aif.ru counter
28.03.2007 12:27
17

Раздвоение публичности

Бывший диссидент и ныне действующий психиатр Семен ГЛУЗМАН, даже о трагических вещах говорит спокойно и с иронией. С его помощью «АиФ» попытался поставить диагноз современному украинскому обществу и понять, насколько серьезно оно больно.

Украсть у государства - не грех

- Складывается впечатление, что украинские политики страдают раздвоением личности, живут в двух параллельных мирах. Обещания, которые они дают год от года, не имеют ничего общего с реальными поступками. Это патология?

- Эта «патология» из советского наследия. Мир не изменился. Вокруг живут те же люди - носители советской психологии. Ее может изменить  только естественный процесс ухода из жизни ее носителей и появление других людей, более свободных. Нельзя внезапно проснуться в другой стране. Мораль существует только одна или ее нет вообще. Но нас приучили к другому. Неписаная мораль, которую исповедовали все: украсть у себе подобного - большой грех. Украсть же у государства - норма. И мы по-прежнему живем с двойной моралью.

Еще один штрих: официально у нас одна валюта - национальная. Однако на каждом углу доллары меняют на гривны. Экономика привязана к доллару, о чем уже не стесняются говорить официально. Я ничего не имею против американских «вечнозеленых». Но признайтесь же тогда, что у нас в стране две нацвалюты! В результате  имеем огромный теневой рынок. Это тоже результат «двойной морали», государ-ственной двуличности. Миллиардеры, укравшие полстраны, делают вид, что они не миллиардеры и не «светят» свои финансы, а все остальные - что ничего не знают об этом. Нужно было провести финансовую амнистию и начать жить честно, публично и официально простить миллиардеров. И заявить при этом: вот с такого-то числа больше красть нельзя - накажем.

Разве справедливо, когда один клан требует от другого с парламентской трибуны жить честно, а сам при этом продолжает подниматься на огромных теневых средствах? Это и есть две морали. Посмотрите на телевизионную ярость политиков - как они отчаянно нападают друг на друга, обличают. А выйдя из студии, целуются и едут вместе ужинать.

- Правда ли, что политики и публичные люди часто психически не вполне адекватны?

- Должен вас разочаровать - политики вполне вменяемые с точки зрения психического здоровья люди. Больные люди не идут в политику - им там не интересно, у них совсем другие заботы, куда более насущные и острые, совсем иной мир. Да и не пустит никто человека в состоянии маниакального возбуждения на трибуну. Не понимаю прессу и политологов, когда они начинают настаивать на психиатрическом освидетельствовании того или иного политика. Они не шизофреники. А их абсурдное поведение - результат или глупости, или хитрости, или аморальности.

Паразитирующее общество

- Есть ли сейчас вероятность реванша тоталитаризма, опасность того, что начнутся преследования инакомыслящих, возможно, не без помощи сотрудников психлечебницы?

- Психиатры на это уже не пойдут. За последние годы было несколько таких попыток - не со стороны власти, а внутри ведомств (речь идет об МВД и Минобороны). Там пытались избавиться от неугодных, посмевших высказаться не так, как надо, объявив их психически ненормальными. Мы защищали этих людей.  Не стоит бояться и реванша тоталитаризма. Украинцы этого не допустят.

- Откуда такая уверенность?

- Фермент сопротивления у наших соотечественников очень высок. Это определяет наше цивилизованное будущее. Именно поэтому мы в свое время проголосовали за независимость (причем голосовали все, включая юг страны и Крым), а в 2004-м собрался Майдан.

- Не был ли Майдан и вся «оранжевая» эпопея частью политической инсценировки, массовой манипуляции?

- Политики не живут без манипуляций. И народ поддается на них - и в Украине, и в любой другой стране мира. Манипулировать сложно только людьми, привыкшими мыслить самостоятельно. Но их очень немного. Однако Майдан как раз не был тотальным оболванием толпы. Да и толпа там стояла особенная. Весь  мир был потрясен тем, что собрались десятки тысяч людей, а мордобоя и погромов нет. Синдром толпы не сработал. Несмотря на то что ее разогревали (в том числе и спиртным) и с одной, и с другой стороны. Это было осознанное сопротивление, о котором мечтали великие мыслители прошлого. Украинцы прошли экзамен блестяще. На Майдане, кстати, стояло очень много киевских душевнобольных людей, инвалидов. А они, как никто другой, очень остро чувствуют неправду. Будь Майдан сплошной инсценировкой, они первые бы дали сигнал.

- Почему, тем не менее, Майдан оказался еще одним мифом, в который народ с готовностью поверил?

- Наш народ сейчас находится в подростковом возрасте. Он еще в том состоянии, когда, получив в руки лук и стрелы и даже дичь на ветке, лезет на дерево, чтобы поймать добычу за хвост, вместо того чтобы сбить ее с помощью стрелы. Народ готов очаровываться. Идя на выборы, он чувствует, как его откровенно покупают, - и соглашается с этим. Он постоянно ждет какого-то мессию, который (неважно, как будет звучать его фамилия) должен взять на себя всю ответственность и повести в светлое будущее. Ему постоянно нужно к кому-нибудь прислониться, на кого-то опереться, на ком-то паразитировать. Паразитирующее общество - еще один пережиток советских времен. Это с одной стороны. С другой - украинский народ от-кровенно ненавидит политиков, презирает их и не верит им. Но неумение самостоятельно мыслить  и отсутствие желания что-то делать заставляют идти за ними. Больны ли мы? Да, больны - но это болезнь моральная. Это болезнь незрелой психологии. Мы не умеем выбирать, не умеем требовать от власти отчитаться перед нами.  Власть должна нас бояться, а не наоборот. Этому нужно учиться.

- Прогноз благоприятный?

- Конечно. Надо участвовать в этой жизни, и не только во время выборов. Демократия не может начинаться в кабинетах власти. Она в последнюю очередь приходит в высокие дворцы. Демократия - это наше поведение, в деревне и в городе, где живем. Пока мы выбрасываем мусор под забор, пока идиот возглавляет жэк или сельсовет, ничего не изменится.

Беседовала  Светлана ГОЛЛАНДС

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых