aif.ru counter
6289

«Неразгаданная» авиакатастрофа под Черниговом: что рассказали очевидцы

«Неразгаданная» авиакатастрофа под Черниговом: что рассказали очевидцы
«Неразгаданная» авиакатастрофа под Черниговом: что рассказали очевидцы © / «Аэрофлот»

Крушение Ан-24 – одна из самых загадочных и крупнейших авиакатастроф за всю историю Украины. Ни тогда, ни сейчас никто не смог найти ответ, что же произошло с бортом № 46534, который совершал рейс из Винницы в Москву.

Только четыре вербы посреди поля, где разбился самолет, напоминают о страшной трагедии, которая забрала жизни 52 пассажиров находящихся на борту. О том, как все произошло 15 мая 1976 года в селе Викторовка Черниговской области, знают не многие,  лишь местные жители, которые стали очевидцами авиакатастрофы, хранят в воспоминаниях этот злосчастный день, что 44 года назад забрал человеческие жизни.

С воспоминаний очевидцев
 

Именно жители села, где произошла трагедия, первые бросились к самолету и стали выносить погибших еще до приезда пожарных, скорой, милиции.

«Помню, как майор-летчик выставил нашим мужчинам, которые грузили на машины тела погибших, бидон спирта. Ведь через два дня после катастрофы вонь от тел, которые начали разлагаться, стояла просто страшная. Затем наши женщины посадили на этом месте четыре вербы в память о погибших. С тех пор они здесь и растут...», − рассказал житель села Викторовка Шелупец Михаил Николаевич, пишет «Україна молода».

Фото с места катастрофы: как выглядит сейчас.
Фото с места катастрофы: как выглядит сейчас. Фото: 0462.ua

По его словам, бульдозер выкопал котлован и завернул все, что осталось на месте падения самолета после того, как оттуда забрали большие обломки и тела людей: мелкие остатки фюзеляжа, вещей и даже тел пассажиров и экипажа.

Стрелки часов пилота остановились на отметке 11.00

В тот день жителям села невероятно повезло, ведь пассажирский самолет упал всего за несколько сот метров от домов. Жители старшего возраста утверждают, что подобного ужаса никто из них в своей жизни не видел.

Семья Шелупец навсегда запомнила этот день, тогда самолет пролетел прямо над их домом, который они в то время строили.

«Самолет пролетел так низко, что инструменты, которые лежали на стенах, вниз попадали. В тот день с самого утра такой небольшой дождик шел. А самолет упал где-то в 11 часов. Я это запомнила навсегда. Когда с другими людьми подбежала к самолету, то подошла к кабине пилотов. Там один пилот сидел без головы, а на его руке были часы с красным циферблатом. Стрелки на нем остановились на отметке 11.00. А потом, позже, когда над нашим селом летали самолеты, то ровно в одиннадцать часов подавали сигнал. На месте аварии было очень страшно. Столько мертвых. Мужчины, женщины, дети…», − вспоминает Шелупец Евдокия Борисовна.

Нашли женщину, которая прижала к груди младенца: сама обгорела, а ребенок остался цел

«Помню, что в тот день мы как раз в колхозе на поле сажали картофель, − воспоминаниями для СМИ поделилась свидетель происшествия Александра Андреевна Дударь (в 1976 году была звеньевой колхоза). − И как раз наш председатель был здесь и его заместитель. Именно в тот момент мы привезли на поле картошку машиной. И вдруг летит самолет и гудит так резко. Кто-то закричал: «Падает!». А когда он падал, то будто развернулся. Не знаю, может, пилот хотел машину от деревни отвлечь ... Мы все бросились на место падения. Кто пешком, кто машиной. Прибежали, а там тихо − ни крика, ни стона. Самолет уже не горел, только дым немного поднимался. Я и говорю тогда председателю: давайте немного кабину самолета машиной сдвинем, чтобы посмотреть, может, кто жив есть. Толкнули машиной кабину, кресла с летчиками так туда внутрь и попадали. Уже потом приехали пожарные, «скорая помощь».

По словам очевидцев, была найдена женщина, она, наверное, когда самолет падал, прижала к груди младенца. Потому что сама она обгорела, а ребенок остался цел.

«Сейчас уже покойная Анна Гайшун заскочила в самолет и вынесла оттуда маленького ребенка, возрастом, может, месяцев девять. Но ребенок тоже был мертв. Там все были мертвы, обгоревшие. Пока не приехали пожарные и милиция, наши люди пытались выносить вещи пассажиров. Чемоданов было много, люди летели семьями. Затем милиция приехала, окружила это место. Нас уже к самолету не пускали. Лишь некоторые из наших мужчин на месте аварии помогал выносить тела и разбирать самолет, а потом грузить все это на машины», − отмечают очевидцы.

Найденные документы погибших почти не обгорели

К сожалению, СМИ об этой авиакатастрофе тогда ничего не сообщали. Вероятно, было указание не распространять информацию. Соответственно и снимков, на которых можно было бы увидеть аварию, тоже очень мало. Но в сети все же есть одно фото из места трагедии. Оно − из личного архива полковника милиции в отставке Барила Александра Ивановича. В 1976 году Александр Иванович возглавлял научно-технический отдел УМВД области. Снимки он сделал лично во время выезда на место катастрофы.

«В тот день был дождь. Я как раз отдыхал на даче, как вдруг приезжает дежурный и говорит, что срочно надо ехать − упал самолет. Я, как был в спортивном костюме, так и поехал. Самолет лежал в нескольких сотнях метров от коровника и в нескольких десятках метров от скирды соломы. Вместе с членами экипажа там погибло 52 человека. Наша задача как криминалистов было разобраться с телами погибших, сделать все возможное, чтобы идентифицировать человека. При падении самолета все пассажиры попадали лицом вниз. И то, что было сверху, обгорело. Почему я это помню, потому что нам необходимо было искать документы, а их, как правило, держат в карманах одежды спереди. Так вот, эти документы почти не обгорели. Я, проработав уже много лет криминалистом, видел много смертей. Но это, действительно, поражало. Столько погибших», − вспоминаниями для СМИ поделился Александр Иванович.

«Никогда не провожала мужа. Но в тот день, будто что-то чувствуя, провела к калитке»

По словам местной жительницы Евдокии Шелупец, в Викторовку через несколько дней после аварии приехали жена и две дочери одного из погибших пилотов с его близким другом. Фамилии пилота она не помнит, но до сих пор вспоминает, как его друг упал на землю и плакал. А вдова летчика стояла, ни жива ни мертвая, и к ней ютились две дочери. Женщина рассказала Евдокии Борисовне, что мужчина ранее летал на Дальнем Востоке, дважды падал, но оставался жив и невредим. 15 мая он собирался лететь в Москву. Жена никогда не провожала его. Но в тот день, будто что-то чувствуя, провела к калитке.

Родственникам погибших не сообщили о месте катастрофы

«После этой аварии к нам в село стали приезжать родственники погибших. Им тогда выдали урны с прахом. Но никому не сказали точно, где в области произошло это авария. А у нас на Черниговщине несколько Викторовок. Поэтому люди были вынуждены ездить областью, чтобы найти наше село. Последний раз кто-то из этих людей приезжал несколько лет назад», − рассказал Михаил Шелупец.

Самолет Ан-24 № 46534 принадлежал Киевскому объединенному авиаотряду Украинского управления гражданской авиации. Лайнер выполнял рейсы по маршруту Жуляны-Винница-Москва и обратно. Этим рейсом должен был лететь в Москву начальник Винницкого объединенного авиаотряда Николай Макарчук. Но его срочно вызвали в обком Компартии. И он не полетел. Остался жить.

После этой авиакатастрофы «черные ящики» усовершенствовали и ввели функцию записи разговоров

Анатолий Леонтьевич Марценюк − выпускник Черниговского военного училища летчиков, он летал с 1955 до 1989 года на самолетах Ан-2 и Як-12 облетал всю Украину. В 1976 году он был летчиком Черниговского авиаотряда и стал непосредственным свидетелем тех событий. Правда, он только пролетал над Викторовкой в тот злополучный день. Однако его память сохранила много подробностей, касающихся этой катастрофы.

«15 мая 1976 я выполнял рейс на Бахмач. Проходил как раз над Куликовкой. Где-то в 11:00 все наши самолеты, которые были в воздухе, стал вызывать диспетчер аэродрома в Колычевке (под Черниговом, − ред). Мне позвонили из КГБ и сообщили, что недалеко от Чернигова в нашем районе упал гражданский самолет, но какой именно, так и не сказали», − рассказал Анатолий Марценюк, передают СМИ.

По его словам, после звонка на место происшествия вылетели командир отряда и командир звена. Посмотрели и доложили: действительно, упал самолет. После этого туда немедленно выехали все наши соответствующие службы.

«А погода была облачная, дождевой фронт проходил. Грозы тогда не было, и вылет нам тогда разрешили. И, очевидно, на высоте 5400 было очень облачно. Самолет Ан-24 номер 46534, командиром экипажа которого был Федор Чумак, в тот день шел на высоте 5400 метров воздушной трассой, которая проходила от Киева на Семеновку и дальше на Москву. На борту самолета были самописцы, или, как их называют, «черные ящики». Конечно, они тогда не были такими совершенными, как современные. Тогда самописцы фиксировали параметры работы двигателя самолета, скорость, температуру за бортом. А после аварии в Викторовке их усовершенствовали и дополнительно ввели функцию записи разговоров экипажа по внутренней связи», − подчеркнул Анатолий Леонтьевич.

Что могло стать причиной аварии: официальные и неофициальные версии

Следственная комиссия на основе анализа данных установила, что причиной падения самолета являются недостатки его конструкции, а дополнительным сопутствующим фактором комиссия указала неблагоприятные погодные условия − облачность и дождь.

На месте авиакатастрофы. Архивное фото.
На месте авиакатастрофы. Архивное фото. Фото: 0462.ua

По официальным данным, причиной отклонения является выход штока триммерного механизма МП-100 на 22,5 мм при включенном автопилоте и последующем его отключении. Однозначно причину выхода штока установить невозможно из-за разрушения и пожара самолета. Вероятными причинами могли быть отказ в электрической цепи или непреднамеренное нажатие на переключатель управления триммером кем-то из членов экипажа при включенном автопилоте.

«Что случилось с самолетом, неизвестно. Мы можем только выдвигать версии по тем данным, которые получили с помощью самописцев. Во-первых, по записям «черного ящика» что-то неизвестное прошло перед самолетом и на 3-4 секунды какая-то сила подбросила его на 300-400 метров вверх так, что все приборы, которые действуют от того, что в них попадает воздух, мгновенно отказали. Во-вторых, после того, как что-то подбросило самолет (кстати, его взлетный вес составляет 20 тонн), от изменения потока воздуха, загребают винты, двигатели остановились и перешли в так называемый режим «флюгера». Из-за остановки приборов, в том числе электрогенератора, вышла из строя радиостанция. Самолет рухнул и пошел в плоский штопор. Поэтому он и упал навзничь, прополз несколько метров, у него снизу немного обгорел и частично разрушился фюзеляж. При падении хвост самолета оторвался», − сказал Анатолий Марценюк.

Как он утверждает, в самолете задымил фюзеляж, но не загорелся. Вероятно, внутри загорелась электропроводка.

«Правда, если бы самолет упал в стог, которая стояла рядом, и загорелась солома, возможно, пожар был бы и больше. Хотя, как позже рассказывали мои коллеги, которые общались с судмедэкспертами, те им сказали, что все, кто находился в самолете, погибли еще до падения на землю. Если бы во время броска не остановился электрогенератор и где-то «искрило», то мог бы произойти взрыв. Но в данном случае все было обесточено», − добавил Анатолий Марценюк.

Предполагается, что могла сломаться червячная передача. Такая авария была примерно в те же годы с самолетом Як-42, который шел на Смоленск. Однако хотя хвост АН-24 и отвалился, но не в том месте, где была червячная передача.

«Говорили, что к аварии якобы могло привести столкновение с каким-то военным самолетом, который мог заблудиться и попасть на эту трассу. Говорили, что тогда военные засекли в районе аварии какую-то цель, но что именно это было, осталось тайной. Или это был самолет из Нежина или Прилук, где дислоцировались военные авиаподразделения, впрочем, они к нам не заходили и летали гораздо выше», − подчеркнул Анатолий Марценюк.

По его словам, был разговор, что якобы на фюзеляже Ан-24 нашли зеленую краску, которая могла принадлежать военном самолете. Но если это была действительно краска с другого самолета, то, по логике, Ан-24 должен был хоть немного его задеть. А на такой скорости и на такой высоте это означало бы только одно − самолеты просто бы развалились. По приборам, скорость Ан-24 составляла 350, а фактически была 450 километров в час.

Памятники погибшим в авиакатастрофе. Экипаж.
Памятники погибшим в авиакатастрофе. Экипаж. Фото: 0462.ua

К сожалению, так никто тогда и не смог четко назвать причину катастрофы. Но очень интересная деталь, пенсии семьям погибших членов экипажа платило Министерство обороны. Значит, вину военные взяли на себя. Впрочем, об этом вслух тогда не говорили. Времена были не такие, как сейчас. Все пытались скрыть.

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых