aif.ru counter
16.05.2007 14:25
22

«Как я не сдрейфовала на льдине»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Украине 16/05/2007

«НА ПЕРЕКРЕСТКЕ всех меридианов светофор открыт. Добро пожаловать! Папанин», - отбили они точкой-тире с макушки планеты в Москву. «Не сомневаемся, в ближайшие годы. .. на полюсе будем продавать пирожки транзитным пассажирам».

Спустя 70 лет так оно и оказалось.

ЧАРТЕРНЫЙ рейс Москва - Северный полюс. Грузо-пассажирский самолет с экспедицией через 7 с половиной часов должен приледниться где-то на 88-й параллели... Этот путь у папанинцев занял 3 месяца.

Воткнуть флажок в сугроб на краю земли - это как стать космонавтом или поэтом. Помечтать и забыть. Дошли до самого края за всю историю человечества всего от силы тысячи две землян.

Пусть я буду две тысячи первой. И в рюкзаке у меня - флаг «АиФ».

Берегитесь белых медведей!

«СЕЛИ на «Барнео». - И сразу в ручке замерзли чернила... Минус 22 на русской ледовой базе в двух градусах от точки ноль. «Добро пожаловать!» - подает у скользкого трапа руку наш экспедиционный лидер Виктор Боярский, директор Музея Арктики и Антарктики, и отряхивает с бороды мелко колотый лед. В полярном пуховике я сползаю с трапа и нащупываю унтами почву. Вернее, льдину.

«Барнео», «перевалочный пункт» перед конечной точкой маршрута, существует всего месяц в году - от конца полярной ночи и до начала таяния льдов. Месяц, когда в получасе лета от полюса поселяются ученые и сменяются туристы, а единственная из постоянных обитателей лагеря женщина - повар Галя из Донецка - варит на всех сосиски, прибывающие с каждым бортом из Москвы. Всю весну вокруг «Барнео», не заходя, бродит солнце...

«Нахождение базы на дрейфующем льду, когда не исключен быстрый разлом льда и образование открытой воды, а также наличие старых трещин, занесенных снегом; низкая температура наружного воздуха; возможное присутствие белых медведей». Это попросили выучить наизусть еще в самолете. К встрече с белым медведем морально я подготовилась. Но только не к тому, что увидела, спустившись на лед в 100 километрах от полюса.

Барбара Хиллари. Я нацарапала это карандашом вмиг застывшими пальцами. 76-летняя негритянка.

В такой же, как у меня, полярной куртке и унтах, со слезами на глазах - от счастья или от лютого ветра - и уже явно побывавшая в той точке планеты, куда все мы стремились. Барбара Хиллари плакала потому, что несколько часов назад стояла на вершине мира, на 90-й параллели, сжавшейся в кулак.

- Я первая черная женщина, покорившая Северный полюс! - сказала она, и я даже забыла записывать в блокнот. Самое мое... северное интервью. - Я бедный человек, учительница, сейчас на пенсии. О моей мечте побывать на полюсе написали в «Нью-Йорк таймс» - и вся Америка присылала мне деньги на билет, буквально по два доллара! И я сделала это! - Ее слезы слизал колючий ветер, и Барбара Хиллари, пенсионерка, прошедшая путь от «Барнео» до полюса на лыжах, забралась в Ан-74, оторвавшийся от льдины, и улетела на Большую землю.

С этого же ледового аэродрома поднялся в воздух маленький вертолет, с 88-й параллели взявший курс на самый-самый Север.

Где тут Северный полюс?

ЧЕРЕЗ полчаса Ми-8 сел посреди все той же пустыни. 90 градусов норд», - воткнул в ближайший сугроб голубой флаг, сразу попавший в лапы голодным ветрам, «директор Арктики». «Приплыли». Ликуем. Но что-то не так.

- Ну, а сам Северный полюс-то где?.. - Нормальный журналистский вопрос.

- А ты точно до него хочешь дойти? - нормальный в этих широтах ответ.

Виктор Боярский настроился на сигнал космических спутников. Даже он пока точно не знал, где сегодня Северный полюс.

Больше трех тысяч километров было уже за плечами - по дороге к нему. До конечной цели оставалось, как показывали приборы, всего метров 600, и на них вполне можно было закрыть глаза. Потому что это были 600 самых тяжелых метров. Их нужно было еще пробежать. Поскальзываясь на льду, как на катке, опасаясь трещин, карабкаясь через прозрачные торосы и задыхаясь с каждой секундой от морозного ветра и отчаяния: льдина плыла к югу быстрее, чем я могла в своих унтах прыгать на север. «Стой!» - вдруг замерли цифры на приборе. 90-я параллель, секунда в секунду, с точностью до одного метра.

Под ногами был все тот же лед, припорошенный снегом... Так, примерно в 2 часа ночи, при полном свете дня, я достигла полюса. Своего, личного. Через мгновение льдина уже относила меня от него.

Северный ветер зазвенел в пустой фляге, когда я достала из-за пазухи белый флаг - и ветер вырвал его из рук. Боярский отрезал шнурок от своих унт и привязал пойманный стяг «Аргументов и фактов» к древку. И я воткнула в сугроб свой флажок. Две тысячи первый.

Покорители

КОГДА мы вернулись к вертолетам, эта часть льдины уже разительно отличалась от расстилающейся окрест белой пустыни.

Да, эту палатку эти широты не видели с 1937-го... «Черный дом» - называл его Папанин в своем дневнике. Жилая палатка арктических зимовщиков с белыми буквами «Дрейфующая экспедиция Главсевморпути» поперек - точная копия той самой, легендарной, воссозданная по старым чертежам. Главный экспонат первой в мире выставки на Северном полюсе, которую компания MVK приурочила к объявленному на планете в 2007-м Международному полярному году. По замыслу автора проекта Алексея Шабурова с вершины мира эта палатка отправится в путешествие по городам России - в честь подвига отважных полярников. В этот бесконечный день при довольно скромном количестве закутанных до самых глаз посетителей выставку открыли прямо на дрейфующем льду.

Если задуматься, на самом деле это была глубокая ночь.

- Сматываем удочки, - прокашлял Боярский в разгар суеты. - Погода меняется. Можем не улететь...

Наша экспедиция снова поднялась в небо, оставляя под собой рваное белое одеяло. Скоро, скоро начнется таяние льдов... А Северный полюс опять кто-нибудь покорит. После меня. И станет самым первым.

Как Денис Шаповалов, ученик Ростроповича, полчаса назад первым из людей ледяными пальцами игравший Баха рядом с папанин-ской палаткой, когда тонкий продрогший виолончельный смычок вытягивался в одну параллель с невидимой земной осью... Как 86-летняя Джанет из Новой Зеландии, высушенная годами под своим тропическим солнцем, такая ветхая и маленькая, что ее сдуло вертолетом, когда она, стоя в точке пересечения меридианов, дожидалась его посадки. Пара индусов, прилетевших на Северный полюс отмечать серебряную свадьбу. Группа тайцев, игравших под синим флагом «90 градусов норд» в гольф. Еще одна группа, устроившая коллективное моление -упав капюшонами в снег. Товарищи, носившие по воображаемому кругу последней параллели портрет вождя. Или марафонцы, бегавшие до полюса дистанцию...

Всегда самые первые - потому что каждый раз льдина подплывает к точке ноль - только для тебя. Через секунду твой флаг отнесет к югу, через недели твой ледяной плот растает в теплом течении - и останется только этот миг, когда можно упасть лицом в снег и знать, что смотришь на земной шар сверху вниз, вбивая подошвами унт земную ось в ее сердцевину.

70 лет назад, покидая свою льдину после 9 месяцев дрейфа, Иван Папанин, как и я, водрузил на высоком торосе свой флаг и оставил его дрейфовать по морю. «Пока не растает льдина».

Полина ИВАНУШКИНА, Северный полюс - Москва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых