aif.ru counter
32

Война, санкции, диалог

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ в Украине 03/09/2008

НАКАНУНЕ заседания еще раз объяснить позицию России - не столько для политиков, сколько для простых граждан - в нескольких интервью иностранным и российским журналистам смогли президент России Д. Медведев и премьер-министр В. Путин. Мы публикуем отрывки.

Дмитрий Медведев: «Мы не хотим холодной войны, но все в руках Запада»

О признании Южной Осетии и Абхазии

ЭТО никакой не вызов - это наша осмысленная позиция. Мы вынуждены были принять это решение под влиянием целого ряда обстоятельств. Какие это обстоятельства? В течение 17 лет Россия пыталась всячески помочь восстановлению территориального единства Грузии на всех уровнях, на всех международных площадках. Даже после признания в качестве субъекта международного права Косово мы не сделали соответствующих заявлений по Южной Осетии и Абхазии. Но мы вынуждены были признать их независимость, после того как снова пролилась кровь. Она однажды уже была пролита президентом Гамсахурдия в начале 90-х годов и, к сожалению, в 2008 году - президентом Саакашвили. Тем самым он уничтожил любые надежды на объединение осетин, абхазов и грузин в одном государстве. И это была единственная возможность предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта, предотвратить дальнейшее пролитие крови, уничтожение мирных граждан.

Это первая причина, есть вторая причина: каждый народ имеет право на самоопределение. Это вытекает из Устава Организации Объединенных Наций, из соответствующих конвенций по международному праву, Хельсинкского акта.

0 российских интересах

ЧТО же касается вмешательства в какие-то другие ситуации, в другие конфликты, то мы этого делать не собираемся и, естественно, не будем. Но Россия - государство, которое обязано обеспечивать свои интересы по всему периметру, это совершенно очевидно.

О США и Западе

О признании Южной Осетии и Абхазии

ЭТО никакой не вызов - это наша осмысленная позиция. Мы вынуждены были принять это решение под влиянием целого ряда обстоятельств. Какие это обстоятельства? В течение 17 лет Россия пыталась всячески помочь восстановлению территориального единства Грузии на всех уровнях, на всех международных площадках. Даже после признания в качестве субъекта международного права Косово мы не сделали соответствующих заявлений по Южной Осетии и Абхазии. Но мы вынуждены были признать их независимость, после того как снова пролилась кровь. Она однажды уже была пролита президентом Гамсахурдия в начале 90-х годов и, к сожалению, в 2008 году - президентом Саакашвили. Тем самым он уничтожил любые надежды на объединение осетин, абхазов и грузин в одном государстве. И это была единственная возможность предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта, предотвратить дальнейшее пролитие крови, уничтожение мирных граждан.

Это первая причина, есть вторая причина: каждый народ имеет право на самоопределение. Это вытекает из Устава Организации Объединенных Наций, из соответствующих конвенций по международному праву, Хельсинкского акта.

МЫ не хотим никакой холодной войны. Это никому не приносило никаких дивидендов. Что бы ни говорили отдельные государственные деятели - в холодной войне не бывает победителей. Поэтому мы не хотим конфронтации и напряженности. Мы хотим продуктивных, нормальных, самое главное - уважительных отношений с нашими западными партнерами.

Об Иране, ПРО, НАТО и Грузии

ЧТО касается вопросов Ирана, мы с нашими партнерами, в том числе с США, достаточно интенсивно сотрудничаем по этому вопросу и стараемся, чтобы наша позиция по Ирану была консолидированной. Здесь вообще нет каких-то глобальных противоречий.

Что касается ракетных средств и ПРО, нам, конечно, не нравится, когда вокруг России вырастают новые базы, появляются новые ракеты. Мы об этом неоднократно говорили, но даже в этой ситуации мы никогда не прерывали переговоры и всегда говорили, что мы готовы общаться. Вопрос только в том - как нам объясняют, для чего нужны эти базы, для чего нужны эти противоракетные установки, для чего нужны новые радиолокаторы. Если это для того, чтобы поражать какие-то страны-изгои, - тогда докажите это. Но, по нашим ощущениям, все это громоздится вокруг наших границ для того, чтобы все-таки оказывать давление на Российскую Федерацию. Нам это не нравится, но тем не менее мы спокойно и конструктивно продолжали и продолжаем на эту тему разговор.

Что же касается отношений вокруг конфликта Грузии с Южной Осетией и предыдущего конфликта с Абхазией, то все в руках Запада. Если не раздувать из этого новый конфликт, если исходить из прагматической позиций, то тогда все будет нормально.

Нам не нравится, что НАТО подступает к границам Российской Федерации. Что же касается Украины, то стремление в НАТО там под большим вопросом. Там даже не было референдума. Более того, по социологическим опросам, процентов 60-70 украинцев против участия государства в блоке НАТО. Пусть украинские руководители сначала договорятся со своим народом.

О конфликте...

МЫ не стремились к конфликтам подобного рода и не хотим их в будущем. А если этот конфликт произошел, если он, тем не менее, случился, то это только потому, что к нашим озабоченностям никто не прислушивался.

Это не мы должны гарантировать, что мы на кого-то не нападем. Мы ни на кого не нападали. Это мы требуем гарантий от других, чтобы на нас больше никто не нападал и наших граждан никто не убивал. Из нас пытаются сделать агрессора. Мы ни на кого не собираемся нападать и ни с кем не собираемся воевать.

Об авторитете России в мире

МЫ - миролюбивое государство и хотим сотрудничать со всеми нашими соседями и со всеми нашими партнерами. Но если кто-то считает, что можно прийти убивать нас, что наше место на кладбище, то эти люди должны задуматься о последствиях такой политики для самих себя.

Если говорить о престиже, то престиж некоторых других стран понес очень серьезный ущерб в последние годы. Ведь, по сути, в последние годы наши американские партнеры культивируют право силы, а не международное право. Когда мы пытались остановить решение по Косово, нас ведь никто не слушал. Мы говорили, не делайте этого, подождите. Вы ставите нас в ужасное положение на Кавказе. Что мы скажем малым народам Кавказа, почему в Косово можно получить независимость, почему здесь нельзя? Но кто открыл этот ящик Пандоры? Это мы, что ли? Нет, это не мы. Это не наше решение и не наша политика. В международном праве есть и то и другое: есть и принцип территориальной целостности государства, есть и право на самоопределение. Надо просто договориться все-таки о правилах игры. Мне кажется, настало время в конце концов это сделать.

Мы хотим жить в мире, согласии, хотим торговать нормально, работать во всех направлениях: и по обеспечению международной безопасности, и по разоруженческой тематике, по борьбе с терроризмом, с наркотиками, по иранской ядерной проблеме, по северокорейской, которая сейчас имеет тенденцию к некоторому обострению. Мы готовы ко всему этому, но мы хотим, чтобы эта работа была честной, открытой, партнерской, а не эгоистической.

Россия очень последовательно и добросовестно работает со своими партнерами по всем проблемам. Мы делаем это потому, что это соответствует нашим национальным интересам, что в этих областях наши национальные интересы и со многими европейскими странами, и с Соединенными Штатами совпадают.

О дипломатических последствиях

С ОДНОЙ стороны, мы что, должны позволить себя убивать, но за это сохраниться, скажем, в «восьмерке»? А кто будет сохраняться в «восьмерке», если всех нас убьют?

Мы не хотим никаких осложнений, мы не хотим ни с кем ругаться, не хотим ни с кем воевать. Мы хотим нормального сотрудничества и уважительного отношения к нам и нашим интересам. Это разве много?

В сегодняшнем виде «восьмерка» уже неполноценная весовая позиция. Ведь без приглашения Китайской Народной Республики или Индии, без совета с ними невозможно себе представить нормальное развитие мировой экономики.

А борьба, скажем, с наркотиками, с распространением инфекционных заболеваний, борьба с терроризмом, не-распространенческая тематика? Ну хорошо, если кто-то хочет делать это совсем без России. Насколько будет эффективна эта работа?

Об энергозависимости Европы

РОССИЯ стабильно и очень надежно, вне зависимости от политической конъюнктуры исполняла свои контрактные обязательства.

Мы никогда не политизируем экономических отношений, и нас очень удивляет позиция некоторых официальных лиц Администрации Соединенных Штатов, которые разъезжают по европейским странам и уговаривают европейцев не брать наш продукт, скажем, газ, - это просто потрясающая политизация экономической сферы, очень вредная на самом деле. Да, европейцы зависят от наших поставок, но и мы зависим от того, кто покупает наш газ, - это взаимозависимость, это как раз гарантия стабильности.

Аргументы и факты в Украине

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых