aif.ru counter
16.07.2009 12:51
32

Как меняли Корвалана…

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ в Украине 15/07/2009

В 1976 г. было принято решение обменять его на советского диссидента Владимира Буковского. Шесть лет провёл в советской ссылке лидер компартии Чили. «Официально» Корвалан вернулся в Чили в 1989 г. Всё это время его «курировал» сотрудник Международного отдела ЦК КПСС Игорь Рыбалкин.

- Идея обменять Корвалана на какого-нибудь нашего политического заключённого пришла в голову самому генералу Аугусто Пиночету, по чьему распоряжению Корвалана и арестовали, - рассказывает Игорь Евгеньевич. - Он дал поручение своему послу в Вашингтоне вступить в переговоры с американцами. С американской стороны делом об обмене занимался помощник госсекретаря Гарри Шлаудерман. Он вошёл в контакт с нашими, и мы договорились осуществить обмен.

Выбор пал на Буковского - он был для международного правозащитного движения наиболее выгодной фигурой. Кстати, Буковский один покидать страну отказывался: сказал, что полетит только вместе с матерью и больным племянником. Рассказы Корвалана о том, что его никто не спрашивал, хочет он «меняться» или нет, неправда. Между нами была договорённость, что его мнение будет учтено. 18 декабря 1976 года мы приехали на Чкаловский аэродром. Юрий Владимирович Андропов выделил нам свой самолёт. Туда загрузили Буковского и сопровождающих. После пересечения воздушной границы с Буковского сразу же сняли наручники.

В прессу просочились слухи, что ожидается обмен в Швейцарии. Как раз в тот день регулярный рейс «Аэрофлота» прибывал из Москвы в Женеву, куда и устремилась толпа журналистов. А мы тем временем тихо приземлились в Цюрихе. Перед нами поставили задачу - избежать одновременного обмена. То есть Буковский должен был уехать раньше, чем привезли бы Корвалана. Приняли решение побыстрее выгрузить наш «багаж». Когда все спустились с трапа, больного племянника тут же поместили в «скорую». Лишь только машины с нашим «грузом» отъехали, мы увидели, что в нашу сторону направляется автомобиль с американским флагом - это везли Корвалана. Сказали нашим дипломатам, встречавшим нас в аэропорту: «Что хотите делайте, хоть под колёса ложитесь, но, пока Буковского не увезут из аэропорта, никакого обмена не будет». Слава богу, Буковскому дали уехать, после чего к самолёту пропустили машину с послом США и Корваланом с женой.

Слёзы Брежнева

Обмен произошёл 18 декабря, а 19-го отмечали 70-летие Леонида Ильича Брежнева. Думаю, что наше руководство рассудило, что на празднике гости больше внимания уделяли бы Корвалану, а не юбиляру. Леонид Ильич мог обидеться. Поэтому мы решили сделать остановку в Минске. На военном аэродроме нас встретил Пётр Машеров, тогда первый секретарь ЦК компартии Белоруссии. Нас отвезли в загородную резиденцию. На наше счастье, в это время там находились Рауль Кастро с семьёй и Коля Леонов, генерал КГБ, который был переводчиком у Фиделя. В общем, собралась очень приятная компания. Корвалан иногда спрашивал, почему его привезли в Минск, но я всячески пытался замять эту тему, говорил: «Да ждут вас в Москве». Но мы оставались в Белоруссии до 23 декабря, пока не пришла команда везти Корвалана в столицу.

После приземления поехали в квартиру на улице Горького, которую заранее сняли для нашего гостя. А получив сигнал, собрались и двинулись в Кремль. Поднялись к кабинету Брежнева. Брежнев, как только увидел Луиса, расчувствовался. Даже прослезился.

В Москве Корвалан обосновался с комфортом. Помимо квартиры ему в пользование была предоставлена дача, где он, любитель готовить мясо на огне, в своё удовольствие мог жарить его на мангале.  

Но, несмотря на наше гостеприимство, уже в начале 1980-х Корвалан стал говорить, что хочет вернуться на родину. В 1983 году было принято специальное постановление Политбюро, которое давало «зелёный свет» для подготовки его нелегального возвращения.

Без лица

По составленной легенде, Луис Корвалан (имя в документах, естественно, стояло другое) теперь был профессором, гражданином Колумбии. У нас был один товарищ, Иван, крупный специалист по изготовлению нелегальных документов. Корвалан попросил его: «Ты можешь мне помочь с документами? У нас в Чили недавно ввели новые образцы». Иван, недолго думая, сказал: «Ну их же люди делали. Если там люди сделали, то мы тут тоже попытаемся». Нашли реально существующего человека, на чьё имя и сделали новый паспорт. Человек, чьи данные мы позаимствовали, ничего не знал.

Пластическую операцию делали в ЦКБ. Корвалана поместили в инфекционный корпус, в который вёл отдельный вход. Доктор Александр Шмелёв убрал у него хрящ на носу, исправил горбинку, подтянул веки.

Мы решили направить Корвалана в Чили через Буэнос-Айрес - из Аргентины было проще пробраться в Чили. Договорились, что Корвалан полетит нашим самолётом, который делал промежуточную посадку в Будапеште. Накануне отлёта, 13 августа 1983 года, мы подумали: «А не проверить ли, что за пассажиры подсядут в наш самолёт в Будапеште?» Оказалось, что этим рейсом летел известный американский певец Дин Рид, который достаточно долго жил в Чили, часто бывал у нас в посольстве и хорошо знал Корвалана.

Началась лёгкая паника. Хотя Корвалана было трудно узнать после пластической операции, с бородой и другим цветом волос, но шанс, что Рид всё-таки признает в нём  руководителя компартии Чили, оставался. Мы стали звонить в Берлин, гэдээровцы задержали Рида, не дав ему сесть в этот самолёт. Это была суббота, на месте никого из руководителей спецслужб не было. А в это время выяснилось, что самолёт с Корваланом уже вылетел в Будапешт. Пришлось во время подсадки других пассажиров Корвалана отвести в задний отсек. А когда в салон вошёл Дин Рид, его окружили наши ребята из КГБ, посадили в первый класс, активно угощая спиртными напитками. Он выпил, заснул, до Буэнос-Айреса так и не проснулся.

Конечно, жить в Чили Луису пришлось подпольно. А в марте 1985 года Корвалан снова вернулся в ССCР - у него открылось кровотечение, и наши врачи фактически спасли ему жизнь. После операции он благополучно всё с теми же подложными документами вернулся в Чили. А вскоре смог выйти наконец из подполья и получить настоящий паспорт. Я и сейчас продолжаю общаться с Луисом. Несмотря на то что ему скоро исполнится 93 года, он прилично себя чувствует, у него светлая голова, он занимается, пишет книги. Про нас в том числе.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых