aif.ru counter
45

Законоспасенные

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ в Украине 12/09/2007

Единственный выход - обращаться в суд и бороться за жилье, считает глава Фонда Госимущества Валентина Семенюк. Конституционное право на собственную крышу над головой имеет каждый человек. «Со стороны Фонда госимущества я гарантирую полную поддержку, - заявила она на учредительном собрании Всеукраинского общественного объединения по защите конституционных прав жильцов общежитий, на которое в столицу прибыло больше 400 делегатов от жильцов общежитий со всей Украины. - За два года нам удалось выиграть 150 судебных дел, а за последние три года мы возвратили государству 3700 общежитий. Только в Киеве сегодня судьба 19 общежитий находится на рассмотрении судов. Мы объединили наши усилия, поэтому нам удается противостоять «новым владельцам», которые долгие годы шантажировали невинных людей!»

«Живой товар» в нежилом фонде

Ведомственное жилье появилось в середине прошлого столетия. После войны крупным мегаполисам не хватало рабочих рук и светлых голов - их собирали по всей стране. Селить народ было негде, спешно строились общаги и малосемейки - жилые дома гостиничного типа с длиннющими коридорами, на которых ютилось по десять-пятнадцать квартир. Получить отдельную малосемейку считалось невероятным благом - это была пусть крохотная (с комнаткой в 11-15 квадратных метров), но отдельная квартирка. Их, как правило, давали инженерам крупных предприятий, медикам, учителям. Рабочий класс довольствовался комнатой в общежитии.

По планам тогдашнего советского руководства, общежития и гостинки должны были играть роль временного пристанища - там располагали вновь прибывших, чтобы затем в порядке очереди предоставить им постоянное жилье в типовых многоэтажках.

Однако получить квартиры удалось, как известно, далеко не всем. К моменту развала Советского Союза в ведомственных общежитиях и гостинках продолжало жить свыше половины всего контингента очередников от предприятий. В ожидании улучшения жилищных условий семьи основательно обосновывались во временном жилье. Кто-то умудрялся прихватить по две-три комнаты, кто-то расширял площадь крохотных комнатушек за счет балконов и прихожих... Если удавалось скопить денег, покупалась нормальная квартира. На государство уже никто не надеялся.

Вслед за развалом Союза началось самое страшное - предприятия, в ведомстве которых находилось временное жилье, стали массово закрываться. Судьбой общаг и малосемеек уже никто не занимался. Дома пришли в запустение - они не относились к коммунальной собственности и коммунальные службы отказывались их обслуживать. Постепенно в этих домах переставали ходить лифты, исчезали горячая и холодная вода, отопление. Люди, однако, не выселялись - у них просто не было другого жилья.

Когда умершие заводы и фабрики начали всеми правдами и неправдами прибирать к рукам предприимчивые бизнесмены, в поле зрения новых хозяев оказалось и ведомственное жилье. Не успели жители малосемеек опомниться, как оказались перед фактом - у них теперь новый хозяин. Зачастую этому хозяину судьба жителей была безразлична. Более того, очереди на жилье, которые велись на предприятиях, ликвидировались.

По информации Фонда госимущества Украины, сегодня нарушаются конституционные права на жилье более полутора миллионов семей.

По стране - тысячи общежитий, которые в процессе приватизации в 90-х годах вошли в уставные фонды предприятий. Схема была проста: стоимость общежитий включали в стоимость целостных имущественных комплексов (нормативных актов, которые бы предусматривали обязательную передачу жилищного фонда в коммунальную собственность в случае приватизации государственного предприятия, не существовало).

Еще одна схема, активно работавшая на протяжении 1993-1998 годов: приватизированные предприятия специально увеличивали задолженность, чтобы затем путем искусственного банкротства списать долги. Но под списание попадало не имущество, принадлежащее предприятиям, а «прихваченные» под шумок общежития, которые тут же продавались... вместе с жильцами.

«Вас не существует!»

«Нас продавали два раза, исподтишка, никто не сообщал нам о том, что общежитие продано», - рассказывает жительница одной из многочисленных столичных ведомственных коммуналок Татьяна Буджерак, где она жила много лет. Все кардинально поменялось в мае 2004 года, когда общежитие было продано одному из предприятий.

«Все раскрылось внезапно, - говорит Татьяна. - Нужно было переоформить субсидии, но вдруг оказалось, что наша фабрика уже ничем помочь не может...»

«Вы не владельцы жилья, - объяснили нам. - Вас не существует. Мы купили эти помещения как нежи-лые, и в документации вас просто нет. Завтра вам дверь заварим, отключим электричество, воду - и если вы не уберетесь по-хорошему, то пеняйте на себя!» - рассказывают жильцы.

Почуяв неладное, многие семьи стали паковать чемоданы и перебираться к родственникам. Те же, кому перебираться было некуда, решили идти до конца.

«Мы были в отчаянии, не знали, что делать. Нарисовали плакаты - и пошли искать справедливости в Фонд госимущества Украины, - делятся люди своими воспоминаниями с журналистами. - Нам отключили воду, затопили полдома, вырубили свет, но Фонд госимущества отреагировал: обратился в Киевводоканал и Киев-энерго. Мы впервые почувствовали поддержку и решили идти до конца! Глава Фонда госимущества Украины Валентина Семенюк прислушалась к нашей проблеме и помогла выиграть в многолетней судебной тяжбе».

В прошлом году, после решения Верховного суда, принятого в пользу жильцов этого общежития, люди смогли наконец вернуться в свои квартиры и даже оформить права на это жилье.

Празднуют победу и работники завода «Ленкузня». Мытарства жителей этого общежития продолжались больше пяти лет. В 2002 году было принято решение продать общежитие, людям предложили переехать жить «на птичьих правах» в другие общежития. Когда они отказались, на них подали судебный иск «за незаконное вселение». А сами общаги стали переоборудовать в казино, супермаркеты и частные клиники.

И только в марте этого года постановлением Киевского апелляционного суда было принято решение, согласно которому общежитие на улице Сурикова выведено из уставного фонда ОАО «Завод «Ленінська куз-ня» и многострадальный дом наконец передан в коммунальную собственность. Сергей Домарецкий, инженер завода, до конца не верил, что справедливость восторжествует: «Нам очень жестко объяснили, что мы не нужны заводу, на котором проработали десятки лет. А ведь среди нас есть и пенсионеры, отдавшие предприятию всю жизнь и оказавшиеся в буквальном смысле на улице», - рассказал он.

По словам Сергея, жилищные условия заводских общежитий человеческими назвать трудно: ремонт не проводился десятки лет, а новых владельцев беспокоило только одно - как бы поскорее выселить жильцов. Куда только не обращались работники «Ленінської кузні»: в Киевскую горадминистрацию, к главе правления завода, к премьеру Виктору Януковичу - тщетно. Воз сдвинулся с места, когда воззвание жильцов попало в руки Валентине Семенюк, возглавлявшей тогда парламентскую Комиссию по вопросам приватизации. Отстаивая конституционные права этих людей на жилье, Валентина Петровна дошла аж до Верховного суда.

По конституционному праву

Сегодня Фонд госимущества помогает не только жильцам общежитий, но и «малосемеек» и жилых домов.

- С 2001 года мы боремся за жителей ведомственного дома Дарницкой фармацевтической фабрики, - рассказывает Валентина Семенюк. - Когда этот жилищный объек тнаходился в стадии незавершенного строительства, туда были вложены бюджетные деньги, а затем люди вложили еще и свои сертификаты. Подделав смету и соответствующие документы, жителям дома выставили счет - мол, хотите жить в своей квартире, выкупите ее, а нет - прочь из дома. Фактически дом был заселен людьми, которые работали на Дарницкой фармацевтической фабрике. Но затем предприятие стало частной структурой. Новые владельцы стремились выселить людей из дома или же взыскать с них деньги по рыночным ценам: 100 тыс. у. е. за квартиру. Дошло до криминала: адвокат, который вел это дело, был убит, открыли уголовное дело... Отныне мы будем объединять свои усилия, чтобы помочь людям в этой нелегкой и долговременной борьбе за свои гражданские права, - заверила г-жа Семенюк. - Люди не выброшены на улицу, они имеют право на это жилье, в конце концов, существует правовой механизм, с помощью которого жильцы отвоюют в судах то, что им положено по Закону.

Подготовила Анастасия КОЛЕСНИК

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых