aif.ru counter
115

Стартовик Байконура

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. "АиФ в Украине" 07/04/2010 Сюжет Биография

Имя Юрия Гагарина, первого землянина, побывавшего в космосе, навсегда вписано в историю человечества. А тысячи инженеров, ракетчиков, физиков, биологов, медиков и специалистов других отраслей, приложивших немало усилий к удачному полету, так и останутся за кадром. Один из тех, кто служил на космодроме Байконур во время подготовки к полету, - киевлянин, подполковник в отставке Анатолий Здебский.

«Липа» для шпионов

В 1959 году в его судьбе произошел неожиданный поворот. Пареньку из Винницкой области, успевшему лишь два года отслужить в армии по специальности после Киевского танкового училища, вдруг предложили переквалифицироваться в ракетчика. Обучение новой профессии предстояло пройти в войсках стратегического назначения. Наверное, в тот момент наверху решили бросить все силы на подготовку к полету в космос. И офицер-танкист Здебский подошел как хороший технарь и по безупречным по тогдашним требованиям анкетным данным. Но об этом можно лишь догадываться. Армейское руководство таких нюансов не объясняло. Понимая, что открываются необычные перспективы, Ана-толий предложение принял. И отправился осваивать новое дело в Сибирь. А в сентябре 1960-го уже прибыл служить на Байконур.

«Это была местность среди необозримой казахской степи, у станции Тюра-Там железнодорожной ветки «Москва - Ташкент», - вспоминает Анатолий Дмитриевич. - Когда приехал туда, полным ходом сооружали космодром, а город-спутник при нем, названный Ленинском и переименованный в 1995 г. в Байконур, построили позже. Поначалу мы ютились в бараках».

Кстати, название космодрома «Байконур» - часть разработанного советскими компетентными органами плана по защите космиче-ских тайн от иностранных шпионов. Вообще-то Байконуром назывался поселок в Карагандинской обл., расположенный далеко от настоящего космодрома. Там, под Карагандой, под чутким руководством спецслужб и был из дерева, картона и прочего недорогого материала возведен «липовый» космодром. Он должен был отвлекать внимание любопытных от настоящего эпицентра подготовки полетов.

Землянка со скорпионами

Месяца через три Анатолий забрал из Ярославля жену и маленького сына Владика. «Общежитие-барак предназначалось только для холостяков, - продолжает г-н Здебский. - И мне с семьей пришлось снимать часть мазанки у казаха Исламбека. Намаялись в этой глинобитной лачуге! Но вскоре повезло: один офицер, уезжая на родину, продал землянку, в которой обитал со своим семейством. Поселившись туда, нам казалось, что попали в рай. Идиллию омрачали лишь скорпионы и ядовитые пауки фаланги и каракурты, «забегавшие в гости» по ночам.

Боялись, как бы не пострадал от этих визитов малыш, которому не было еще и года. Казахи посоветовали укладывать спать ребенка на шерстяную подстилку. Видно, ядовитым насекомым, обитающим в пустынных степях, по наследству передается страх перед запахом шерсти. Ведь поставщики сырья для этого материала - овцы и верблюды, нечаянно, вместе со степными колючками, поедают тысячи ядовитых существ. Надежной защитой мальчика от скорпионов и пауков стала отцовская шерстяная шинель.

Тем временем на космодроме работа кипела. Анатолий Здебский был начальником стартового отделения. К полетам животных все, кто работал на космодроме, привыкли. Их воспринимали как научные эксперименты. Правда, немного жалко было собачек. «Они страшно не хотели покидать Землю, - вспоминает Анатолий Дмитриевич. - Животные паниковали, вырывались из рук, когда их усаживали в корабль, и жалостливо визжали. Видно, чутье им подсказывало, что может случиться неладное». Немногие из 48 собак вернулись на Землю живыми. Говорят, Юрий Гагарин после полета шутил: «Не знаю, кто я: первый человек, побывавший в Космосе, или последняя собака».

Дорогу указал Иван Иванович

Когда 25 марта 1961 года был запущен очередной корабль-спутник с так называемым антропометрическим манекеном на борту, все начали догадываться: вскоре полетит и человек. «Этого манекена, одетого в настоящий скафандр, скопированного по росту, весу и даже внешности со среднестатистического мужчины, на Байконуре в шутку называли Иваном Ивановичем, - рассказывает г-н Здебский. - Удачно приземлившись, он открыл дорогу во вселенную и человеку».

И догадки подтвердились. На Байконур прибыла группа космонавтов Военно-Воздушных Сил СССР. Причем Павел Попович, Герман Титов, Валерий Быковский, Андриан Николаев и Григорий Нелюбов были в капитанском звании, а самый маленький и щуплый, Юрий Гагарин, - лишь старший лейтенант.

«Мне поручили подробно рассказать им об устройстве стартовых систем, - продолжает Анатолий Дмитриевич. - На это занятие ушло дня три. После лекции у космонавтов было много вопросов. Особенно любознательным оказался Гагарин. Он пытался всюду залезть, все потрогать руками. Говорили, что его живой и веселый характер и «подкупил» Королева, который выбрал его из шести кандидатов».

Наступил ответственный момент. 11 апреля 1961 года всем, кто готовил полет, предстояло узнать имя первого космонавта. На торжест-венном построении Королев объявил, что полетит Гагарин, а его дублером будет Титов.

На следующий день, 12 апреля, ровно в 11.00 по московскому времени, к стартовой площадке подъехал автобус ЛАЗ. Из него вышли герои дня - Гагарин и Титов. Оба - в оранжевых скафандрах, на которых красовалась надпись: «СССР». Юрий Алексеевич лаконично отрапортовал прибывшему из Москвы какому-то высокому чиновнику, что к полету готов. И направился к лифту, чтобы подняться на корабль. Но произошло не-предвиденное: двери «подъемника» захлопнулись, а приборы все еще продолжали показывать, будто бы кабинка открыта. Королев был в ужасе. Но за считанные минуты датчики отрегулировали. И в положенное время, с рокотом и ревом, космический корабль устремился в высь.

Последняя встреча

После удачного приземления Гагарина всем, кто занимался подготовкой полета (на космодроме их называли «стартовиками»), объявили благодарность и дали по три дня отпуска.

«Все жители Тюра-Тама полет Гагарина отмечали вместе, - продолжает рассказ Анатолий Здебский. - В вагоне-ресторане одного из проезжающих поездов, которые останавливались всего на три минуты, накупили салатов и вина. А между землянками наскоро залили из бетона танцплощадку». Праздник удался. Но потом жалели, что площадка для танцев вскоре раскрошилась на осколки. Оказалось, всему виной был пустынный песок, который использовали для приготовления раствора. В нем слишком много соли, поэтому для строительных работ он непригоден.

Второй раз Анатолий Здебский видел Юрия Гагарина 14 июня 1963 года, когда тот провожал в космос Валентину Терешкову. «Он сильно располнел после полета, стал похожим на колобка, - говорит Анатолий Дмитриевич. - А над бровью у него красовался шрам». В газете «Труд» в те дни даже объяснили народу причину «боевого» ранения первого космонавта. Вроде бы он гулял в горах с маленькой дочкой на руках, оступился и упал. Но на Байконуре ходили слухи, что на самом деле Юрий Алексеевич, отдыхая с семьей в Форосе, попал в какую-то пикантную ситуацию. И, выпрыгнув из окна второго этажа, неудачно «приземлился» на кирпичи, ограждающие клумбу. Но что бы там ни случилось, а на XXII съезде КПСС, который через несколько дней начался в Москве, в президиуме рядом с Хрущевым место Гагарина занял Титов.

«Больше живым Юрия Алексеевича не видел, - говорит Анатолий Дмитриевич. - До сих пор удивляюсь, как странно моя судьба переплелась с его биографией. Вышло так, что я его провожал не только в космос, но и в последний путь».

В марте 1968 г. Гагарин вместе с полковником Серегиным разбился во время учебного полета. Его прах был сожжен в крематории Донского монастыря и захоронен в Кремлевской стене. Анатолий Здебский в то время уже учился в Московской военно-космической академии им. Дзержинского. На поронном церемониале первого космонавта на Красной площади он стоял в парадном расчете.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых