aif.ru counter
10.09.2008 15:55
20

Страна без стратегии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ в Украине 10/09/2008

Этот текст – плод совместных усилий представителей японского общества из различных профессиональных сфер: от космонавта до гейши, от архитектора, композитора и режиссера до доктора-педиатра. Эти люди в марте 1999 года вошли в созданную премьер-министром страны комиссию, и за 9 месяцев разработали документ под названием «Цели Японии в XXI веке».

Пять подкомитетов этой комиссии 40 раз собирались для обсуждения места Японии в мире, путей достижения благосостояния, общественной стабильности и динамичного развития страны, а также будущего ее граждан. На 11 из 40 встреч присутствовал премьер-министр. Видеофрагменты этих дискуссий были размещены на веб-сайте, посетители которого могли комментировать происходящее и выдвигать собственные предложения. 18 наиболее активных участников виртуальной дискуссии были приглашены на прием к премьер-министру, а представителей рабочих подкомитетов откомандировали в Сингапур, Сеул, Пекин, Вашингтон и Париж для проведения серии консультаций с зарубежными коллегами. Итогом этой работы стало определение основных тенденций, с которыми в новом столетии придется столкнуться не только Японии, но и всему миру: глобализация, всемирная грамотность, революция в сфере информационных технологий, прогресс науки, падение уровня рождаемости и старение населения. На каждый из этих вызовов комиссия предложила свои ответы, в соответствие с которыми Япония сейчас приводит свою конституцию. 

Поиск цели О профессиональном прогнозировании технологического развития Украины на 20-30 лет вперед и создании на основании полученных прогнозов прорывных стратегий пока нет и речи. Тем временем, такие страны, как Япония, Великобритания и Финляндия тратят на прогнозирование и формирование стратегий миллионы долларов. А потому в глобальном индексе конкурентоспособности за 2007-2008 годы Финляндия занимает 6-е место, Япония и Великобритания – 8-е и 9-е соответственно, в то время как Украина стала 73-ей среди 131 страны, уступая Сальвадору, Вьетнаму и Колумбии и немного обгоняя Уругвай и Ботсвану.

Между тем, 62-е место Узбекистана, 66-е Азербайджана, 90-е Грузии, 93-е Армении, 97-е Молдовы и 117-е Таджикистана в этом рейтинге более объяснимы, чем столь низкие показатели Украины: 53-е место по уровню высшего образования и профессиональной подготовки, 65-е – по критерию внедрения инноваций в экономику и 93-е – по уровню технологического развития. Ведь среди республик бывшего СССР именно Украина, не считая России, обладала наиболее мощным научно-техническим потенциалом. И он еще не до конца утерян. При правильной постановке стратегических задач этот потенциал мог бы стать фундаментом для нового экономического чуда. «Украина, как наследница Советского Союза, владеет памятью о полностью застроенном поле научных исследований и разработок. Лишь две страны в мире – США и СССР – могли позволить себе подобное, все остальные развивали отдельные научные направления. Эта системность научно-технического потенциала представляет собой сильнейший ресурс страны, его реализация – оптимальная стратегия развития для Украины», – убежден директор Санкт-Петербургской школы сценирования (прогнозирования – ред.) Сергей Переслегин.

Низы хотят, верхи не могут В то время, как все государства, не желающие выпасть из глобального рынка, ищут и запускают различные схемы работы наукоемких инноваций в экономике, Украина сохраняет сырьевую ориентацию собственного экспорта. По данным Национального института стратегических исследований, страна который год остается поставщиком промышленного сырья и полуфабрикатов для стран ЕС и Азии – около 60% экспорта в Европу в прошлом году составили товары промежуточного производственного цикла, и более ¾ экспорта в Азию – полуфабрикаты. На продукцию металлургической и химической отраслей приходится 61,5% отечественного экспорта. При этом, выполненные научно-технические работы составляют всего 1% ВВП, а количество научных сотрудников сократилось только в прошлом году на 17%.

Небольшие компании, сохранившие мощный научно-производственный потенциал, вынуждены разрабатывать и испытывать инновационные продукты за собственный счет, самостоятельно занимаясь поиском заказчиков. Например, холдинговой компании «Укрспецтехника», основанной в 1996 году Министерством машиностроения, ВПК и конверсии Украины, для разработки инновационных продуктов приходится брать кредиты у госорганов. «На встречах с чиновниками нам говорят одно и то же: «Разработайте инновационную технику, и если она нам понравится, мы ее закажем. Но мы не можем хранить на складе продукцию такого уровня. Дотаций от государства мы не получаем, а потому только если найден конкретный заказчик, мы начинаем ее изготавливать», – рассказывает исполнительный директор «Укрспецтехники» Иван Ляшенко.

Ученые высокого уровня, не уехавшие в США или страны Европы, вынуждены думать прежде всего о «рентабельности» собственных усилий. Инновационные разработки во всех отраслях науки производятся нынче по одинаковой схеме: заказ на разработку стоимостью 3-4 млн. долл. оформляется в виде гранта зарубежного фонда в размере 150-200 тыс. долл. «Наши ученые счастливы: им выделили хорошие зарплаты, свозили на международную конференцию, они работают в группе с учеными мирового уровня. Но по договору, который иностранный заказчик заключает с НИИ или группой ученых, получается так, что он оплачивает все, включая украинский патент. Когда проект окончен, ничто не мешает зарубежному заказчику прикрутить к полученному изделию лишнюю гаечку и получить новый международный патент на эту же разработку. Поэтому выделяемые гранты в основном означают воровство идей наших ученых, и этому воровству попустительствует государство», – убежден директор «Национального центра внедрения отраслевых инновационных программ» Антон Зацепин.

Формулирование научных приоритетов доверено топ-менеджменту Национальной академии наук, в большинстве своем тесно связанному с близкими к народным депутатам бизнес-структурами. А потому директора НИИ лоббируют выделение бюджетных средств исключительно под те проекты, в которых сами принимают участие.

Министерские чиновники никак не мотивированы принимать решения в пользу тех идей и проектов, которые действительно могут обеспечить прорывной эффект в масштабах всей страны. Зато они не шутя призывают ученых прикладывать усилия к разработке украинского мобильного телефона, национальной операционной системы, отечественного антивируса. На это ежегодно выделяются средства из госбюджета. 

Созданное в 2005 году Государственное агентство по инвестициям и инновациям сформировало собственный портфель проектов, но среди них нет ни одного инновационного, предлагающего рынку качественно новый продукт, способный переформатировать традиционные отрасли экономики. Агентство отдает предпочтение проектам, касающимся продуктов питания и недвижимости – несущим быструю прибыль. К примеру, в 2007 году, наряду с проектом «АН-148», инновационным был признан проект «Создание вертикально интегрированной структуры с замкнутым циклом производства свинины».

А пока государство сконцентрировано на получении быстрой прибыли, мелкие предприятия, которые пытаются заниматься, к примеру, ветроэнергетикой, задыхаются от налогов, заоблачных кредитных ставок, отсутствия законодательной поддержки и распыления бюджетных средств, выделенных на развитие науки в стране, между множеством министерств и ведомств.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ

А как у них?

Примеров построения инновационной стратегии «с нуля» предостаточно. Например, в Дубаи по решению правительства ОАЭ за два млрд. долл. была построена «Деревня Знаний» (Knowledge Village), где расположились научно-образовательная зона и своеобразная СЭЗ для ведущих IT-компаний, обеспечив их инфраструктурой, льготной регистрацией и налогообложением. Вложенные средства вернулись за 1,5 года, и сегодня 94% ВВП всей страны формируется в Дубаи, поскольку привлеченные компании платят налоги в бюджет этого города.

Южная Корея, долгое время зарабатывавшая только на продаже леса, за считанные годы стала мировым лидером в области IT-технологий: был определен приоритет, внесены изменения в конституцию, выделены деньги. «Власть Южной Кореи с жесткой системой управления напоминала в этой ситуации королей средневековья, требовавших от алхимиков создать им золото. Сеул рассчитывал на чудо. Но как ни странно, такие чудеса регулярно случаются», – говорит Сергей Переслегин.

Необходимые условия формирования национальной инновационной стратегии

1. Прогнозирование.

2. Обеспечение множественности каналов финансирования.

3. Интеграция и кооперация науки, образования и инновационно ориентированного бизнеса.

4. Формирование инновационной культуры.

5. Обеспечение равноправия участников инновационных процессов.

6. Участие общественности в регуляторной политике.

7. Соблюдение принципа рыночной саморегуляции.

8. Принцип чуда.

Аргументы и факты в Украине

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых