aif.ru counter
58

Россию снова взорвали

Сюжет Теракты

Утром в понедельник, 29 марта, в московском метро прогремели взрывы.

Первый теракт произошёл в 07.56 во въехавшем на станцию «Лубянка» составе. Взрывное устройство сработало сразу после открытия дверей. Через 40 минут ещё одна бомба разорвала, обожгла и изуродовала людей в поезде, двигавшемся по той же ветке в направлении станции «Улица Подбельского» и остановившемся у платформы «Парк культуры». Время террористы выбрали идеально - час пик, вагоны набиты до отказа взрослыми и детьми, спешащими в школы, институты, на работу…

К 9 утра вся Лубянская площадь была заставлена автомобилями различных экстренных служб и оцеплена милицией. 

У «Парка культуры» через полчаса после произошедшего теракта работали спасатели, медики грузили окровавленные тела в «скорые», а люди в форме брезгливо перепрыгивали через растекающиеся лужи крови.

Вокруг царил хаос: дорогу машинам реанимации и пожарным расчётам перекрывали эвакуаторы, утаскивавшие припаркованные по соседству авто.

Курившие рядом медики обсуждали травмы выносимых наверх людей. В десятке метров от вестибюля сотрудники МЧС разворачивали надувную палатку, санитары готовили чёрные пакеты для трупов, а пожарные собирались вокруг стола, над которым возвышался флажок с буквой Ш - штаб. И всё время с улицы на станцию пытались войти пассажиры - им, спешащим по делам, никто не объяснил, что движение в метро прервано.

С журналистами общался представитель Следственного комитета при прокуратуре Владимир Маркин. По его словам, на обеих станциях были найдены фрагменты тел смертниц и куски начинённых поражающими элементами поясов шахидов. Мощность взрывных устройств составляла от 1,5 до 4 кг в тротиловом эквиваленте. На момент подписания номера в печать официально сообщалось, что взрывы унесли жизни 38 человек, госпитализировано 68.

Хаос в аду

Десятки пассажиров погибли и пострадали.

 Тем временем свидетели трагедии описывали ужасные картины. По их словам, пытаясь оказаться как можно дальше от эпицентра трагедии, пассажиры карабкались вверх по остановившимся эскалаторам и пытались выбраться через переполненные переходы. Объявления, звучащие из динамиков, призывали сохранять спокойствие и не давали никаких конкретных указаний - куда идти, что делать. Раненые и оглушённые, люди отползали к стенам, забивались в углы и прятались за колоннами - их могли затоптать те, кто любой ценой хотел вырваться из подземелья на волю. «Хорошо ещё, что в этот день народу было немного меньше, чем обычно, - рассказал «АиФ» свидетель событий  студент Артём, находившийся в момент взрыва на «Парке культуры» в поезде, двигавшемся в обратном направлении. - Видимо, многие проспали из-за перевода часов. Нас не известили о том, что менее часа назад взорвали «Лубянку». Состав просто стоял подолгу в перегонах между станциями. Никаких советов или сведений о необходимости эвакуации никто не давал. Врачей и пожарных я увидел лишь наверху. До этого где-то вдалеке мелькала милицейская форма, но реальной помощи или хотя бы информации люди в погонах не давали». Интересно, что за день до терактов метрополитен был буквально наводнён милицией. Из-за дерби двух столичных футбольных клубов - «Локомотива» и «Спартака» - в подземке могли вспыхнуть драки между болельщиками, поэтому патрули вышли на экстренные дежурства на станциях и в вагонах. С фанатскими стычками всё обошлось, но как опытные постовые могли проморгать гораздо более опасный объект - шахидок, одетых в смертоносные пояса? Как смогли они беспрепятственно проникнуть на важнейший транспортный объект столицы?! А ведь накануне вечером в службу «02» звонила женщина, слышавшая, как группа приезжих с Кавказа обсуждала подготовку теракта в метро! Однако наряд обследовал лишь одну станцию.

Омерзительным моментом стало поведение стервятников, постаравшихся поживиться на чужой беде. Быстро сориентировавшиеся в обстановке таксисты и «бомбилы» заломили после терактов цены на свои услуги в среднем в десять раз выше. И люди были готовы платить по 3-5 тыс. рублей за возможность уехать подальше от места трагедии, за возможность добраться наконец туда, куда собирались.   

     

«Насколько я могу судить, шахидки были подорваны радиовзрывателями, - объясняет Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования. - Если сразу после первого теракта отключили бы сотовую связь в метро, второго взрыва, скорее всего, удалось бы избежать. В будущем, полагаю, такие меры должны вводиться автоматически. Кроме этого необходимо установить на всех станциях газоанализаторы взрывчатых веществ, которые есть в столичных аэропортах. Эти приборы распознают взрывчатку в радиусе 10 м - вполне достаточно, чтобы перекрыть проход шахидам, которые в основном используют безоболочные взрывные устройства». 

Почему милиционеры, спасатели, пожарные и медики в первые же часы не имели инструкций, как обеспечить наиболее эффективную работу на месте катастрофы, и не могли организовать хотя бы нормальное взаимодействие между собой? Лишь через несколько часов между службами появилась скоординированность и пострадавших стали эвакуировать, автомобильные потоки перенаправлялись, и спасатели и спецслужбы смогли заняться своей работой. Почему пассажирам, уже не раз становившимся мишенью террористов в метрополитене, не давали чётких и легковыполнимых команд, как необходимо вести себя на подвергшихся нападению станциях? 

Месть боевиков

«Страшно, что существует социальная база для вербовки смертников и есть технологии такой вербовки, психологической обработки людей, - считает Игорь Баринов, 1-й зампред Комитета Госдумы по обороне. - Во многом это поставлено на конвейер и сейчас успешно применяется. Ведь первые взрывы шахидов произошли в начале 2000-х годов. До этого мы с такой формой терактов вообще не сталкивались. И сохраняться подобная угроза может не один год, потому что ситуация на Северном Кавказе, где планируются и организуются все эти теракты, пока далека от стабилизации. Скорее всего, данные взрывы послужили ответом на серию успешных операций по ликвидации боевиков в регионе».

Бандиты хотят показать федеральным властям, что они существуют, что их надо бояться! А заодно и доказать зарубежным спонсорам, что по-прежнему в состоянии проводить такие масштабные операции в сердце страны. Последний теракт в Москве случился шесть лет назад. За это время достаточно серьёзные деньги были выделены государством на борьбу с терроризмом, на оснащение оперативно-розыскных, специальных и следственных подразделений. Всех исполнителей и заказчиков теракта на «Невском экспрессе» выявили в течение нескольких месяцев. Это говорит о том, что сейчас мы более мобилизованы: есть агентура, есть кому работать. Конечно, до лучших мировых образцов и по оснащению, и по методам работы ещё далеко, но значительный шаг вперёд уже сделан».

Георгий Александров, Сергей Осипов, Юлия Экарева

Деньги на крови

У древних германцев было понятие «вергельд» - буквально: «цена крови». Сумма, за которую можно было избежать кровной мести от заинтересованных лиц. Современность нам преподносит новую трактовку этого термина. В этом можно было убедиться, подежурив у больниц, куда поступили пострадавшие от теракта в московском метро 29 марта 2010 г.

«Как фамилия? Нет, к нам таких не поступало. Вот списки на двери - читать умеете?» - И охранник приёмного покоя городской клинической больницы № 36, указав на дверь, дал понять, что аудиенция закончена. Его собеседницы, две растерянные женщины, в который раз принялись изучать список пострадавших при взрывах в метро. В списке значилось 12 фамилий, причём присутствовала даже гражданка Филиппин Понтинт Ма Фе Виллис Капеллан с пометкой «состояние тяжёлое». Не было только одного, самого нужного для этих несчастных женщин имени - Курбатова Вячеслава Викторовича. Может, он и не пострадал?

 
Ко многим спасатели приехать не успели.
«Понимаете, по всему выходит, что он в момент взрыва как раз был на «Лубянке», в метро, - твердили с отчаянием просительницы. - Сначала нам сказали, что его отвезли в больницу, но в какую - неизвестно. Мы и в Склифе были, и в Первой градской, теперь вот здесь… Знаете, уже руки опускаются. Вон, по радио говорят, что все службы только и заняты помощью пострадавшим и их родственникам. А на деле выходит, что мы никому не нужны - телефоны этих всех «горячих линий» либо заняты постоянно, либо ничего толкового нам сказать там не могут, вон как этот охранник…»

Они уехали, а я остался дежурить у приёмного покоя. Периодически на улицу выходила курить охрана, попадались и врачи. «Пострадавших вроде немного, а те, которых к нам привезли, в основном лёгкие. Четверо уже ушли сами. Но если есть охота побеседовать с ними, могу посодействовать адреском или телефончиком…» И медработник сделал характерное движение правой кистью, будто купюры пересчитывал. От подобного предложения я обалдел. Конечно, коллеги уже успели рассказать, что таксисты наживаются на людях. Но чтобы врачи… Полный запрет на общение с пациентами ещё можно понять - служба такая. А вот продажа адресов и телефонов - это, знаете ли, перебор.

Тем не менее мне всё же пришлось принять его предложение - иначе с пострадавшими пообщаться было просто невозможно. Цену эскулап назначил твёрдую: «Штука, не меньше! Чего? Ты ещё выбрать хочешь? Кто есть, того и получишь, а не нравится - не ешь». Я получил контакты пострадавшей 51-летней Елены Чешигоровой, которая уже успела доехать до родного Одинцово.

«Нечего мне особенно рассказывать, - Елена Анатольевна, оказавшаяся работником метрополитена, уже, видимо, успела получить соответствующий инструктаж от начальства. - Да, на «Лубянке» работаю, оттуда привезли. Нет, спасибо, ничего серьёзного, отпустили очень скоро. Что ещё? Был взрыв, врачи сразу же приехали. Первыми, конечно, помогали людям работники метро, это входит в наши обязанности. Страшно? А вы ещё спрашиваете! Конечно, страшно! Но людей успокоить, чтоб паники не было, это всегда главное».

Охотно верю. Другое дело, что это самое «главное» у всех людей разное. Кому-то главным кажется вовремя оказать профессиональную помощь. Кто-то считает главным поделиться своей кровью. Кто-то предпочитает проявить сугубую твёрдость на своём посту и ни в коем случае не пустить лишних людей тревожить самих пострадавших и их родных. Но если главным станет желание срубить немного денег, воспользовавшись сумятицей и служебным положением, то к естественной скорби по погибшим и пострадавшим добавится чувство гадливости.

Константин Кудряшов

«Господь меня спас»

Ведущая телеканала «Russia Today» Юлия Шаповалова чудом осталась жива. После ночных эфиров она всегда возвращалась домой через станцию «Парк культуры» - офис телекомпании расположен на Зубовском бульваре, как раз напротив входа в метро. «Надо же, как я сегодня задержалась», - думала я, спускаясь вниз по эскалатору, - рассказала Юлия «АиФ». - Было 8.27. На платформе из громкоговорителей сообщали, что по техническим причинам поезда дальше не пойдут. И просили либо идти на Кольцевую, либо пользоваться наземным транспортом. Поезд задерживался. Люди топтались в нерешительности - то ли ехать дальше, то ли выйти. Теперь я думаю: если бы не это предупреждение, жертв взрыва было бы больше. Я постояла, постояла, решила подняться наверх, к троллейбусам. Так же, как десятки других людей, шла по эскалаторам пешком - они почему-то не работали. И уже на последних метрах услышала - нет, не хлопок - взрыв, довольно сильный. Всё сотряслось! Но паники не было. И уже на улице через несколько минут я увидела, как на меня идёт окровавленная девушка, за ней, рыдая, другая - в шоке. Её успокаивали прохожие: кто-то конфеты предлагал, кто-то советовал обратиться к врачам. И вот тогда до меня стало доходить! Господь меня спас, раз всего за секунды до взрыва вывел наружу.

Я достала телефон, стала снимать происходящее для эфира. Позвонила мама и сказала про взрыв на «Лубянке», я ей - про то, что у нас тоже. Удивительно, но десятки людей ещё пытались попасть внутрь. Их останавливали пассажиры, поднявшиеся снизу, но они твердили, что им надо на «Сокол» или ещё куда-то…

Я вернулась на работу. Только к концу дня коллеги отвезли меня домой. Я теперь жутко боюсь зайти в метро. Только дома мои дети снова привели меня в чувство. Но страх всё равно где-то внутри».

Что пишут в блогах

  • Один из пассажиров застал момент взрыва, переходя с «Кузнецкого Моста» на станцию «Лубянка». «Я поднимался по эскалатору на переход и услышал хлопок, взрыв. Дверь около меня, около перехода прогнуло. Облако пыли сверху опустилось, побежали люди по эскалатору, стали падать, там была куча-мала. Я тоже побежал», - цитируют свидетеля «Вести. Ru».
  • Ещё один очевидец спустился на станцию «Лубянка» сразу после взрыва. «Народ, который со станции прёт, потрёпан изрядно, одежда порвана в клочья, у одного мужика на плече чей-то кусок мяса прилип. Ужас», - приводит слова очевидца сайт realitypress/ru.

Версии

В 2009 г. республики Северного Кавказа получили из центра 170 млрд. рублей. Бюджеты некоторых из них на 90% состоят из федеральных дотаций.

Часть денег в итоге оказывается у боевиков благодаря местным коррумпированным чиновникам: одни отморозки «крышуют» других…

«За день до своего убийства Макшарип Аушев (ингушский политик, убит в октябре 2009 г. - Ред.) рассказывал о том, как чиновники Ингушетии спонсировали боевиков, - сказал «АиФ» один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев. - И я готов это подтвердить. Бандиты прекрасно знают, кто сколько ворует, - приходят за деньгами к тем, у кого рыльце в пушку».

Месть Лубянке?

Почему Москву подорвали именно 29 марта? Среди версий нашлось место и конспирологии. Якобы теракт хотели приурочить к 10-летию избрания в президенты В. Путина, но эта дата, 26 марта, приходилась на пятницу - праздничный для мусульман день. Вот террористы и выбрали утро рабочего дня, когда в метро полно народу.

«Вряд ли террористы высчитывали даты, - полагает Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги, изучающий проблемы Кавказа. - Символичным выглядит разве что место первого взрыва - громыхнуло под Лубянкой, «сердцем» спецслужб. А непосредственной причиной вылазки я считаю месть за уничтожение двух лидеров боевиков - Саида Бурятского и Анзора Астемирова (по данным ФСБ, первый из них был убит 2 марта, второй 24 марта. - Ред.). Остаётся лишь гадать, что это - единичная акция или начало нового раунда полномасштабного террора? Судя по тому, что весь год на Юге России взрывали и стреляли, сил для вылазок у боевиков предостаточно».

Меры и выплаты

  • Президент РФ Дмитрий Медведев поручил усилить безопасность на транспорте. В частности он намерен подписать указ о системе оповещения и контроля за транспортом.
  • Семьи жертв терактов получат единовременную денежную помощь из федерального и столичного бюджетов: по 1 млн руб. родственникам погибших (плюс 18 тыс. руб. на погребение), по 400 тыс. руб. - тяжелораненым, по 200 тыс. руб. - легкораненым.

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых