127

Украинский датчанин – о том, как облегчить нашу жизнь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аргументы и факты в Украине 03/04/2013 Сюжет Судьба человека
Андерсен называет себя украинологом

Киев – 9 апреля, АиФ Украина. «Но при этом Украина – чудесная страна, напоминающая цветущий луг после дождя», - утверждает он.

Обманчивая внешность

Йоханнес Андерсен учился в Дании на историка-социолога, эксперта по бывшему Советскому Союзу - «советолога». В рамках своей учебной программы в 1999 году он подал заявку на стажировку аналитиком посольства в Украине.

Первое время ему было очень непросто, потому что очень сильно сбивало внешнее сходство с другими европейскими странами.

«Вроде, как у нас все, – рассуждает Андерсен. – Урбанизированное промышленное общество, где у людей такие же проблемы: надо рано вставать, вести детей в школу-детсад, идти на работу, заниматься какими-то делами, потом что-то покупать. Казалось бы! Но правила игры совсем другие. Как, что тут вообще происходит? Если бы это была дикая Африка, можно было бы понять, что тут все по-другому. А так: в общих чертах Европа, белые люди, а все иначе».

Исследователь понял, что в украинском случае понятие «переходная экономика» означает переход «от плана до клана». Но ему раньше и сейчас интересно наблюдать, как меняется социальная психология от советского закрытого боязливого мира к открытому обществу. При этом датчанин заметил, что за время его жизни в Украине люди заметно обозлились.

«Раньше они были спокойные, открытые, веселые, – вспоминает Йоханнес. – Но после двадцати лет выживания они стали просто ужасными: ни грамма вежливости - все толкаются, мешают друг другу в транспорте и на дорогах - просто кошмар какой-то».

По его словам, западные психологи считают, что украинцы не моделируют ситуацию вокруг себя. «А я не могу не моделировать!» – говорит Андерсен. Он уверен, что эти проблемы родом из СССР, потому что «Ленин и его товарищи» отобрали у людей привычки к самоорганизации.

«Те же профсоюзы стали подразделением всеобщего работодателя Советского Союза, и все было дано сверху, – рассуждает он. – В то же время в реальности работала параллельная система обеспечения благ по блату. Так в этой безысходности, борьбе за выживание появился типичный сегодня украинский эгоизм: «я, я, я и только я!».

Но украинцы все равно восхищают датчанина. Потому что на фоне «всего этого ужаса» в Украине все еще встречаются хорошие люди.

Читайте также: Французский учитель, живущий в Киеве: «У вас обстановка – как в наших городах в 1950-60-е годы»

Загадка-привязка

Хотя главная причина пребывания Йоханнеса в Украине – это работа, постоянной занятости в нашей стране у него никогда не было. Он – фрилансер по Украине, «украинолог».

«Я стараюсь не использовать этот термин, – говорит Андерсен. – Потому что здесь у него какой-то этнографический уклон. Мои московские друзья с характерным им юмором называют меня «хохловед» – мне кажется, это имеет большой политический подтекст».

Уехать из Украины исследователю мешает стабильная загадочность Украины для внешних наблюдателей.

«К сожалению, для многих на Западе она остается ненормальной страной, – объясняет он. – Например, лишение депутатов мандатов непонятно Европе (европейские депутаты и чиновники чтят законы, и в случае скандалов сами уходят в отставку – Ред.). Аналитикам нужно копать, разбираться в причинно-следственных связях, чтобы объяснить эту аномалию. И такого здесь очень много. Даже с моим опытом для понимания происходящего приходится оставаться в Украине. Чтобы чувствовать среду, я общаюсь с пиарщиками, журналистами, юристами, историками, иногда с ворами и политиками».

Параллельно Андерсен работает правозащитником – проводит мониторинг для датской Хельсинской группы по правам человека. За всем наблюдать, конечно, не получается, поэтому наблюдатели выбирают резонансные уголовные дела. Например, против Тимошенко.

Читайте также: Коренной варшавянин, проживший в Киеве 22 года, - о том, почему поляки сумели быстро встать на ноги, а мы все «барахтаемся»

Стеклянный колпак

Йоханнес жалуется, что в Украине очень трудно отдыхать. Обычно он встречается со своими знакомыми в каком-то баре или кафе, чтобы расслаблено пообщаться. Но часто отдыха не получается, потому что украинцы очень обидчивы и временами любят поскандалить. «Можно сказать какую-то неудачную шутку - и она переходит в скандал», - вздыхает датчанин.

Еще его очень напрягает неуважение к личному пространству. Семьи у Андерсена нет - он «в поиске». Конечно, у него были серьезные отношения с «аборигенками», но не сложилось. А для украинцев считается в порядке вещей рассуждать на тему, почему, например, разрушились его отношения с любимой девушкой.

«Как будто здесь все браки вечные, - возмущается Йоханнес. – Я не знаю, откуда у датчан такое чувство уважения к индивидуальности: из-за эпохи Ренессанса или еще более ранних процессов, но здесь, похоже, ничего подобного не было или нарушено Советским Союзом - окончательного ответа у меня на этот вопрос еще нет».

Еще одна проблема Украины, по его мнению, – музыка.

«Почему-то до сих пор в публичных местах слушают или шансон, или Modern Talking, или русский рок, – недоумевает Андерсен. – Двадцать лет назад я тоже восхищался Высоцким, потому что его песни с глубоким смыслом, их слова были бунтом против Советского Союза, но современная молодежь – она ведь не знает, что это такое. Зачем они это слушают? При «совке» – понятно: был режим изоляции, у людей не было особого выбора. Но сейчас – два десятилетия нет никакой изоляции, а люди ведут себя так, будто живут под стеклянным колпаком, который сами же на себя и одевают».

Другая характерная «изюминка» украинцев – бегство от решений. По наблюдениям Йоханнеса, здесь любят манипулировать терминологией.

«Западный человек не стесняется называть проблемы проблемами, – рассуждает он. – Здесь – не дай Бог! Если речь идет о небольшой проблеме – она называется «вопрос». Вопросы - сами по себе такие мелкие, что они решаются сами или просто куда-то уходят, т. е. трогать их практически нет смысла. А большие проблемы – они слишком большие: как можно их решать в одиночку?! В итоге не решаются ни маленькие проблемы, ни большие. Все стоит на месте».

Читайте также: Французский учитель, живущий в Киеве: «У вас обстановка – как в наших городах в 1950-60-е годы»

Экскурсия абсурда

Критичность не мешает Андерсену очень любить Украину. Он взял на себя миссию открытия нашей страны для Запада. Пишет о ней в датской прессе, консультирует, помогает разобраться в ее перипетиях другим журналистам и проводит оригинальные экскурсии для туристов.

«Здесь до сих пор принято показывать страну по-советски, – объясняет он. – Гид в Софийском соборе в Киеве рассказывает, сколько тонн там все весит – это же никому не интересно! Людям интересна история: как это все сохранилось в таком виде? Все это нужно рассказывать совсем по-другому, и я провожу экскурсии по-своему».

Андерсен любит получать «локальный кайф» от абсурда многих украинских стереотипов. Например, любит Вилково - «украинскую Венецию» из-за того, что этот город ничем не похож на итальянский оригинал.

«К сожалению, рассказ об Украине часто строится на контрасте: как на Западе и как здесь, – рассуждает Йоханнес. – На этом фоне постоянно проявляется какой-то абсурд здешней жизни. Хотя это чудесная страна. Здесь очень много хороших людей и очень много красивого, но, к сожалению, все самое лучшее – природа, солнце, пляж, люди, старая архитектура - не имеет никакого отношения к тому, что сделано человеком как минимум за последние лет сто».

По мнению Андерсена, больше всего Украине мешают чиновники и коррупция. Есть и другие помехи, но это – самая очевидная.

«Украина - как весенний луг после дождя, где чувствуешь свежий запах от свеже-

скошенной травы и влаги, – говорит датчанин. – Когда ты это ощущаешь, понимаешь, что все в жизни только начинается. Здесь масса возможностей. Если бы украинская власть, люди, от которых что-то зависит, могли думать далеко вперед...»

 

 

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых