aif.ru counter
123

Он Ленина увековечил в... папье-маше

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и факты в Украине 27/07/2011 Сюжет Судьба человека

Со скульптурами Спартака Британа люди здороваются, а после обижаются, что те не отвечают. А бывает, напротив, что его «работами» считают живых-здоровых граждан. Его изваяния созданы не из помпезного гранита или изысканного мрамора, а из легких и недорогих пенопласта, пластика и даже бумажного папье-маше. У каждой скульптуры - свой характер и «музейная» судьба, которую часто делит с ними создатель, отдавая «поносить» свою одежду.

Нос - по интуиции

Сейчас 80-летний скульптор готовит в Национальном музее медицины Украины новую композицию к 100-летию смерти премьер-министра Российской империи Петра Столыпина. В сентябре 1911 года в царского премьера стреляли в Киевском оперном театре. Умер он через несколько дней. «Экспозиция займет 30 кв. м, - рассказывает Спартак Максимович. - Это будет «кусочек» оперного театра с колоннами, люстрами, шторами. Посредине - «пустой» стул, сохранившийся с тех времен. На нем мог сидеть на спектакле «Сказка о царе Салтане» Столыпин. Шторы откроют, и посетители музея увидят умирающего Столыпина, причащающего его священника и лечащего врача».

Клиника доктора Качковского, в которой провел последние дни Столыпин, находилась на ул. Маловладимирской (сейчас - Олеся Гончара), 33. Все три фигуры - Столыпин, священник и доктор - готовы. Скульптор признался, что сложнее всего было лепить нос экс-премьера. На портретах его изображали по-разному. Три художника - три разных носа. Поэтому действовал по наитию.

Сейчас он вырезает на пенопласте узоры, готовые формы раскрасит «под мрамор», «под гранит» или «под штукатурку» - это будет камин доктора Качковского. Труд подходит к завершению, но директор музея Вадим Шипулин не уверен, что экспозиция откроется в сентябре - нет средств на оформление.

В помощь милиции

Спартак Британ создал образы знахарки, шамана, медиков для Каунасского музея медицины и фармацевтики. Для музея-корабля «Адмирал Макаров», бросившего якорь у берега реки Преголя в Калининграде, помимо самого адмирала, создал фигуры путешественника Миклухо-Маклая, философа Иммануила Канта, жившего в городе, когда он еще назывался Кенигсбергом, и барона Мюнхгаузена.

Но больше всего работ Британа - в Украине. Около двух десятков - в киевском музее медицины. Больше 10 изваяний - в музеях эпидемиолога Заболотного и хирурга Пирогова на Винничине. А лет 30 назад для Херсонской школы милиции скульптор создал наглядную агитацию - тела трупов с признаками насильственной смерти. Среди них были мальчик со следами удушения на шее, убитая в спину кинжалом женщина, двое мужчин - погибший от удара по голове и повешенный, и сидящий на скамейке «мертвый» старик. Дедушку его создатель «нарядил» в свой костюм.

Не обошлось без творений Британа и в киевском музее восковых фигур. Изваяния Николая Вересня и Верки Сердючки - его рук дело.

Семейная трагедия

От кого в наследство достался талант, скульптор не знает. О родословной известно не много. Отец был сиротой, воспитывался у дяди в латвийской Курляндии. Поступил в московскую пограншколу, женился на девушке из Николаева. В Москве в 1931 году и родился сын Спартак. «Из Москвы папу направили начальником ГПУ в Бахмач Черниговской обл., потом перевели на ту же должность в Глухов Сумской обл., затем - в Днепропетровск, где он руководил каким-то ведомством по идеологии, - рассказывает скульптор. - Но в 1937 году его обвинили якобы в связи с врагом народа и арестовали. Самого «врага народа», едва знакомого нашей семье школьного учителя, вскоре выпустили, признав обвинение ошибочным. А от отца вестей все не было. Лишь после смерти Сталина узнали, что в 1937 году его расстреляли...».

После ареста отца наверху готовили приказ о том, чтобы детей «врагов народа» от-правлять в детские дома, а жен - в Сибирь. Кто-то посоветовал матери незаметно, без вещей, разъехаться всем в разные стороны. Спартак уехал к родственникам в Карловку Полтавской обл., его сестра - к бабушке в Николаев, а мама - к родне в Махачкалу. Семья соединилась перед войной - в Николаеве. Но снова предстояла дорога - эвакуация в Барнаул.

«Конфетка» - из ничего

На новом месте мама освоила профессию бухгалтера. А Спартак, чувствуя тягу к творчеству, пошел работать учеником бутафора в драмтеатр. Благодаря талантливому и изобретательному наставнику парень научился делать маленькие шедевры из ничего. И открыл для себя простой и уникальный материал - папье-маше. «После работы ваял барельефчики из папье-маше, по сотне за неделю, - рассказывает скульптор. - С мамой на санках возили их на базар. Люди устали от войны, хотели украсить быт, и покупали». Шли нарасхват голуби с сердечками, персонажи сказок «Репка» и «Три поросенка» и лики вождей - Ленина и Сталина. Подработка помогла выжить. Ведь зарплату получал 270 руб., а буханка хлеба стоила 80.

А после войны юноша поступил в Киевское училище прикладного искусства. И пошел работать в бутафорский цех столичного оперного театра. Позже стал скульптором театра, затем главным художником-конструктором. Культуру всегда финансировали плохо - приходилось выкручиваться. Чтобы «расшить» наряды к опере «Борис Годунов» серебряными пуговицами, Британ использовал расплющенные молотком крышки от пивных бутылок. А жемчуга делал из пластмассовых шариков, покрытых лаком для ногтей. «В 1970-е годы нитка искусственного жемчуга стоила 5 руб., а бутылка шампанского - 3, - вспоминает он. - На бусах театр разорился бы».

А по выходным он лепил персонажи для музея медицины, который открыли в 1982 году. Лица скульптур и кисти рук - из пластика, поропласта или протакрила, который используют стоматологи. А тела делал из поролона, потом в ход пошел более прочный пенопласт. Волосы - из буйволиной шерсти. Из нее в Казахстане делали бороды для всех Дедов Морозов Советского Союза. И парики для театральных спектаклей - прочные и «натуральные».

Некоторые творения Британа донашивают его одежду. Доктору Образцову достался серый пиджак. Как-то в куртке такого же цвета в музейный «кабинет» этого врача пришел мастер чинить паркет. Две студентки медуниверситета приняли мужчину в сером, присевшего в углу, за скульптуру Образцова. А когда он привстал, одна из девушек упала в обморок.

С профессором Заболотным случилось наоборот. Сосредоточившегося над бумагой и микроскопом ученого иногда принимают за живого человека, и здороваются. Однажды кто-то даже прикоснулся к его плечу, чтобы отвлечь от работы. А «дедушка», потеряв точку опоры на столе, за которую держался рукой, свалился на пол. Испуганный посетитель вызвал врача. Потом все дружно посмеялись, а скульптор восстановил экспонат.

Во главе колонны

Партия тоже нуждалась в талантах. Много лет Спартак Максимович создавал фигуры в «голову» колонны района или города на демонстрациях. Среди тех, кто вел за собой 1 мая или 7 ноября трудящихся по Крещатику, были его трехметровые Сеятель, Рабочий, разбивающий цепи капитализма, ударники труда и герои революции. Все - из папье-маше. «Бумажным» было и 4-метровое изваяние Ленина, которое Британ сделал и раскрасил под бронзу для культурного отчета Украины на ВДНХ СССР в Москве в 1960 году. Над фигурой вождя он трудился 10 дней, на форму для изваяния пошло 5 тонн глины. Говорят, скульптор спас кого-то из высокопоставленных коммунистов от исключения из партии. Ведь о Ленине слишком поздно вспомнили. А скульпторы, работающие с камнем или бронзой, готовы были изваять вождя только за полгода. Но никаких почетных званий Спартак Британ тогда не получил. «Заслуженным работником культуры» стал недавно, в 75 лет: похлопотал нынешний директор музея медицины Вадим Шипулин. Ведь сейчас музей - основное место работы скульптора.

В свои 80 лет создатель необычных скульптур кажется лет на 20 моложе. Особенно когда рассказывает о работе, к которой испытывает почти маниакальную привязанность. «Бывает, еду в метро, замечу лицо, с которого можно «лепить» какой-то персонаж, рассматриваю, пока это «лицо» не выходит, - признался мастер. - Однажды всю «зеленую» ветку проехал за нужным прототипом. К счастью, он ничего не заметил».

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых