aif.ru counter
17.10.2007 12:59
44

Родом из Мыльного переулка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Общество 17/10/2007

Киевлянка Валентина Шарак родилась в конце войны на Подоле, в Мыльном переулке. Здесь в тяжелые послевоенные годы прошли ее детство и юность.  В 1960-м она устроилась на  лентоткацкую фабрику,  расположенную на Нижне-Юрковской, где проработала 42 года. Своими воспоминаниями о послевоенном Подоле Валентина Георгиевна поделилась с «АиФ». 

ЕСЛИ бы в начале ХХ века мы двигались по улице Кирилловской (ныне Фрунзе) по направлению к Куреневке, то сразу за нынешним пивзаводом обнаружили бы Мыльный переулок (в честь небольшой мыловарни, расположенной в районе горы Юрковицы), а еще  метров через двести  - Иорданский. При советской власти название «Иорданский» упразднили, и тоже назвали его Мыльным. 

Всего в переулке с конца ХIХ века было построено 24 дома - небольших, беленных известкой и покрытых толью. Внутренние дворики тут были очень маленькими, поэтому дети играли прямо в переулке. Местные жители хоть и страдали от тесноты, но все же умудрялись держать кур, кролей, кабанчиков. В начале 60-х годов дома на плоской части переулка снесены, а народ  расселили по всему Киеву. Хотя в той части переулка, которая расположена на горе, до сегодняшнего дня сохранилось несколько жилых одноэтажных домов.

В первые послевоенные годы у детей почти не было игрушек. Поэтому играли, в основном, в «военные» игры, в которых, конечно же, никому не нравилась роль «немцев».

Как и многие дети в то время, мы с друзьями воровали яблоки в садах. Ели немытые ягоды, а вишни с косточками. Чтобы напиться воды,  бегали к единственной, расположенной в центре переулка, колонке.

Хотя детских садов в то время было очень мало, помню, меня с трудом определили в садик от фабрики им. Смирнова-Ласточкина, расположенный на Красной (ныне Контрактовой) площади. Как и все дети, там я практически жила, домой тогда детей забирали только на выходные.   Однажды мне так сильно захотелось увидеть маму, что я без спросу отправилась домой. Шла долго, ориентируясь по трамвайным рельсам, и к вечеру попала на родной Мыльный. Помню, стучу  в дверь, стучу, и, наконец, открывает моя старенькая больная бабушка: «Боже, как же ты одна пришла из садика»!

Вскоре прибежала испуганная воспитательница: «Все в саду перепугались, искали тебя и не могли найти, а меня заведующая  послала проверить по месту жительства»!

Рядом с заводом молочной кислоты, находящимся внизу, на Фрунзе, был цех, где делали ситро. Через открытое окно работницы угощали нас сладкой тягучей патокой, которую мы намазывали на хлеб. Уже позднее появились конфеты: подушечки с помадкой внутри, леденцы «монпансье».

Помню, были случаи, когда мы залезали через дыру в заборе на территорию фабрики офсетной печати (сейчас - нотная фабрика). Там можно было стащить бракованные открытки, которые очень любили собирать наши девочки.

Постепенно жизнь стала налаживаться. Подрастая, девочки-соседки стали надевать приталенные платья, носочки и туфельки на широком каблуке. Мальчики становились все более внимательными по отношению к ним. Однажды поздно вечером меня провожал домой парень с Подола, мой будущий муж. Помню, подходим к переулку, а на углу стоят человек пять парней с Мыльного. Посмотрели,  кто идет, и пропустили.

А когда мой ухажер возвращался обратно, ребята подозвали его и предупредили: «Обидишь нашу Валю - убьем!»

В завершение скажу, что жизнь в Мыльном переулке была несколько обособленная, мы жили, будто изолированные от города. Но и сейчас для меня роднее  моих соседей-друзей детства никого нет.

Записал Виталий БАКАНОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых