aif.ru counter
10.10.2008 11:48
31

«Только жёсткость и непримиримость победят коррупцию», - считает экс-глава Скотленд-Ярда лорд Стивенс

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ в Украине 08/10/2008

С 2005 по 2007 гг. руководитель отдела стратегического планирования в Интерполе. В настоящее время - советник премьер- министра Великобритании по международной безопасности. Возглавлял расследования по многим громким делам: о гибели принцессы Дианы, о финансовых махинациях в футбольной премьер-лиге, о коррупции в британской полиции и др. Посвящен в рыцари в 2000 году. Известен под прозвищами «самый полицейский из полицейских» и «капитан Божоле» (за любовь к французским винам).

От Чикатило до Леди Ди

- Из всех дел, которые вы расследовали - какие были самыми сложными?

- Я занимался множеством убийств, каждое из которых было по-своему сложно. Кстати, в этой связи я бывал и в России. В самом начале перестройки - у вас тогда было трудное, но очень интересное время. В частности, я ездил в Москву по делу серийного убийцы, помогал составить психологический портрет предполагаемого преступника, который убивал женщин. Это так называемое дело Чикатило. Одним из сложных дел я бы назвал убийство известной британской телеведущей Джил Дандо, которая была застрелена в апреле 1999 года на пороге своего лондонского дома. Ни следов, ни отпечатков пальцев, ни свидетелей - ничего. Кроме 9-миллиметровой гильзы и пули, прошедшей через голову навылет. В мае следующего года убийца был найден и арестован. Но самым уникальным было, конечно, расследование гибели принцессы Дианы.

- Оно и длилось уникально долго...

- Авария произошла во Франции - другой стране с отличающимися от наших законами. Нам приходилось иметь дело с французскими властями, полицией, а также отделом, который занимается международным терроризмом. Да о чем говорить, если разбитую машину нам удалось привезти сюда только спустя полтора года после аварии. Потом не надо забывать, что эта трагедия случилась 10 лет назад, и наши возможности, включая научные и технические, находились тогда на более низком уровне, нежели сегодня. Некоторые особо заинтересованные в расследовании лица тоже не способствовали быстрому завершению дела.

Аль Файед против Скотленд Ярда

- Кого именно вы имеете в виду?

- Одним только мистером аль Файедом было выдвинуто более 120 обвинений. Каждое надо было отработать. Одно из основных - что принц Филипп лично дал указание агентам MI6 (секретная разведывательная служба - Прим. ред.) совершить это убийство. И это мы были обязаны проверить. Аль Файед очень хотел, чтобы этим делом занимался конкретно я. Он абсолютно убежден в виновности королевской семьи, и искренно ждал именно такого заключения. Но что же делать, если факты этого не подтвердили?

- Было ли в ходе расследования давление или какие-то «рекомендации» со стороны королевской семьи?

- Не-е-е-ет! Ничего подобного. Я беседовал с принцем Чарльзом и многими другими членами королевской семьи, они отвечали на наши вопросы, и больше никаких особых отношений по этому делу у меня с ними не было.

- И все-таки, что стало причиной смерти Дианы и Доди Аль Файеда?

- Заключение присяжных составляет 648 страниц, поэтому я буду предельно кратким (смеется). У этой страшной аварии нет только одной конкретной причины - трагедия случилась из- за стечения ряда обстоятельств. В результате крайне небрежного вождения и значительного превышения скорости «Мерседеса», в котором ехали Диана и Доди аль Файед, а также следующих за ним автомобилей, и вследствие неадекватной оценки ситуации на дороге водителем «Мерседеса» - в результате алкогольного опьянения. Впрочем, рекомендую вам детально ознакомиться с заключением суда и его формулировками.

Как сказал сотрудник Метрополитан Полис, член комиссии по расследованию, передавая копии документов: «Я уверен, что хотя бы одной смерти можно было избежать, если бы Диана и Доди были пристегнуты ремнями безопасности, и если бы «Мерседес» столкнулся бы с чем-то другим, а не с колонной в туннеле. Это действительно роковое стечения обстоятельств.

Терроризм не побороть арестами

- Считается, что британская полиция одна из самых компетентных в мире...

- Скажем так: 30 лет опыта в борьбе с северноирландскими сепаратистами не могли не оставить следа. Я помню, как-то только за период 6-9 месяцев произошло 16 взрывов. Причем, практически все в людных местах, к тому же, нацеленные на такие здания, как штаб-квартира Метрополитан полис - Скотленд ярд, БиБиСи... Я уже около 20 лет занимаюсь ирландской проблемой. Помню, как в первый раз мы приехали туда - 28 офицеров из пяти разных силовых отделов и прожили там без малого 2 года. Практически каждый день нам поступали угрозы расправы. До нашего приезда не было заведено ни одного уголовного дела в связи с террористической деятельностью. Мы в итоге тогда успешно завершили 96 дел, по которым все виновные понесли наказание. На сегодняшний день проблема до конца не решена, но, по крайней мере, находится под контролем. Наверное, не совру, если скажу, что сейчас в нашем здании находится несколько тонн бумаг по ирландским делам.

- Но терроризм уже не ограничивается только «ирландской проблемой»...

-Да, с приемами Аль Каиды, с таким количеством смертников и нам, и всему миру не приходилось ранее сталкиваться. Но тут только арестами и тюрьмами проблему не решить. Помимо принятия новых законов необходимо грамотное просвещение - в школах, университетах, среди населения. Нужно разговаривать с людьми, разъяснять. Чтобы у тех, кто ведет набор в ряды экстремистов, не осталось, кого рекрутировать.

- Есть информация, что в Англии почти открыто действуют мусульманские центры подготовки террористов, под крышей некоторых мечетей идет сбор средств на теракты, в том числе и те, которые совершались на территории России.

- То, что центры есть, это правда. Но с тем, что это делается открыто и безнаказанно, я не согласен. Сейчас мой ассистент подготовит вам копии дел, по которым были вынесены соответствующие приговоры - почитайте, там есть яркие примеры. MI5 (служба безопасности) ведет постоянное наблюдение за экстремистами - таковых известно около 2 тысяч. Расследовать подобные дела чрезвычайно сложно, потому ими занимаются высокие профессионалы. Между пропагандой и свободой мнения грань не всегда четко просматривается. С учетом новых реалий был принят закон о недопустимости призывов к любому виду насилия в любой стране.

В 2003 г. Скотленд-Ярд провел рейд в одной из крупнейших мечетей Лондона: в 2 часа ночи был оцеплен квартал в радиусе 1,5 миль. Операцию поддерживали с воздуха 2 вертолета. По ордерам, выданным в соответствии с законом о борьбе с терроризмом, были задержаны 7 человек. Эта мечеть привлекла внимание спецслужб тем, что в ней проповедовал имам Абу Хамза аль-Масри, известный поклонник Осамы бен Ладена. Он был арестован в Великобритании в мае 2004 г., в феврале 2006 -го лондонский суд признал его виновным по 11 из 15 предъявленных пунктов обвинения, в том числе в разжигании религиозной розни и подстрекательстве к убийству, и приговорил аль-Масри к семи годам тюремного заключения. Затем было принято решение о экстрадиции бывшего имама в США, где он обвиняется в терроризме, в частности, в попытке сформировать тренировочный лагерь «Аль-Каиды».

- О расследовании терактов в лондонском метро говорили много. А потом - тишина. Были ли судебные процессы по этим делам, кого и как наказали?

- Ничего не слышно, потому что дело еще не закончено. Как только будут вынесены вердикты, вы сразу обо всем узнаете. Можете мне позвонить, и я вам сам расскажу (смеется).

Литвиненко? «НОУ!»

- Что вы можете сказать о деле Литвиненко?

- Ничего! (твердо - как отрезал)

- Российские следователи утверждают, что готовы совместно с английскими коллегами расследовать это дело, оказывать им любую помощь, но не находят взаимопонимания со Скотленд-Ярдом. Это правда?

Ответа нет.

- А каково ваше личное мнение...

- НОУ! (еще более «железным» тоном)

- Прежде, чем вы снова скажете «Нет», можно попросить вас выбрать из трех вариантов? «Нет» - потому что дело еще не закрыто, «Нет» - потому что дело Литвиненко - сугубо политическое, «Нет», потому что вы не желаете говорить о нем с журналистами именно российской газеты?

- Во-первых, дело веду не я. Во-вторых, оно еще не закончено. Если бы вы пришли ко мне даже за день до суда по делу о гибели Дианы, я тоже ничего бы вам не сказал. В-третьих, дело Литвиненко настолько щекотливое со всех сторон, что делиться «своими» соображениями человеку в моей позиции, особенно с журналистами, было бы крайне непрофессионально, неразумно и неполитично. Да и не этично. Давайте про футбол. Вы ведь про это тоже хотели спросить?

- Да, о коррупционном скандале в премьер-лиге и «откатах» за футболистов...

- Основные нарушения мы выявили в сделках, когда переводились деньги за переход игроков из одного клуба в другой. Сначала просто наблюдали за процессом долгое время и только потом вмешались. Было поднято и рассмотрено 362 трансфера. Из 29 клубов в восьми были выявлены нарушения. Футбольные лиги и их финансовые дела до сих пор находятся под пристальным вниманием Метрополитан полис. Им был дан перечень из около 50 рекомендаций, и полиция следит за их выполнением. Прозрачность и открытость информации это те два фактора, которые минимизируют возможность преступлений.

Давить нечисть

- А как обстоит с коррупцией в вашем ведомстве?

- В 1993 году началось расследование, которое стало самым громким и самым длинным делом по коррупции в истории Метрополитан полис. Большая группа наших полицейских была уличена в связи с наркоторговцами, в коррупции. В результате чего несколько офицеров получили о-о-чень большие сроки. И суд был - публичный. Коррупцию надо знать изнутри, бороться с ней снаружи - бесполезно. Она, как вирусы мутирует, видоизменяется, приспосабливается. Если еще в 60-х годах злоупотребления среди полицейских ограничивалась простым рэкетом, то сейчас это бизнес, в котором замешаны огромные средства, потому что теперь продают самое дорогое, что есть на земле – информацию. Раньше я думал : бывает три вида полицейских. Первый это тот, кто поднимет камень, увидит под ним нечисть, и начнет давить ее. Второй - поднимет камень, увидит, что под ним, и тихонько положит на место. Третий спросит – а какой такой камень?» Теперь есть и четвертый вид: камень поднимет, а потом и сам под него полезет. Слава богу, благодаря своевременно принятым законам и неотвратимости наказания - невзирая на ранги, у нас таких остается все меньше. В делах, связанных с коррупцией, первым условием успеха является жесткость и непримиримость. Иначе ничего не получится. Лондон, как и Москва, богатый город, в котором крутятся очень большие деньги. Поэтому недостаточно наказать кого-то, и на этом успокоиться. Будьте уверены, на их месте обязательно появятся новые претенденты.

- Местные СМИ постоянно стращают народ русской мафией, осевшей в Европе. Насколько актуальна для Скотленд Ярда эта проблема?

- В любом большом городе мира есть представители международных гангстерских синдикатов. Не могу сказать, чтобы русские криминальные элементы доставляли нам больше хлопот, чем те же алжирские. Да и наши собственные. Так что поверьте, никаких особых проблем со «страшной» русской мафией у нас нет. Гораздо большее беспокойство вызывает расширение границ Евросоюза. С востока хлынул поток и наркодельцов, и торговцев живым товаром, и мошенников и проч.

- С «новыми русскими» - олигархами, которые наводняют Лондон - тоже нет проблем?

- А какие проблемы могут быть с ними? Приезжают с большими деньгами, и ради Бога. Кому они мешают? К тому же, если уж на то пошло, очень богатых, например, арабов гораздо больше. А в последнее время Лондон активно прирастает «новыми индусами» и китайцами.

Большой брат следит за тобой...

- Сегодня жизнь в Лондоне – один большой видеофильм: каждый шаг просматривается тысячами камер. А что будет дальше - не станет ли реальностью фантастический сценарий «1984» Джорджа Оруэлла?

- Я уверен, что здравый смысл все же победит. Технологии развиваются, генетика делает все больше открытий, поразительные успехи сделаны в судебной медицине, военная наука совершенствуется. Что касается лондонских камер наружного наблюдения, я не понимаю, почему вокруг них такой шум? Благодаря их установке в Лондоне резко выросла эффективность работы полиции. Кстати, в свое время, я подал идею установления в центре большого города Ньюкасл всего 20 таких камер. За первые 12 меяцев преступность в городе упала на 40%! Больше того, я вам скажу, что камеры не просто «висят» на углах домов и столбах. Каждая не только «просматривает» определенный участок местности, но и сама просматривается и наблюдает другую камеру. Это резко сократило и случаи вандализма. Обыкновенным людям опасаться камер не нужно. Они устанавливаются только с целью помочь сделать воздух городов чище.

Кстати, хорошо помню, когда я как-то был в России на конференции, и потом нас привезли на Лубянку. Там меня спросили, как мы боремся с организованной преступностью. Я рассказал про камеры и наши права использовать различные технические средства для выявления преступлений. Ваши генералы стали жаловаться, что вот у них - руки связаны, за каждым разрешением установить камеру или «жучок» приходится обращаться в суд. А пока все формальности выполнишь, уже и поезд ушел. Я тогда пошутил : «Ну уж, наверняка с судом у вас проблем не было, и вам ни разу не отказывали». Они засмеялись: «Нет, не отказывали».

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых