператора. Временами приходится делать перерывы – зарабатывать.

Творчество не дается легко, но Мохаммед все равно рад открытым возможностям. Украина стала для него настоящей второй родиной, где он может свободно реализовать свой творческий потенциал.

Что Украина и Иран могут позаимствовать друг у друга*

УКРАИНА

  • Прозрачность власти

В стране должен быть народный контроль. Люди долго и молча терпят произвол власти, но ничего не меняют на выборах, голосуют за тех же. Украинцы могли бы научиться у иранцев агрессии к политикам.

«Здесь необходима агрессия, – рассуждает иранец, – потому что политиков необходимо контролировать. Если контроля не будет, политик будет заботиться только о личных интересах».

  • Ответственность власти

«Людям во власти нужно на-учиться иметь совесть, – говорит Мохаммед. – Осознать, что они подконтрольны и несут ответственность перед людьми или Богом – для кого что важнее».

  • Работу профсоюзов

«Меня очень удивляет, что здесь не работает профсоюз, – сетует Нарузи. – Вроде свободная страна, столько работающих, но все боятся потерять свою работу, потому что на улице тысячи желающих занять их место. Если бы были нормальные профсоюзы, здесь бы не было такого разрыва между бедными и богатыми. Потому что в бедной стране, как часто называют Украину, не может быть столько богачей».

ИРАН

  • Свободу слова

«Любой протест в Иране могут интерпретировать как покушение на власть, – рассказывает Нарузи. – А поскольку она религиозная, значит, ты выступаешь против религии и получишь очень серьезное наказание. Причем оно может коснуться и твоей семьи».

  • Терпимость

«Иранцы могли бы на-

учиться у украинцев духовному спокойствию, – рассуждает Мохаммед. – У наших людей слишком кипучая кровь».

  • Оптимизм

«Война, железный контроль власти и блокирование Ирана сильно ухудшили людей, они потерялись, – рассуждает Мохаммед. – Им сейчас нелегко, они устали, стали психологически больными. Они могут нападать друг на друга из-за мелочей, а украинцы умеют сохранять терпимость, несмотря на трудности».

*По версии Мохаммеда Нарузи

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых