aif.ru counter
277

Курортное чтиво «про это»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ в Украине 13/06/2007

Сами писатели задаются похожими вопросами: как «это» описать? Где границы откровенности в литературных произведениях? И может быть, детей и любви в нашей стране стало бы больше, если бы злые издатели не мешали чувственным изыскам сочинителей?

Круче баварского порно

- Не только литература, творчество само по себе эротично, - заметил писатель Александр  Ирванец, медленно затягиваясь трубкой. - Иначе бы этим не занимались. Но на дворе - 2007 год. Пережита не то чтобы сексуальная, а пост-постсексуальная революция. Можно ли удивить читателя? Тема не закрыта. Каждый хороший автор по-новому описывает не только эротические сцены, но и вообще все жизненные сцены. Я вот, например, люблю читать набоковскую «Лолиту». Если говорить о современной украинской литературе, советую книги Ирэны Карпы «Фройд бы плакал» и «Перламутровое порно», хотя там нет ни одной порносцены. И еще я очень люблю стихи прекрасного поэта, пишущего сейчас очень мало, - Юрия Позаяка. Для меня его произведения - образец грубоватой и немножко смешливой эротики.

Вообще-то, в литературе все границы уже давно распаханы - как во времена первых колхозов. А почему вы думаете, что эротическую сцену написать труднее, чем сцену обеда? Вот это чавканье и хлюпанье труднее, между прочим, дается. Когда киношники говорят, что снимать эротические сцены трудно, - они набивают себе цену. Например, фильм «Девять с половиной недель» я не считаю образцом эротики, зато меня впечатляют сцены в каком-нибудь польском фильме, где героиня долгих пять минут стягивает перчатки: в этом эротизма значительно больше. Вот вчера посмотрел фильм «Элиза» с Жераром Депардье и Ванессой Паради. Когда героиня на прощание затягивает малолетнего пацана к себе в постель - для меня это одна из самых эротических сцен. В фильме ничего не показано, но энергетика сцены круче любого баварского порно.

В моих произведениях тоже нет откровенных любовных сцен, зато есть сцены, которые можно назвать некрофильскими. Например, в повести  «Очамымря» и романе «Ривне/Ровно». Но наше время, несмотря на вседозволенность, я не считаю более развращенным. Если хочешь оставаться целомудренной натурой - ею останешься. 

Эротика лучше продается

- В украинской литературе эротика - сфера неосвоенная, - считает Андрей Бондарь. - Наши писатели пока не умеют описывать любовь так, чтобы это выглядело красиво, хорошо читалось. «Об этом» у нас пытаются писать, например, Ирэна Карпа, Юрий Винничук, Наталка Сняданко. Их подают как эротических писателей, хотя на самом деле это не так.

Книжки об эротике, жестокости, смерти лучше продаются. Другое дело, что некоторые издатели просто не рассматривают сочинения, в которых есть вульгарная лексика. На мой взгляд, вокруг этой темы  создается искус-ственный, нездоровый ажиотаж, хотя, западные литераторы не ограничены запретами. В Украине, с одной стороны,  лицемерное, ханжеское общество, насквозь пропитанное нецензурщиной, а с другой - какие-то контролирующие органы пробуют лимитировать художников, и в том числе - их язык. Но этого делать нельзя, поскольку художник описывает окружающую его языковую реальность.

В принципе, эротизм в классической украинской литературе традиционно был в загоне. Эротика в отечественной литературе началась в 1980-х. Есть прекрасные эротические стихи у Виктора Неборака, Юрия Андруховича, Игоря Рымарука. У Ивана Малковича есть эротическая тема в поэзии. Но лично я в своем творчестве чаще всего избегаю проблем, связанных с половыми вопросами. Может быть, потому что у меня в жизни с этим проблем нет.

Чего не было и не будет

- Я не выбираю эротическую тематику, жизнь диктует, что писать, - признается Юрий Покальчук. - Вот я написал книжку «Хулиганы» - там нет ни одного матерного слова, зато есть несколько эротических сцен - даже гомосексуальных. Да, я пишу жестокую правду. Когда в Интернете есть все, когда любой пацан может смотреть порносайт до потери пульса - нет предмета для разговора.

- Готовы ли украинцы воспринимать эротическую литературу? - задается вопросом известный автор эротически заправленных произведений Юрий Винничук. - У нас есть категория людей, еще оставшихся в Советском Союзе. Тогда считалось, что каждая эротическая сцена должна заканчиваться фразой: «Он взял ее на руки и понес в другую комнату». Эта фраза, кстати, кочует по произведениям многих известных советских писателей.  И ничего нельзя запретить, чтобы запрещенное не выскочило в другом месте. В Америке запрещали «Лолиту», произведения Генри Миллера, а они печатались во Франции.

Я бы посоветовал почитать Генри Миллера и Чарльза Буковски, из молодых украинских писателей - Татьяну Малярчук, Наталку Сняданко. А лично я никогда не пишу о сексе серьезно. Предпочитаю   юмор, стеб. Вот, например, мое произведение «Мармелад» - это вообще пародия, там нормального секса нет. Есть забавы, которые переплетаются с моей эротической фантазией. Для меня описание секса - это возможность пофантазировать, придумать что-то такое, чего в жизни не было и не будет.

Ксения Мелешко

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых