aif.ru counter
56

Богдан Ступка: «У людей пропала фантазия»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ в Украине 03/06/2009

А недавно мэтр предстал перед столичной публикой в новом амплуа - как организатор первого Киевского международного кинофестиваля.

В разговоре мы не касались его последних киноработ специально - таково было условие интервью. Причина - назойливые журналисты, интересующиеся исключительно киножизнъю Богдана Силъвес-тровича. По словам мэтра, отвечать на одинаковые и похожие друг на друга вопросы он уже устал. Поэтому в интервью мы затронули совсем другие темы: детские мечты, старые привычки, взгляды на современную молодежь, театр, - словом, все, что раскрывает одаренного человека с простых, понятных окружающим сторон.

-  ВЫ КАК опытный актер часто спорите с молодыми режиссерами?

-    Спорить приходится -требования часто предъявляют глупые. Бывает, просто говорят: я так хочу - и точка. С такими приходится спорить. Но есть другая масть режиссеров -более хитрых. Они интеллигентно, ненавязчиво спрашивают: как эту роль видите вы? Ты объясняешь, показываешь, импровизируешь, словом - работаешь, а в это время режиссер, видя тебя в деле, начинает незаметно для тебя самого, конкретными задачами корректировать твою игру. В результате тебе кажется, что ты пришел к пониманию образа своим умом, а на самом деле это режиссер своими замечаниями подвел тебя к необходимым ему выводам. Так поступают крупные мастера: Владимир Бортко, Григорий Чухрай, Режи Варнье - автор фильма «Восток - Запад».

-   Вы любите пересматривать свои фильмы?

-  Да, время проходит, пересматриваю. Как правило, на первых показах я бываю недоволен собой, даже неловко как-то становится. Но спустя годы смотришь - и как-то все совсем иначе выглядит. Люблю пересматривать на большом экране, там видны акценты.

-   И сколько времени вам надо, чтобы посмотреть на свои работы по-новому?

-  Когда как. Сейчас, например, пересматривая фильмы, сделанные 15-20 лет назад, испытываю за себя гордость. Помню, тогда делал многое в спешке, хотелось побыстрее закончить, а сегодня смотришь и понимаешь: да, таких уже и не делают.  Например, драму «Каменный Властелин» по Лесе Украинке довольно быстро сняли. Сделали - и забыли. А сейчас все приходят и говорят: «Слушай, какое кино! Там же философия, власть, шпага, любовь, предательство. Все составляющие настоящего художественного произведения, сейчас такого и не встретишь. А ты же там такой молодой!». Время все меняет, некоторые фильмы похожи на вино - с годами становятся только лучше. Да и то время, в котором мы с вами живем, такой переоценке только способствует. По телевизору что показывают? Голые задницы и газовую политику. С таким тематическим разнообразием люди, конечно же, тянутся к прошлому.

«Молодежь всегда одинакова...»

-  ЕСТЬ выражение: «до сорока лет человек работает на имя, а после сорока имя на человека», вы согласны с этим?


-    Не совсем. По-моему, Спиноза сказал: «Первую половину жизни я добивался славы, а вторую половину убегал от нее». У меня получается именно так. Иногда просто хочется спрятаться... Длится это недолго, но бывает частенько. Отключаю телефоны и оседаю дома, смотрю кино, читаю. Но тут существует и обратная сторона медали: если мне долго никто не звонит и не приходит, я начинаю беспокоиться, снова хочется внимания. Без него, знаете ли, тоже тяжело (улыбается).

-  Сегодня в театре работает много молодежи. Отличаются они от вашего поколения?

-  Знаете, когда мне говорят, что современная молодежь - не трудолюбивая, без дела шастает по Крещатику, наркотиками балуется, злоупотребляет алкоголем, я отвечаю, что знаю ее совсем с другой стороны. В нашем театре молодежь - трудоголики. Они могут работать по 12 - 14 часов в день, это фантастические, талантливые ребята. Да не могу я сказать, что мы от них сильно отличались! Просто отношения были мягче, лишней атрибутики не было, телевизор смотрели меньше, больше читали. На съемках «Тараса Бульбы» как-то зашел разговор о поколениях между мной, Бортко, Игорем Петренко и Владимиром Вдовиченко-вым. И вот Владимир говорит Бортко: «Ну, вы же отличаетесь от нас, вы же не знаете то, что знаем мы, хотя бы взять тот же компьютер». На что Бортко, отвечает: «А ну идем, я тебе покажу, как я его не знаю». Выяснилось, что он с ним каждый день работает и с восьми утра его от монитора оттащить невозможно. Когда они ушли, Петренко мне говорит: «Ну, Богдан Сильвестро-вич, вот танец, смотрите, вот так же вы танцевать не умеете?» А я ему: «Что? Солнышко, я был королем рок-н-ролла в 18 лет. В то время я жил во Львове и по части танцев мне не было равных». Почему-то люди постоянно делают акценты на внешних вещах, забывая, что молодость - это состояние души. Мы все одинаковые -важно только, чего мы хотим. Жаль только, что сейчас стали меньше читать. От этого у нас много бед. Ведь чтение - это фантазия, благодаря ему развиваешься изнутри. У компьютера такого эффекта нет. Вот почему у нас так сложно с режиссерами, актерами: у людей пропала фантазия.

«Сыграл бы... Да языка не знаю»

-   КАКИЕ проявления сегодняшней украинской культуры, по-вашему, достойны мирового внимания?


-  Наша особенность в том, что у нас есть все, а беда - в отношении к этому дару. По глупости мы не ценим и не развиваем того, чем обладаем. Взять хотя бы кино. Выходит какой-то американский фильм, и мы все туда бежим, а ведь ничего ценного в нем нет. В Америке достойных режиссеров, способных снимать глубокие вещи, куда меньше, чем у нас.

-  То есть, вы бы в американском фильме не сыграли?

-   Почему не сыграл бы, сыграл. Только я языка не знаю. Ежи Гофман как-то мне

сказал: «Вы лучшие артисты, чем они, но ваша трагедия в том, что вы не родились на Потомаке». Чтобы там играть, там надо родиться. Из наших многие туда уехали - и что? Результата как такового нет.

-  Какие у вас самые любимые моменты в работе на сцене?

-   Люблю звуки опускающегося занавеса в театре и тишину во время выступления. Иногда, бывает, выхожу к залу, когда в нем никого нет, и прислушиваюсь к эху оваций. В работе на сцене есть моменты, когда от зрителя можно добиться абсолютной тишины. Когда замирает весь театр и вся тысяча человек, в одном дыхании, ожидают твоего слова - вот это и есть настоящий кайф. Это дорогого стоит.

-  А в кино на заре карьеры собирались сниматься?

-  Мечтал! Была такая английская драма - «Путь в высшее общество» (англ. Room at the Top) режиссера Джека Клейтона. Когда она вышла, я как раз в студии учился, и вот, мой педагог как-то мне говорит: «Иди, посмотри этот фильм, там главный герой очень на тебя похож, Джо Лем-птон зовут». Я раз двадцать в кинотеатр ходил, изучал, как они все делают. А когда фильм заканчивался, первым выскакивал из зала и становился в дверях выхода, чтобы уходящая публика меня узнала. Но все проходили мимо, ничего не говоря, даже не замечая. Помню, думал: «Господи, что же я делаю», но остановиться не мог. На следующий день снова пропускал лекции и бежал на сеанс выяснять: похож или не похож? Я даже из-за этого прически менять стал, волосы подымать, так мне хотелось быть похожим на этого человека. Словом, о кино я мечтал всегда и сильнее, чем о чем бы то ни было.

-  А почему? Кино казалось вам более высоким искусством, чем театр?

-  Нет, я просто хотел стать популярным.

«Мама говорила: «Зачем тебе играть Бульбу?»

-  КАКУЮ роль вы еще хотели бы сыграть?

-  В которой не надо ничего говорить, ни слова.

- Разве не предлагали таких?

- Нет. Кто-то написал пьесу с такой ролью, но она слабенькая. Кстати, эта идея - от мамы. Она мне говорила: «Зачем тебе играть этого Тараса Бульбу? Гоголь такой странный писатель, такого понаписывал. Ты уже в возрасте, тебе надо сесть на сцене и созерцать».

-   Самая старая ваша привычка, которая вам нравится в себе?

-  Вообще-то я не обременен привычками, артист должен быть гибким. Но одна, пожалуй, есть - переодеваться люблю. Думаю, корни подобного ритуала в моем знаке зодиака, я - Дева, а она менять свой облик любит часто. На день раза три могу одежду сменить. Утром, иногда, трачу на подбор одежды час. Кстати, у меня в семье все мужчины - Девы, а бабушка - Скорпион. Ей с нами несладко, хотя она нас всех держит.

-  Есть у вас какая-то главная идея, которую вы стремитесь донести до людей?

- Жизнь - коротка, искусство - бесконечно, и творчество измерить не дано.

Беседовал Павел ЩУР

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых