127

Не вся власть народу: как украинцы могут диктовать свою волю государству

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. Аргументы и Факты в Украине 04/02/2021
Не вся власть народу: как украинцы могут диктовать свою волю государству
Не вся власть народу: как украинцы могут диктовать свою волю государству © / Facebook

Страшный сон нардепов

Предыдущий закон о референдуме был отменен Конституционным судом в 2018 г. Однако нормы Основного закона предусматривали возможность волеизъявления, а в случае с изменением территории, делали его обязательным (ст. 73 Конституции). Поэтому первое опасение, что если украинцам дать возможность решать вопросы на референдумах, то они проголосуют неправильно, вообще не должно обсуждаться.

Второй страх родился непосредственно в Верховной Раде. В качество предложения рассматривали возможность, что на референдуме можно будет не только отменять, но и принимать законы. Такое вече сделало бы ненужным парламент. Но в окончательном варианте за украинцами оставили право только отменять законы или их положения.

«Парламент принял закон о референдуме, который разрушает парламентаризм», - тем не менее, констатировал нардеп от «Европейской солидарности» Владимир Вятрович.

Но страхи преувеличенные. Во-первых, оставили все же возможность исключительно отменять законы и их положения. Во-вторых, вносить эти изменения после проведения референдума все равно будет ВР. Бумага кроет бумагу, а изменения в закон вносятся новым законом. И вот тут в пору страшиться уже самим участникам волеизъявления.

Все время, пока референдум запущен, то есть формируется вопрос, создается инициативная группа, собираются 3 млн подписей, согласовываются документы в Центризбиркоме и т.д., у парламента есть все возможности, чтобы откорректировать проблемное законодательство и не доводить до волеизъявления.

Как разъясняют в Гражданской сети ОПОРА, после оглашения результатов референдума у Кабмина будет полгода, чтобы разработать и подать в парламент закон во исполнение решения. Но дальше - вакуум. Что будет, если законопроект подадут, а в парламенте не найдутся голоса в его поддержку? Ведь по Конституции нардепы за свои голосования ответственности не несут.

Референдум, проведенный в 2000 г. о реформе госуправления (сокращение численности нардепов, двухпалатный парламент, снятие неприкосновенности и право президента на роспуск ВР) хотя в результате и получил одобрение украинцев, так и не был имплементирован. В новом законе имплементация обязательна, но риски для нее все равно остаются.

«Если парламент будет игнорировать результаты референдума, это будет играть ему в минус. В политическом контексте. Президент сможет апеллировать к результатам референдума, если Рада выйдет из-под контроля. Это может быть политическим поводом, а дальше президент будет искать юридический повод для роспуска», - объясняет кандидат политических наук Алексей ЯКУБИН.

Директор Украинского института политики Руслан БОРТНИК констатирует, что за неголосование последствий не будет. Так что формально результаты референдума обязательны к реализации, а по факту нет.

«Нужен другой механизм. Возможно, законодательная комиссия, которая только оформляла бы результаты в законодательный акт. Или упростить процедуру рассмотрения в ВР: снизить порог голосования, например, до 150 голосов, свести голосование до одного чтения. А так парламент в любой момент наглухо заблокирует любые результаты референдума», - говорит Бортник.

С благословения власти

Идеолог законопроекта в Раде вице-спикер Руслан Стефанчук не раз успокаивал, что референдум не станет инструментом для ампутации кусков страны.

«Кто бы что ни говорил, мы не могли, прописывая закон о референдуме, обойти положения в Конституции. 73 статья говорит о том, что изменение территории выносится на референдум, - сообщил вице-спикер. - Но мы сформулировали ограничения, которые толкуются таким образом, что изменение территории Украины понимается только на увеличение территории Украины. Потому что… предметом референдума не может быть вопрос территориальной целостности».

Вопрос об отказе от территорий законом прописан как запрещенный, вкупе с темами, которые противоречат Конституции, признанным нормам международного права (Общей декларации прав человека, Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод), направленным на ликвидацию независимости, нарушение суверенитета, угрозу нацбезопасности, разжигание розни.

«Здесь к слову хочется вспомнить тему о смертной казни, которая остается популярной, но выноситься на голосование не сможет, как и Минские соглашения, поскольку они не являются частью официально ратифицированных международных соглашений, которые могут быть приняты через инструмент референдума», - уточнила председатель правления ОПОРА Ольга АЙВАЗОВСКАЯ.

Есть и еще один мощный предохранитель, который, впрочем, тоже может быть использован не во благо. Когда вопрос, который выносится на референдум сформулирован (а он не должен позволять двояких трактовок и обязан подразумевать ответы «да» или «нет»), субъект права на конституционное обращение может обратиться в КСУ за оценкой. Пока Суд будет изучать вопрос (а практика показывает, что длиться это может долго), процедура провозглашения приостанавливается.

Субъекты права на конституционное обращение: президент, 45 нардепов. То есть, на этом этапе они уже могут завернуть тему. Но возможности придушить референдум в зародыше у власти есть и в связи со сложной процедурой подготовки такового по народной инициативе.

«Процедура крайне сложная и требует безусловной поддержки власти, - говорит Р. Бортник. - Без ее воли провести референдум невозможно. Потому что в процедуре участвует Центральная избирательная комиссия, парламент, президент и Конституционный суд. Власть, если не желает референдума, на любом из этапов может его остановить. Народные референдумы не будут получаться. У народа будет только инициатива референдума. На самом деле, проводить его будет власть. Это предмет критики со стороны оппозиции, и - абсолютно обоснованный. Если президент не захочет, он скажет ЦИК блокировать документы. ВР и президент могут не объявить референдум, даже при соблюдении всех условий».

КСУ в 2008 г. дал вывод, в котором указал, что провозглашение референдума является обязанностью президента. Но новые законодательные нормы не предусмотрели, в какие сроки. А также не предусмотрели ответственность гаранта в том случае, если всю процедуру соблюдут, а волеизъявление он так и не объявит.

Удовольствие ценой в 2 миллиарда

Именно в 2 млрд грн оценили прайс всеукраинского референдума для государственного бюджета.

«В ближайшее время вряд ли можно провести референдум. Сегодня есть ограничения по финансам из-за COVID-19. Нужно экономить каждую гривну», - сказал спикер ВР Дмитрий Разумков.

По его оценкам, самое раннее в 2022 г. можно осуществить первое всенародное волеизъявление.

Сразу после принятия закона глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе в Минске Леонид Кравчук заговорил о первоочередных важных темах – Донбасс и Крым.

«Должно быть на референдуме сказано, что народ за то, чтобы Украина была целостной, независимой, с возвращением ее территорий. Вот главный вопрос референдума, а не каким способом это делать», - сказал первый президент.

Дмитрий Разумков охотно вступил в дискуссию и сообщил, что необходимости в таком референдуме нет. Но с обсуждением этих тем в угол загоняется другая, более важная и неотложная. 1 июля запускается рынок земли. Предложения о территориальных вопросах и заявления о нехватке денег отвлекают от нее внимание. Хотя, как минимум, власть пообещала референдум о допуске на рынок иностранцев. Фракция «Батькивщина» и вовсе настаивает на вынесении вопроса о сельхозземле в целом.

А. Якубин считает, что отчасти из-за рынка земли с законом о референдуме до неприличия затянули. Приняли его в конце января, президент невесть, когда его подпишет, вопрос этот может подниматься только по народной инициативе, по муторной процедуре сбора голосов. До 1 июля вряд ли успеют. А тут еще эпидемия, кризис и бюджет с дефицитом, так что и финансировать не захотят. Хотя, как говорит Р. Бортник, если процедуру подготовки соблюдут, то обязаны будут.

«Отказать не могут, - говорит эксперт. - Есть спецфонд, можно внести изменения в бюджет, перед выборами всегда вносят изменения, чтобы выделить средства. Государство не может предугадать, сколько на протяжении года будет референдумов. Поэтому деньги на них в принципе не могут закладываться. Они должны выделяться из спецфонда и специальным решением».

Неосвоенное народовластие

Закон о референдуме – только часть обещанного пакета документов о народовластии. Следующим Р. Стефанчук обещает подачу законопроекта о местных референдумах. А. Якубин напоминает о неопределенном до конца статусе электронных петиций, а также, как теперь стало ясно из нового закона, об электронном голосовании.

Закон предусматривает и такую возможность отдать голос, и страсти из-за-рисков злоупотреблений разгораются нешуточные. В ОПОРЕ констатировали, что в закон зря включили эти нормы, хотя и применять их на старте никто пока и не собирается.

«Электронное голосование не будет действовать до принятия отдельного закона на эту тему, который будет распространяться и на избирательные процессы, - успокоила Айвазовская. - Но это едва ли не десятилетняя перспектива, которая не может быть ускорена в силу недоверия к форме, сплошных угроз и низкой способности государства к защите таких данных и процессов от внешнего вмешательства».

Анна Коваленко

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Также вам может быть интересно

Loading...