aif.ru counter
06.05.2011 20:12
Галина ГИРАК
155

«Батя»-герой или как «затерялось» посмертное звание танкиста

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Аргументы и факты в Украине 04/05/2011 Сюжет Судьба человека

Эта публикация стала поводом для звонка в редакцию киевлянки Люции Мавленковой - дочери полковника Фомина, одного из мужест-венных воинов, чьим последним приютом и стал этот мемориал.

Хоронили трижды

Как рассказывает Люция Юрьевна, о ее отце можно найти лишь скупую официальную информацию: ленинградец, командовал 225-м танковым полком, погиб в бою в 1944-м. Тогда ему было всего 33 года. А дочь, как ни удивительно, родилась и живет в Киеве. «Моя мама, Мария Петровна, была коренной киевлянкой, - объясняет Мавленкова. - Истории ее знакомства с папой не знаю. Сначала маленькой была, не интересовалась. Потом мама закрылась в себе, тяжело переживала гибель отца. И умерла рано, в 51 год. Папу не помню, мне ведь и пяти лет не было, когда его не стало. Смутно всплывает в памяти только день, когда к нам домой, на Подол, в январе 1944 года привезли два цинковых гроба - в одном было тело отца, в другом - его 22-летнего адъютанта Мефодия Мадюди. Он тоже погиб в бою под Винницей, но на несколько дней раньше, чем папа. Рассказывали, что отец хотел доставить тело Мефодия его родителям, в Черкасскую обл. Не успел...»

Танкистов похоронили в Пушкинском парке, позже их останки перенесли на Аскольдову могилу (там они покоились в одной могиле). А 7 ноября 1957 года самым последним приютом для них стала Аллея Славы на Печерске. При этом перезахоронении разрешили присутствовать родственникам. Тогда Люция Юрьевна, ее мама и брат познакомились с родителями Мадюди. «Разговора не получилось, - вспоминает она тот день. - Был очень драматичный момент, хотелось помолчать. У нас свое горе, у них свое. Они очень старенькими тогда уже были, слабыми, и пока их не пригласили на перезахоронение сына в Киев, даже не знали, где он и что с ним случилось. Помню еще, что мы сильно расстроились из-за того, что отца и его адъютанта похоронили на Аллее Славы не рядом».

Самое дорогое, что осталось от Юрия Фомина, - письма жене. В них он всегда интересовался - «как там детки, Ревочка и Люцинька?» Оказывается, Юрий Иванович мечтал, если будет сын и дочь, назвать мальчика - Рево, девочку - Люция. И хоть сыну, появившемуся на свет в 1935 году, по настоянию тестя не стали давать экзотическое имя, а назвали Юрием, для Фомина он все равно был Ревочкой. Зато против имени Люция для дочери никто из родственников не возражал. Правда, ей всю жизнь приходится объяснять, что необычное имя она носит не потому, что в роду есть итальянские или польские корни.

Случайные встречи

После войны, по словам Мавленковой, семью известили о том, что документы ее отца направили в Москву для посмертного присвоения звания Героя Советского Союза. Но то ли бумаги затерялись, то ли родственникам надо было проявить активность - ходатайство затерялось в каких-то кабинетах и осталось без ответа.

«Мама не хотела ходить по инстанциям, добиваться, - говорит Люция Юрьевна. - Считала это суетой сует, ведь отца никакие звания не вернули бы к жизни». А о том, что он действительно геройски воевал, мы не раз слышали от фронтовиков. Узнали, что в полку, несмотря на молодость, его называли «батей», и после его гибели бойцы с трудом восприняли нового командира. Об этом дочери Фомина рассказала медсестра, которая знала его и даже видела в последние минуты его жизни.

«Я окончила пединститут, работала в сфере образования, - продолжает Мавленкова. - Однажды, в 1970-е годы, разговорилась с директором одной из киевских школ Евгенией Тарасовой. Она вспоминала пережитое. И вдруг... рассказала о гибели отца и его адъютанта. Я дар речи потеряла. А Евгения Филипповна, которая была на фронте медсестрой, догадалась по моему оцепенению, что я имею какое-то отношение к кому-то из них».

Еще одна случайная встреча произошла у Люции Юрьевны несколько лет назад. Было какое-то дело в ГАИ. Нашла нужный кабинет, а на двери табличка с фамилией Мадюдя. Оказалось, Василий Александрович - далекий родственник адъютанта Фомина. Через него и передает теперь Мавленкова приветы на родину Мефодия.

9 Мая для нее - день особый. «На День Победы хожу с внуками к папиной могиле, - говорит женщина. - Бываю там и в другие памятные дни. Обязательно - 26 декабря, в день рождения отца. В этом году отметим его 100-летний юбилей».

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых