aif.ru counter
07.11.2007 16:12
17

Судьба резидента

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ в Украине 07/11/2007

Это случилось 45 лет назад, 26 октября 1962 года, когда из-за Карибского кризиса до начала ядерной войны оставались считаные часы.

И ХРУЩЕВ, и Кеннеди понимали, чем все закончится, но никто из них не брал инициативу по предотвращению катастрофы на себя. Ее проявил резидент советской разведки в США Александр Феклисов, не имея на это никаких полномочий. 34 года спустя ему присвоили за тот подвиг звание Героя России.

Атомный шпион

МОСКВИЧ, сын железнодорожного стрелочника, в 1939 году закончил радиофакультет Московского института связи и попал в Школу особого назначения (ШОН). Буквально через год учебы Феклисов был направлен на работу в США. Сначала в его задачи входило обеспечение двусторонней радиосвязи между Москвой и советской резидентурой в Нью-Йорке. Работал он под прикрытием консульства. В те годы наша разведка решала сложнейшие задачи по получению сведений о стратегических планах США и Великобритании во Второй мировой войне, а также о разработке новейших видов оружия. Самым важным был проект «Манхэт-тен» - под этим названием в американском Лос-Аламосе начались совместные работы американцев и англичан по созданию атомной бомбы.

В те годы многие ученые симпатизировали Советскому Союзу. Среди таких был Дэвид Гринглас, который работал в том самом атомном центре в Лос-Аламосе. Через Джулиуса Розенберга, мужа сестры, он по собственной инициативе передавал сначала сведения по радиоэлектронике, а потом и чертежи бомбы, сброшенной на Нагасаки. Связь с Розенбергами осуществлял А. Феклисов. Когда их, единственных в американской истории шпионажа, приговорили к электрическому стулу (спасая свою жизнь, сестру сдал Гринглас), Советский Союз сделал несколько попыток спасти Розенбергов, отказываясь, однако, признавать их своими агентами. Спустя десятилетия Александр Семенович Феклисов признал, что он действительно с ними работал, но сделал уточнение: Этель никакого отношения к деятельности мужа не имела.

Когда Александра Семеновича перевели в 1947 году в Лондон, ему поручили вести самого ценного агента -ученого Клауса Фукса, ведущего специалиста по созданию ядерного оружия. Он работал с советской разведкой, еще находясь в Лос-Аламосе, а когда вернулся в Великобританию, передавал всю информацию через Феклисова. Одной из главных задач разведчика было не засветить агента. Благодаря его профессионализму и мужеству Фукса СССР смог в короткие сроки, сэкономив немалые деньги, создать свою атомную бомбу. После ее испытания в 1949 году, что стало шоком для американцев и англичан, начались активные поиски советских шпионов среди тех, кто имел доступ к атомной тематике. В результате американская разведка вышла на Фукса. Его судили в Англии, дали 14 лет тюрьмы. После освобождения он уехал на родину в ГДР. Его вклад в создание советского ядерного оружия всячески замалчивался, и Александр Семенович пытался добиться, чтобы ученого наградили. Но Советский Союз так и не признал заслуг Фукса.

На связи с Кеннеди

УЧАСТИЕ А. Феклисова в атомном проекте и стало его первым вкладом в спасение мира от ядерной катастрофы. «С его помощью в том числе выровнялось стратегическое соотношение СССР и США, а это дорогого стоит: американцы уже не могли развязать против нас ядерную войну, - считает коллега Феклисова Николай Леонов. - Спустя годы он совершил второй подвиг. В дни Карибского кризиса 1962 года все происходило слишком быстротечно, и он благодаря своему опыту, связям, интуиции взял на себя важную роль переговорщика между Хрущевым и Кеннеди, не имея на это никаких полномочий».

Сам Александр Семенович в своих мемуарах вспоминал о том дне так: «Память моя до сих пор сохранила во всех деталях ту встречу со Скали (обозреватель Эй-би-си Джон Скали, который был вхож в семью Кеннеди. - Ред.) в ресторане «Оксидентал».

- Члены исполнительного комитета все более решительно склоняются к принятию предложения военных о необходимости безотлагательного вторжения на Кубу. Пентагон заверяет президента, что в случае его согласия ведомство в сорок восемь часов покончит с советскими ракетами и режимом Кастро, - сказал он.

- Президент должен отдавать себе ясный отчет, что вторжение на Кубу равносильно предоставлению Хрущеву свободы действий, - ответил я. - Советский Союз может нанести ответный удар:

- Ты думаешь, Александр, это будет Западный Берлин?

- Как ответная мера это вполне возможно, - сказал я. На этом наша полемика закончилась.

Часа в четыре дня я начал докладывать Добрынину (в те годы посол СССР в США. - Ред.) о беседе со Скали. Вдруг вошел его помощник и сообщил, что меня срочно просит к телефону Скали.

Через десять минут мы уже сидели в кафе отеля «Статлер». Не теряя времени, Скали заявил, что по поручению «высочайшей власти» он передает следующее условие решения Карибского кризиса:

1) СССР демонтирует и вывозит с Кубы ракетные установки под контролем ООН;

2) США снимают блокаду;

3) США публично берут на себя обязательство не вторгаться на Кубу.

Скали добавил, что соглашение может быть оформлено в рамках ООН.

Я быстро записал и прочитал Скали все, что он мне сказал. Он подтвердил - правильно. Затем я попросил Джона уточнить, что означает термин «высочайшая власть». Чеканя каждое слово, собеседник произнес: «Джон Фицджералд Кеннеди -президент Соединенных Штатов Америки».

Вскоре эта информация дошла до Хрущева, который передал Кеннеди положительный ответ. Угроза ядерной катастрофы миновала. Александр Семенович еще два года проработал в Вашингтоне и вернулся в Москву. В 90-е годы он ездил в Америку на съемки фильма о тех событиях. И написал книгу воспоминаний «За океаном и на острове». Спустя 45 лет, день в день, 26 октября 2007 года, он ушел из жизни. Последний из тех разведчиков, которых называли «атомными».

Татьяна КУЗНЕЦОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых