aif.ru counter
04.04.2007 10:57
17

В. Гергиев за класику спокоен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. АиФ в Украине 04/04/2007

А накануне маэстро побывал в гостях у главного редактора «Аргументов и фактов» Николая ЗЯТЬКОВА. За чашкой чая он рассказал, какой подарок приготовил Санкт-Петербургу его театр, можно ли классическую музыку сделать модной и как ему удается жить в стороне от интриг, раздирающих мир музыки.

Не потеряться в тени Моцарта

- ВАЛЕРИЙ Абисалович, в одну из наших предыдущих встреч вы говорили, что реконструкция Мариинского театра - ваша главная забота, если не считать творческих дел. Недавно вы открыли замечательный Концертный зал Мариинского театра. Дело движется?

- Мне кажется, сейчас уже можно говорить о прекрасном подарке, который мы сделали Санкт-Петербургу и всей России. Как профессионал могу сказать: новый Концертный зал Мариинского театра - это великолепный музыкальный инструмент. Он даже по форме напоминает виолончель.

Для мира Россия, по-моему, - это прежде всего русская музыка. Недаром русские композиторы доминировали на протяжении XX века. Это и Рахманинов, и Стравинский, и Прокофьев, и Шостакович. И их великие предшественники, которые так стремительно и так фантастически успешно ликвидировали отставание.

А оно лет 150-200 назад было очень сильным. В Европе творили Моцарт, Россини, Верди, Бетховен, Шуберт. А у нас Михаил Иванович Глинка в одиночку начинал это великое дело. Появление Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Бородина можно назвать великим прыжком в будущее. Я всегда с восхищением и любовью говорю о том, что сотворила эта фантастическая десятка творцов. В прошлом году - году 100-летия Шостаковича - нам удалось организовать исполнение едва ли не всех произведений этого композитора по всему миру. Надо было не оказаться в тени шумных празднеств по поводу 250-летия не менее великого Моцарта! Австрия ведь превратила его в событие, выходящее за рамки национального масштаба. С одной стороны, они таким образом выражали признание и восхищение его гением. С другой - всему миру продемонстрировали величайший дар этого композитора. Австрийцы, надо сказать, умеют правильно преподносить достоинства своей страны и своей истории. Но тем не менее мы справились.

- Помимо работы со своим театром и выступлений с другими оркестрами вы являетесь еще и приглашенным дирижером в «Метрополитен-опера», а с января стали главным дирижером Лондонского симфонического оркестра.

- В «Метрополитен-опера» меня приглашают уже более 10 лет. К тому же это был первый в истории этого театра случай, когда приглашенным дирижером стал иностранный музыкант. Считаю, это пошло мне на пользу. Но главное - нам удалось показать десятки бессмертных шедевров, многие из которых вообще впервые прозвучали на американской сцене. Такой огромный культурный центр, как Нью-Йорк, услышал, например, «Руслана и Людмилу», полную версию «Князя Игоря» или «Обручение в монастыре» Прокофьева.

«Маме звоню каждый день»

- ГДЕ вы находите силы, чтобы проворачивать такую массу дел?

- Думаю, я многим обязан своим родителям. Прежде всего маме, с которой общаюсь каждый день. Начинаю свой день со звонка ей: рассказываю о чем-то, советуюсь. Для меня это глубинный источник. И огромная поддержка.

- Мама не музыкант?

- Нет. Но она сыграла ключевую роль в том, что я стал музыкантом. Как и мой отец, которого давно с нами нет. Мне было 14, когда он безвременно ушел от нас. Ему - 49. Совсем молодой.

А еще я многим обязан своей стране - об этом никогда не забываю. Образование, которое я получил, по-моему, можно было получить только в России и, может быть, только в Ленинграде - городе с величайшими музыкальными традициями.

Но быть хорошим руководителем, сильным лидером вас не научат ни дома, ни в университете. Это, скорее всего, зависит от собственных усилий. Думаю, что мне, как ни странно, помогло то, что меня выбрали худруком в самое трудное время - конец 80-х - начало 90-х. Тогда надо было вести театр к ясной цели и не надеяться при этом ни на бюджеты, которые были невероятно низкими, но даже в этих размерах не выполнялись, ни на мизерные зарплаты. Да, это был вызов. И на вызов надо было отвечать, причем очень быстро.

- Вы с таким жаром рассказываете о своих премьерах, о своих удачах. Но, к сожалению, у нас в стране миллионы людей от классики далеки. У молодежи в основном в почете сплошная «умца-ум-ца» в 2-3-4 ноты.

- Скажу прямо: я за Чайковского спокоен. Он Верке Сердючке не проиграет.

- По профессиональному уровню - безусловно. Но многие сегодня не хотят слушать Чайковского. Ну, разве что поставят его как звонок в мобильник.

- Чайковского слушает миллиард людей каждый день. И тому же Моцарту он по популярности не уступает. Просто мы живем в свой век. И в своей стране с ее весьма своеобразным телевидением, где сегодня одни люди им управляют, завтра - другие. Может быть, они специально и не думают о том, чтобы вытравить с экранов или из радиоэфира все, связанное с Пушкиным или Толстым, Чайковским или Достоевским. Но как-то у них в целом именно это и получается. К сожалению. Но мы будем делать свое дело, вы - свое, власти - свое. В Москве, в Питере, где-то еще будут открываться великолепные новые залы, и молодежь туда будет ходить, и звучать там будут потрясающие произведения, написанные великими композиторами. Это не розовая фантазия музыканта, которому хочется, чтобы все вокруг любили симфоническую музыку. Я точно уверен, это то, что будет происходить.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых