aif.ru counter
751

Куда пропала украинка-свидетельница убийства Бориса Немцова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Аргументы и Факты в Украине 19/03/2015
Борис Немцов
Борис Немцов © / РБК

Изменения на лицо

Источник в правоохранительных органах утверждает: велика вероятность, что к Дурицкой применили программу по защите участников судебного процесса. В России, как информировал тамошний следственный комитет, от подобной программы Анна отказалась. А в Украине, очевидно, пошла на этот шаг.

А если так, то чисто теоретически можно предположить, что официально, по документам, Анны Дурицкой уже нет. А вместо нее появилась девушка с другими паспортными данными и даже, возможно, с измененной внешностью. Не исключено, что подобные метаморфозы произошли и с ее родными. Кроме того, семья Дурицких наверняка в Белой Церкви в ближайшее время никогда не появится. А начнет жизнь с чистого лица в другом городе. Все вроде как в голливудских триллерах… В Украине программа защиты свидетелей действительно существует.

Еще в 1994 г. депутаты Верховной Рады, равняясь на Запад, где свидетели в случае угрозы их жизни уже много десятилетий попадают под защиту государства, приняли закон «Об обеспечении безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве». Он гарантирует защиту жизни всем участникам судебного процесса, которые могут стать мишенью для мести. Под действие этого закона могут попасть все «действующие лица» судебного разбирательства – те, кто первым заявил о преступлении, свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики, судьи, понятые. И подозреваемые, и обвиняемые. Особенно те из них, кто может помочь ценными сведениями, и согласились сотрудничать со следствием. А также опасные маньяки, которых правоохранители должны защищать от мести убиенных ими родственников и от разъяренной толпы.

«Участника судебного процесса берут под защиту государства по решению суда, – объясняет Даниил Наливайко, адвокат юридической компании «KSENZENKO PARTNERS». – С его стороны, это должен быть добровольный шаг. Насильно защищать запрещено. Согласно закону, тому, кто получил право на госзащиту, могут предоставить охрану – личную и его имущества, выдать средства защиты (газовые баллончики и резиновые дубинки), средства громкого оповещения (сирены и свистки), сменить номера телефонов и автомобильные номера. С их согласия правоохранители прослушивают их же телефонные разговоры и ведут наблюдение, чтобы в случае нападения быть рядом. А в особо опасных случаях подзащитным меняют паспортные данные, переселяют на другое место жительства и даже помогают изменить до неузнаваемости внешность».

Интересный нюанс: если ценный свидетель (как, к примеру, Дурицкая) ради безопасности многое меняет в своей жизни, в том числе и место жительства, правоохранители обязаны позаботиться  о продолжении учебы или трудоустройстве таких подопечных. Если на новом месте подходящей работы нет, попавшим под защиту за вынужденный простой государство обязано ежемесячно выплачивать минимальную зарплату, а этот период засчитать в общий трудовой стаж. 

Дело резонансного случая

Говорят, что этот закон народные избранники приняли не только из желания приблизиться к западу, но и по необходимости. В лихие 90–е уровень преступности зашкаливал, а выступать против криминальных авторитетов в судах все панически боялись. Нужны были гарантии на защиту. Правда, применять принятый документ на деле не спешили. Только в 1997 г. появилось первое небольшое формирование судебной милиции, которое в 2003 г. переросло в спецподразделение «Грифон». Оно берет на себя все хлопоты по защите участников судебного процесса.

Практикующие адвокаты утверждают, что полный объем защиты, с переселением, сменой паспортных данных и внешности, используется крайне редко – нет денег. Такой чести удостаивались только фигуранты громких дел. Иногда подобные вещи оплачивает сам свидетель или его близкие. Таких людей наберется чуть больше десятка. Если и переселяли их, то в основном в ведомственное жилье или в общежития. Среди таких «счастливчиков» – фигуранты дела Савлохова.

За деятельностью осетинского бандформирования правоохранители наблюдали лет десять, а без свидетелей ничего не могли предъявить. Они дали показания в суде, только когда им гарантировали безопасность. Савлохова посадили.

Кстати, программа защиты фигурантов судебных дел предполагает засекречивание фамилий свидетелей (даже измененных), засекречивание самих уголовных дел и проведение процессов в закрытом режиме. Всестороннюю защиту получили и свидетели по делам Щербаня, сотрудников компании «Топ–Сервис» и концерна «Бласко». В свое время круглосуточную охрану, которую осуществлял «Грифон», предоставляли избитой депутатом Романом Ландиком модели Марии Коршуновой – ее защищали два бойца «Грифона». А вдову и детей убитого Шабаба Алояна, владельца магазина «4rооm» на Окружной дороге в Киеве, – пять человек.

Не всегда срабатывает

Недостаток украинского закона о защите свидетелей не только в том, что не все возможности его применяют на практике. Хуже, когда обещанная защита по каким–то причинам не срабатывает. Так было и с Юрием Нестеровым, одним из участников банды оборотней. Его показания дали возможность посадить преступников в погонах. Поначалу ценного фигуранта дела тщательно охраняли. В то время, когда его бывшие подельники с 2002 г. сидели в СИЗО, он был на свободе, дав подписку о невыезде. Генпрокуратура ходатайствовала, чтобы поощрением за сотрудничество со следствием стало для Нестерова условное наказание. Но Киевский апелляционный суд в 2009 г. неожиданно изменил ему меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей. В зале суда на него надели наручники и затолкали в «клетку» к другим подсудимым, которые тут же начали ему откровенно угрожать. Удивил и вердикт этого суда: Нестерову дали 10,5 лет лишения свободы.

«Это вопиющий случай, – считает правозащитник Эдуард Багиров. – Он отодвинул на десятки лет назад наше правосудие. Ведь с тех пор даже при обещанной государством защите многие задумаются, сдержат ли правоохранители свое слово. Хотя эта защита предоставляется крайне редко. Если дело не резонансное, можно даже не тратить время на ходатайство о защите, все равно ничего не выйдет. Зато некоторые порядочные рядовые оперативники, которые все же есть среди правоохранителей, видя, что без свидетеля дело разваливается, часто сами, по собственной инициативе, становятся телохранителями нужных свидетелей. Хотя энтузиазм не может полностью заменить то, что должны делать профессионалы».

По данным пресс–службы МВД, количество тех, кто попадает под действие закона по защите участников судебного процесса, постоянно меняется. К примеру, по данным на 31 декабря 2014 г. их было 285 чел., а через месяц уже 161 чел. Эти цифры не говорят о какой–то динамике – они постоянно все время изменяются. Но главное, что информация о том, кто именно попал в программу по защите свидетелей и как его будут защищать – засекречена. Поэтому не исключено, что о судьбе Анны Дурицкой мы больше никогда ничего не узнаем.

Анна Дурицкая – фото украинки, ставшей свидетельницей убийства Немцова | Фотогалерея

 

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых