aif.ru counter
30.05.2007 12:28
22

Александр Демьяненко: «Уходить - так с надеждой»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ в Украине 30/05/2007

Роль, что принесла ему славу, сыграла с ним злую шутку. А он в отместку перестал шутить сам.

Комедиант в шахте

ОН РАНО поседел - это было наследственное. И наотрез отказался краситься. Его Шурик ушел в прошлое: он балагурил, смеялся и смешил народ только на экране. А в реальности существовал пожилой актер не самого известного питерского театра, игравший серьезные драматические роли. Театр носит символическое название -

«Приют комедианта».

Он раз и навсегда открестился от прежнего образа. Напоминать Демьяненко о Шурике было не просто бестактностью, а, с его точки зрения, оскорблением. В 1998-м я после спектакля пришел к артисту за кулисы. На колченогом стуле, среди реквизита сидел уставший, сердитый человек и восклицал с искренней неприязнью: «Шурик, Шурик! Ну сколько же можно! Бессмысленно питаться воспоминаниями!»

Старые фильмы со своим участием он не смотрел. Когда их показывали по телевизору, выходил из комнаты... О нелюдимости Демьяненко ходили легенды. Он избегал артистических тусовок и вообще редко появлялся на людях. Любил дачу, полежать на диване, почитать мемуары. Надевал наушники, чтобы не мешать домашним, и слушал классическую музыку. Часто - реквиемы. О личной жизни говорил скупо: «Жена Людмила - режиссер дубляжа на «Ленфильме». Приемная дочь Анжелика Неволина - актриса Малого драматического театра. Все у нас хорошо». Вспоминает Лика Неволина: «Я в какой-то мере заменила ему родных детей. Когда они с мамой встретились, мне было 11, а ей - 35. Оба прежде были не слишком счастливы в браке.

А вместе у них началась другая жизнь, полная любви, радости и уважения друг к другу».

С начала 90-х он почти не снимался в кино. На вопрос «Чем зарабатываете на жизнь кроме театра?» отвечал: «Чем Бог даст. Дубляжом. На концерты иногда зовут. Кина нету». Но все-таки сыграл спившегося охранника в фильме «Рэкет», а также в «Старых песнях о главном-3» и мыльном сериале «Клубничка». Про «Клубничку» отзывался с сочувствием: «Это не стыдный труд, - и добавлял: - Работа - на износ. По напряжению ее можно сравнить с забоем в шахте. Но так все-таки лучше, чем медленно умирать на койке».

Однажды на вопрос «Часто ли вам приходилось переступать через себя?» честно ответил: «К сожалению, приходилось, чтобы решить меркантильные проблемы. За какую-то нелюбимую работу, глядишь, заплатят, а иначе порой и не заработаешь ни фига...» Иногда он жаловался: «Меня убивает, когда на улице тычут пальцем и хлопают по плечу. Лучше, если бы вообще не замечали. Особенно это раздражало во время безработицы: ты никому не нужен, а тебя все равно продолжают узнавать. Невыносимо!»

На сцене «Приюта комедианта» он сыграл своего Гамлета. Герой пьесы «Владимирская площадь» Паша (Павел Сергеевич) - «бомж поневоле», которого выставили из дома собственные дети. Интеллигент в эпоху шоковой терапии, материально (но не духовно) падший. Жесткая роль никак не вязалась с образом ясноглазого Шурика, полного веры во все самое-самое лучшее. В начале первого действия Паша - Демьяненко появлялся на сцене с плакатом на груди: «Граждане, помогите! Я не ел три дня!» Или другая сцена: Паша - Демьяненко брал в руки кружку с водкой. И делал он это так, что становилось ясно: человек долго не пил, ему действительно очень хочется выпить, и, главное, он испытывает от первого глотка совершенно неподдельное удовольствие. Сам артист признавался: «После занавеса трудно не выпить рюмку. Необходимо успокоиться, забыть разгон эмоций. А спиртное мне помогает. Но зависимости уже нет».

«Извините, ребятки, я пойду...»

ПЕРЕБОИ с сердцем начались после резкого разговора с режиссером Театра комедии Татьяной Казаковой, которая высокомерно бросила: «Как артиста театра я вас не знаю!» Он не выдержал и хлопнул дверью... Вспоминает Лика Неволина: «За два года до смерти дядя Саша стал страдать от стенокардии. Но в силу характера на этом не зацикливался. Держался на лекарствах. Незадолго до 22 августа 1999-го (день смерти артиста. - Авт.) ему объявили: необходимо коронарное шунтирование. Был конец июня. Стояла страшная жара. Врачи предупредили: «Время для операции не самое подходящее. У вас были инфаркты?» Он ответил: «Нет». А один инфаркт, оказывается, уже был. Но это обнаружилось только на вскрытии. Операцию назначили на осень... Он был в ужасе: все что угодно, только не под скальпель: «Лучше я буду таблетки глотать!» В конце концов мама его убедила. Но было уже поздно... (Л. А. Демьяненко умерла 20 июня 2005-го после инсульта. - Авт.)

В последние месяцы он все больше уходил в себя. Много читал. Загорался и быстро остывал, замыкался... Однажды праздновали мой день рождения, пришли друзья. Они все, естественно, к дяде Саше - расскажите про то, про это. А он посидел, допил бокал и говорит: «Извините, ребятки, я пойду...»

В конце одной из бесед я спросил у Александра Сергеевича: «Вы уверены в своем будущем?» Он саркастически усмехнулся: «Да кто же в нем уверен, кроме идиотов?» Тем не менее именно по его просьбе в далеко не лучезарном сценарии «Владимирской площади» переписали финал - с трагического на счастливый. Он объяснил: «Пусть зрителям будет уютней покинуть зал. Лучше все-таки уходить с надеждой, чем без нее».

Владимир КОЖЕМЯКИН

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых