1937

100-летний юбилей Амосова: что помнят о нем его первые пациенты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и факты в Украине 05/12/2013

Шестого декабря – 100 лет со дня рождения выдающегося  ученого и гениального хирурга.

Любовь на века

В хирургию он пришел случайно. Перед войной, после Архангельского мединститута, Амосов мечтал заниматься физиологией, но в аспирантуре было место лишь для хирурга. Это и предрешило его судьбу. А огромную врачебную  практику и жизненную закалку он получил на фронте, где был главным хирургом Полевого передвижного госпиталя, и в сложных военно-полевых условиях  прооперировал и спас жизни четырем тысячам человек.

Кто знает, может быть, великого украинца Амосова сегодня считали бы великим россиянином, если бы после войны в Московском институте скорой помощи им. Склифосовского, куда он устроился работать, у него была возможность оперировать. Но хирургов там и без него хватало. А  без практической хирургии Амосов себя уже не мыслил. Позже, в автобиографии он писал: «Что самое главное в жизни? Наверное – хирургия. Если бы можно было начать жить сначала, я выбрал бы то же самое».

Чтобы усовершенствовать свое хирургическое мастерство,  Амосов устроился работать в Брянскую областную больницу, где ежедневно по много часов стоял  у операционного стола. Самыми важными из всех операций были резекция легких при абсцессах и туберкулезе. Методику проведения их Амосов разработал сам, и за четыре года прооперировал больных с таким диагнозом больше всех советских хирургов.

А в 1952 г. молодого хирурга-энтузиаста  пригласили работать в Киевский научно-исследовательский институт туберкулеза и грудной хирургии. Это был переломный момент, после которого Амосов постепенно становится узкопрофильным специалистом – кардиохирургом. А Киев – его родным городом.

Здесь он первым из украинцев начал лечить пороки сердца хирургическим методом, первым в Советском Союзе внедрил в практику метод искусственного кровообращения. Затем – протезирования клапана митры, а позже первым в мире начал использовать антитромбические протезы сердечных клапанов. Кстати, первый из них, вошедший в историю кардиохирургии, он собственноручно сделал из нейлоновой рубашки, купленной за два доллара во время поездки в США.

В 2000 г. Амосов вошел в первую десятку тех, кто определял облик Украины в ХХ веке. Несколько лет назад имя Амосова снесено в народный рейтинг «100 великих украинцев». По злой иронии судьбы Амосов умер 12 декабря 2002 г. от обширного инфаркта. К сожалению, кардиохирург, спасший тысячи жизней, свое сердце спасти не смог.

Подаренная жизнь

Когда в 1955 г. на базе 24-й горбольницы Киева на ул. Рейтарской, 22, открыли первую в УССР специализированную клинику кардиохирургии, у многих сердечников республики  появилась хрупкая надежда на жизнь. На прием к Амосову, возглавившему эту клинику, мечтали  попасть многие больные, надеясь на него, как на Бога. Среди первых пациентов Николая Михайловича был и житель с. Збруч Хмельницкой обл. Николай Алексеев. Сейчас ему – 72 года. А тогда он был 16-летним юношей.

«Я был здоровым и спортивным, хорошо учился, но в 15 лет упал с дерева и сильно ударился плечом, – вспоминает Алексеев. – Потом стало ныть и побаливать сердце. Врачи в районной и областной больнице установили диагноз – слипчивый перикардит. Посоветовали поехать в Киев к Амосову».

Амосов подтвердил диагноз местных врачей,  покачал головой и сказал, что спасет парня только операция, иначе больше двух лет он не протянет. Мама Николая расплакалась, а сам он набрался мужества и дрожащим голосом сказал доктору, что – согласен. «Тогда операции на сердце были очень рискованным делом, – говорит он. – Каждый третий прооперированный  умирал. Было страшно, но и отступать было некуда. Если бы Амосов не сказал нам прямо, что дни мои, по сути, были сочтены, то кто знает, как мы поступили бы. Ведь тогда не было принято говорить больным об их шансах на жизнь. А Амосов так, как другие, не мог, он рубил правду-матку».

Операция длилась 4,5 часа под общим наркозом, во время которой через разрез, сделанный между ребрами, удалили перикардную сумку. Алексеев перенес ее тяжело, была даже клиническая смерть. Но врачи вытянули его с того света и привели в чувство. В больнице он провел две недели. В это время в соседних палатах умирали некоторые больные. Больше всего Алексеева потрясли смерти «близких соседей» – 30-летнего сотрудника киностудии им. Довженко и шестилетнего мальчика. Он и сейчас не может спокойно вспоминать о тех днях.

Болезнь выбила Николая из привычной колеи, на целый год он устроил себе постельный режим. А когда с матерью поехал на консультацию к Амосову, доктор немного пожурил его за лежачий образ жизни, и рекомендовал больше двигаться и не увлекаться соленой пищей. Впрочем, потом уточнил, что переедать не нужно никакую еду. Но если сильно захочется чего-то, пусть даже соленой селедки, то, все же, можно сбить аппетит, но съесть не полкило, а всего кусочек рыбки. 

«Жили мы бедно, – продолжает Алексеев. – Но мама все-таки собрала какие-то деньги и хотела отдать их в качестве благодарности  Амосову. Но он жестко и категорично отказался. Когда он умер, я плакал».

Успешная операция на сердце подарила тезке великого доктора – тоже Николаю Михайловичу – еще 56 лет жизни. Эти годы не прошли зря – он учился, работал в школе, был в своем родном селе председателем сельсовета, вырастил двоих детей, дождался внуков и правнуков. Но никогда не забывает, что многим обязан Амосову – своему спасителю.   

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...