aif.ru counter
65

Как вернуть себе прадедушкин дворец

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ в Украине 10/10/2007

«Наполеон должен мне 15 коров»

- ВО ВРЕМЯ войны 1812 года французские фуражные войска оказались в деревне Матвеевка, где располагалось имение моей прапрабабушки Агриппины. Они забрали 15 коров, 20 свиней, некоторые ценные вещи, но главное - чугунок с золотыми и серебряными монетами, - рассказывает Николай Москалев из города Кимры.

Прапрабабушка не побоялась прийти к ограбившим ее французам и потребовать все вернуть. Среди них был офицер. Он ей и сказал: «Ладно, Франция рассчитается, Наполеон рассчитается». В залог дал бабке какую-то цепь, которая уже два века хранится в семье и передается по наследству как свидетельство той давней истории.

- Недавно услышал новости, что индейцы в Канаде на основе указа 1728 г. требуют вернуть земли. 1728-го! А у меня 1812-й! - говорит Николай.

Николай подсчитал, что убытки плюс набежавшие проценты обойдутся французам в 70 млн. рублей. Послал запрос во Францию. Ему пришел оттуда ответ, но о содержании письма Николай пока не говорит, мол, рано раскрывать подробности, и хитро улыбается.

Царские и советские долги

ВОПРОС возврата потомкам Романовых движимого и недвижимого имущества императорской семьи до сих пор открыт.

«РАССЧИТЫВАЕТЕ ли вы на возврат собственности царской семьи ее потомкам?» - спросили мы самих членов императорской династии. За всех ответил праправнук царя Николая I, глава фонда «Романовы для России» Дмитрий Романов: «Сейчас не время для таких дел. С момента отречения царя Николая II в революциях и войнах погибли десятки миллионов русских. И вот страна наконец возрождается. Наше дело - не забирать «свое», а, наоборот, помогать России подняться».

ГРАЖДАНИН Финляндии Калле Пауло подал в суд, требуя вернуть ему участок земли в Выборге, где когда-то стоял дом его отца. Пенсионерке из Иркутской области это удалось. Она отсудила у новых владельцев свое родовое гнездо. Более 60 лет ждет страховых выплат семья Кузнецовых. Их дом разрушен в Сталинграде в 1942 году. А житель Тверской области предъявил претензии правительству Франции, потребовав возвратить долг, обещанный еще Наполеоном его прабабке, пострадавшей от мародерства. Будет ли кто-то претендовать на «заводы, дворцы, пароходы» и надо ли бояться, что в старый дом вернутся потомки прежнего владельца и тысячи семей окажутся на улице, выяснял «АиФ».

Дело чести и любви

«КОГДА мой муж со своим отцом в 43-м после конц-лагеря вернулись в Сталинград, то первым делом откопали свой тайник - старинный металлический сундук под березой, а там - целехонькое свидетельство. Только края чуть обгорели, но текст и печать хорошо видны», - рассказывает Лариса Петровна, вдова коренного сталинградца Владимира Кузнецова, и демонстрирует пожелтевший бланк страхового свидетельства № 1866, выданного в сентябре 1941 г.

В 36-м году родители ее мужа купили в Сталинграде пятикомнатный дом с застекленной верандой. Каждый год исправно страховали свое недвижимое имущество. Так и в сентябре 1941 г. Александра Кузнецова вновь застраховала дом на будущий, 1942 г. 9 октября 1942 г. дома не стало.

«Муж часто вспоминал, как прямо на его глазах особняк прямым попаданием разнесло в щепки, - продолжает Лариса Петровна. - Дети и родители чудом уцелели. Благо, как только в городе начались бои, отец вырыл щель метрах в двадцати от жилища, где вся семья и пряталась».

Когда в начале 50-х Кузнецовы попытались разузнать о возможности возмещения ущерба по застрахованному имуществу, чиновники на них зацыкали. Дескать, в оккупации были, в плену, о какой страховке может идти речь, когда вас самих надо проверять, а не враги ли народа?

Только в 90-х годах один из сыновей - Владимир Илларионович - решил бороться за утраченное когда-то имущество. «Муж столько юридической литературы прочел, столько архивных материалов поднял, доказывая, что правда на его стороне, - вспоминает Лариса Петровна. - Например, нашел закон об обязательном окладном страховании от 4 апреля 1940 г., где четко прописано, в каких случаях возмещаются убытки по страхованию строений. В том числе и после взрыва. Значит, наш случай как раз и является страховым. Но, когда муж со всеми документами отправился к волгоградским представителям страховой компании, они категорично заявили, что никому ничего не должны. Он даже к послу ФРГ обращался.

Так и написал в письме, мол, «мы, подранки 1942 г., рассчитываем на компенсацию за утраченное имущество». Получил ответ: Германия расплатилась с бывшим СССР, который получил репарации в значительном размере. Тогда почему же не выдали положенную по закону компенсацию?» - недоумевает Лариса Петровна.

В 2001 г. Кузнецов подал в суд на страховую компанию о возмещении имущественного и морального вреда, оценив дом в 3 млн. 200 тыс. рублей и приплюсовав такую же сумму за моральный вред.

Судебная чехарда длилась несколько лет. Но он боролся. Однажды из телепередачи узнал, что в Москве один из потомков дворянской семьи отсудил у государства особняк своего прадеда. Этот факт придал Владимиру Кузнецову новые силы.

Но тяжелая болезнь приковала к постели. Судебные переживания да плюс внезапная смерть сына и внучки подорвали здоровье окончательно. Лариса Петровна просила мужа поберечь себя и забыть тяжбу, которой он посвятил последние несколько лет. Но супруг был непреклонен: «Это дело моей чести. Если я не встану, то только тебе доверю довести его до конца».

Лариса и Владимир Кузнецовы не просто любили друг друга всю жизнь, но и сохранили необыкновенные отношения.

«Ты, ты, только ты. Ничего обо мне!» - писала она ему в палату. «Мы, мы, только мы знаем наши радости на Земле», - отвечал он ей.

Это были последние записки двух любящих сердец. В январе 2005 г. Владимира Кузнецова не стало. Довести дело о страховке до конца стало целью и смыслом жизни его жены. 75-летняя Лариса Кузнецова собирает деньги на Европейский суд и очень надеется на положительное решение.

ИСТОРИЯ ПОБЕДЫ

Отчий дом: 5 лет борьбы

ЧТОБЫ провести остаток жизни в родовом гнезде, Анна Владимировна Петрова из деревни Петрово Иркутской области потратила 5 лет. И отсудила дом, отобранный у ее семьи советской властью.

ИСТОРИЯ ее семьи типична для нашей страны. Отца раскулачили и отправили с семьей в ссылку. Он сам и двое братьев Анны Владимировны там погибли. А они с сестрой выросли, выучились, разъехались.

В 1991 году вышел закон о реабилитации. Сестры Петровы решили возвратить себе доброе имя и семейную усадьбу. С первым разобрались быстро, а вот чтобы вернуть отцовский дом, Анна Владимировна потратила более 5 лет.

Когда школу (она располагалась в здании до 1970-х годов) закрыли, дом Петровых захватили соседи и превратили его в цех по выделке шкур. Дело шло бойко, и на Анну Владимировну внимания не обращали. Ей пришлось собрать пачки бумаг: о реабилитации, о конфискации имущества, справку о том, что в доме располагалась школа, и много чего еще. В общей сложности женщина пережила пять судов, исходила пешком сотни километров, достала и перенесла из кабинета в кабинет сотни справок.

- Меня просто брали на измор, думали, я сдамся, - вспоминает Анна Владимировна.

Наконец, в 1995 г. суд обязал орган местного самоуправления вернуть дом. Так, спустя почти 65 лет родовая усадьба была возвращена семье Петровых.

По решению суда нынешние хозяева должны были не только отдать дом, но и восстановить его. Как только Анна Владимировна подписала акт о получении всех необходимых для ремонта материалов, на следующую ночь их украли. В итоге было решено разобрать дом, перевезти его на свое подворье и сложить новый дом из старых бревен. «Запах родного очага преследовал меня всю жизнь, - с комом в горле говорит Анна Владимировна. - Бревна помнят мать и отца, моих умерших братьев, за это я и боролась».

Маргарита ЖЕЛНОВАКОВА, деревня Петрово, Иркутская область

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТА

ЮРИСТ Федерации правовой помощи потребителям Алексей МОНАХОВ:

- НАДО смотреть, что было записано в довоенном договоре Кузнецова, поднимать документацию. Если эту ситуацию перенести в современные реалии, то военные действия, а именно из-за них и наступил страховой случай, во всех договорах обозначают как форс-мажор, или обстоятельства непреодолимой силы. И по ним ни одна страховая компания платить не берется. Например, недавно в Дагестане разрушили дом, где засели боевики. Можно не сомневаться, даже если дом застрахован - денег хозяину не увидеть. Если только это будет компенсация от государства.

Ирина МАЛИНА, Волгоград

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых