aif.ru counter
20.07.2007 10:10
19

Секреты женщины из власти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ в Украине 18/07/2007

Капитализм на службе у народа

- Валентина Петровна, а откуда это у вас оружие взялось?

- Подарок. Случается, торги проходят такие горячие, что милиция оцепляет чуть не весь квартал. Недавно вот продавали одно сумское АТП: аукцион шел 4 часа, сделали 444 шага на повышение (для сравнения по Криворожстали - 21, а по заводу полупроводников - 316). Вместо начальных 600 тыс. взяли 3,711 млн. грн. Покупатели тут в коридоре чуть не передушили друг друга. До начала торгов у меня в кабинете побывали представители всех политических сил - лоббировали продажу «своим». Я выстояла: фонд вынес предприятие на аукцион. А потом один знакомый принес мне эту «игрушку» - мол, на будущее, для обороны.

- А стрелять-то умеете?

- Могу из пистолета левой рукой выбить восьмерку. В первые годы своего депутатства я ездила домой на автобусе, поэтому на всякий случай носила с собой газовый пистолет, а до того специально ходила в тир - научилась прилично стрелять.

- И как вам работается на этой линии фронта?

- Здесь я стараюсь быть хранительницей национального достояния, причем жесткой: если уж иду на приватизацию, то так, чтобы потом с инвестора можно было «спросить». Как хорошая хозяйка люблю, чтобы был порядок: например, в процессе инвентаризации госсобственности мы подписываем с каждым министер-ством и ведомством акт, где указано, чего и сколько у них в сфере управления находится. А они эти данные подтверждают. Раньше такого никто не делал.

- Женщина-руководитель - это норма или белая ворона?

- Если учитывать, что в исполнительной власти я - единственная женщина-руководитель первого уровня, думаю, что нормой это не назовешь. А белой вороной я никогда не была, скорее выступала в роли женщины, бросающей белый платок, когда мужчины спорят. В моем кабинете регулярно идут битвы за какой-нибудь «сладкий кусочек» - я всех отправляю решать свои споры на аукционе. Помню, как-то после очередной горячей продажи приходит ко мне счастливый покупатель и говорит: знаете, мы с оппонентом наблюдали процесс и подумали, что лучше бы вы здесь не работали. «Почему?» - «С вами договориться невозможно, - говорит, - бросьте вы эту должность, вам же тяжело, вы же женщина».

- Простите, а что удерживает от искушения принять компромиссное решение с пользой для всех?

- Я 11 лет была в оппозиции - критиковала, но проводила законы. Восемь лет билась за принятие закона об управлении госсобственностью - его шесть раз ветировали, но  все-таки приняли, я добилась. Благодаря этому закону сейчас и проводится инвентаризация. То, что я осталась сама собой, - главное.

Когда говорят, что Мороз и социалисты объединились с Партией регионов, я поправляю: мы объединились с людьми, которые проголосовали за Партию регионов, - это большая разница. Иногда меня  упрекают: социалистка, а продаю госсобственность. Но в парламенте сегодня либеральное большинство. Было бы в Раде 226 социалистов - мы бы ничего из госсобственности не продавали. А сейчас, если предприятие превращается в груду металла, и есть капиталисты, готовые его купить, - пусть платят деньги и поднимают предприятие. Я же, как социалист, вместе с профсоюзами буду писать для них социалистические обязательства и контролировать исполнение. Я говорю: «Буржуи, стройте социализм в Украине!»

Мужчины в тылу

- Эксперты говорят, что от количества женщин во власти зависит социальная политика страны. Как думаете, Украина страдает от дефицита женщин во власти?

- Смотря о каком уровне власти мы говорим. Среди первых лиц я одна, но на уровне зам министров, глав департаментов, обладминистраций женщин немало. Мне бы хотелось видеть больше женщин в силовых структурах. Думаю, они - гарант разумной и  сдержанной политики этих органов в случаях выраженных конфликтов.

Если говорить о законодательной власти, то женщин в украинском парламенте и в местных советах мало.  Вместе с Александром Морозом мы пытались провести закон о введении 30% минимальной  квоты для женщин в партийном списке - его так и не приняли. Но, конечно, простого появления определенного количества женщин в парламенте недостаточно: нужно, чтобы они были готовы там работать. И чтобы у них был надежный тыл: особенно хорошо, если этот тыл - муж. Помню, как в 1993 году меня выдвигали в Верховную Раду. Покойный супруг это воспринял несерьезно, но после моей первой серьезной встречи ему позвонили и рассказали, что я всех покорила своим выступлением. Когда я приехала домой, он мне сказал: «Мать, ты, наверное, правильно делаешь, что идешь в парламент, - я этого не хотел, но сегодня понял, что ты пройдешь, и я тебе помогу».

- Дома почувствовать себя женщиной удавалось?

- Мы никогда не ставили друг друга выше или ниже в зависимости от развития наших карьер. Муж мне говорил: «Руководитель ты до порога, а дома ты - женщина». Я этого золотого принципа придерживалась всегда. У меня никогда не было никаких проблем, а главное - он мне абсолютно доверял. Мы с ним вместе выросли, и он всегда говорил:

«Не каждому так повезло, как мне».

- А здесь, в этом кабинете, наедине с собой - чувствуете себя женщиной?

- Раньше казалось, что я тут сижу, как на линии фронта, а после ремонта, который сделали в подарок накануне моего дня рождения, почувствовала, что я - женщина. Лучше всего мне рядом с внуками. Времени у меня практически нет, но каждую свободную минуту я посвящаю им. Вот были четыре выходных - я взяла своих дочерей с семьями и поехала на море. Это были «дни счастья».

Понедельник начинается в субботу

- А дольше вы бы это счастье выдержали?

- Мне кажется, что да, но без работы уже не могу. Если у меня в понедельник аппаратное совещание, то планирую его в воскресенье. Сажусь, поднимаю протокол предыдущего совещания: что сделано, что нет? Все уже знают, что если что-то не сделают - я отчитаю. По своему характеру я - трудоголик, а кроме того, мне родители привили чувство ответственности, я привыкла быть организованной. Вообще, если человек не отвечает за свои действия - это не политик и не государственный человек.

- Раз уж заговорили о политике и государстве, как вы оцениваете перспективу Соцпартии на этих выборах?

- Я в партии с 1991 года и каждый раз были прогнозы: «не пройдут, не будут» - думаю, в результате мы снова  преподнесем скептикам сюрприз.  За социалистами стоят конкретные дела, а не иллюзорные «обещания Майдана», которые никто, кстати, не выполнил. Тем более все сегодня понимают, что «социологические прогнозы» - это определенная пиар-технология. Как и сами досрочные выборы, которые ничего не изменят в расстановке политических сил, зато под этой ширмой  Ющенко попытается вернуть себе  супервластные полномочия.

В любом случае, я пессимизму не поддаюсь никогда. Когда мне особенно тяжело -  еду в родительский дом и хожу босиком по росе. Даже на самых высоких постах люди не должны забывать свои корни: они всегда дадут живую основу, а основа эта - только в человеческом доверии. Помню, накануне выборов 1994 года мы собрались в районе, один из руководителей хозяйства положил на землю свою потрепанную каракулевую шапку, а в ней - ключи от УАЗа и талоны на бензин: «Вот тебе ключ, вот тебе бензин - ездишь и агитируешь». Другие ребята бросали деньги - на залог, который тогда вносил кандидат. Как сейчас помню эту шапку, эти мятые купюры - мне их хватило на залог и 20 кг бумаги. Потом 12 женщин сидели у меня дома и писали на ней листовки от руки. А еще был картон, из которого вырезали трафарет, и ребята с лестницей ходили на мосты над дорогами, писали лозунг: «Голосуем за женщину!». Это была вся моя реклама, и она сработала.

Подготовила Анна НЕСТЕРОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых